?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Saturday, April 4th, 2015
12:02a - выставка "Шаляпин в Тифлисе" в доме-музее М.Ермоловой
Официальное название выставки длиннее, в него вынесена вычурная цитата из главного героя - "Для жизни рожден я в Казани, для музыки - в Тифлисе рожден". Шаляпин в Грузии впервые вышел на профессиональную сцену как оперный певец в полноценных театральных спектаклей, приезжал в Тбилиси много раз, имел там успех, массу друзей и поклонников как в богемно-артистической, так и в буржуазной, и в аристократической среде - но для выставки это скорее повод, а конкретнее - столетие присвоения Шаляпину звания "почетного гражданина Тифлиса", случившееся в 1915 году. Соответственно антураж на вернисаже преобладал этнографический, вплоть до детского ансамбля, исполнявшего грузинские танцы - мне в какой-то момент показалось, что еще чуть-чуть девушки с накладными косами попляшут, и паркет ермоловского особняка проломится. В то же время, хотя часть фотоматериалов и документов связана с пребыванием Шаляпина в Грузии непосредственно, но основной и, пожалуй, наиболее интересный "контент" экспозиции имеет к заявленной теме косвенное отношение. Зато сами по себе привлекают внимание и эскизы к шаляпинским спектаклям (Поленова к "Русалке", Коровина к "Демону", Юона к "Борису Годунову" и т.д.), костюмы, особенно - шаржи на Шаляпина в различных образах (Денисова - Дон Базиль, Легата - Борис Годунов), да и не только шаржи, но и просто портреты в ролях (Гринман - Мефистофель). Забавный момент - дарственная надпись Шаляпина на фотографии 1890 года с изображением его в образе Мельника из "Русалки": "А где больше сумасшедших, Коля - в сумасшедшем доме иль на воле?"

(comment on this)

12:04a - "InTime-2", Екатеринбургский театр драмы и "ТанцТеатр", хор. Пал Френак
Лет двадцать назад Алла Духова со своим "Тодесом" поставила номер "Офис", который долгое время оставался самым ударным и узнаваемым в их программах. Вряд ли Пал Френак, хореограф венгерского происхождения, ныне приписанный к Франции, хотя бы слышал про "Тодес" и Духову, в любом случае пляски вокруг дивана - ход достаточно распространенный и в популярном, эстрадном танце, и в современном "серьезном". "InTime-2" номинально проходит по "серьезному" разряду, хотя эстрадное начало в нем очевидно, но дело не в ярлыках, а в качестве и в том, какое впечатление производит зрелище. На меня "InTime-2" впечатление произвел сильнейшее, почти эйфорическое, что случается редко. При том 55-минутное екатеринбургское действо практически идентично по структуре упомянутому духовскому "Офису", только у Духовой это был отдельный концертный номер, где чередовались короткие эпизоды-"вспышки", а в "Интайме" каждая подобная "вспышка" развернута в полноценную пластическую миниатюру, где герои ведут себя как куклы-марионетки, управляемые, правда, не "кукловодом" извне, а иррациональными внутренними импульсами.

Как таковая хореография Френака, может, ничего экстраординарно свежего и не предлагает, по крайней мере в адаптированном для православных чувств варианте (сообщают, что оригинальная парижская версия 2008 года куда жестче, радикальнее, экспрессивнее). Но энергия исполнителей - абсолютно настоящая, и к ней сразу подключается, прямо с первого мужского соло, где есть и страсть, и нерв, и некая агрессия, направленная персонажем скорее на самого себя, чем во внешний мир. Второй эпизод - единственный, за исключением коды, где присутствует юмористический элемент: женский дуэт, танцовщицы томно двигаются в туфлях на высоких каблуках, поднимаясь с дивана и проходя по сцене, усыпанный красными розанами. Далее четверо исполнителей - Анна Краснова, Светлана Скоринова, Максим Голованов, Марк Марецкий - предстают в различных конфигурациях, от мужского дуэта (где совсем нет гомосексуального мотива, скорее исследование взаимоотношений в паре "сильный-слабый", "ведущий-ведомый", еще и поэтому выбор для исполнения двух парней здесь единственно верный, разнополая пара перевела бы философскую тему в лирико-романтический аспект, а женский дуэт смотрелся бы недостаточно жестко) до феерического "диванного" трио, весьма рискованного, и не только на взгляд старых климактеричек, которым не сидится дома, а надо обязательно потащиться под мокрым снегом на современный балет и там стонать изнемогая: "какой ууужас!" (впрочем, у меня за спиной одна такая жирная идиотка точно так же стонала и на "Инфре" МакГрегора, ну а где и по какому поводу им еще постонать?), но прежде всего просчитанной логистики движений - пластика невероятно насыщенная, взаимодействие артистов предельно плотное, а при этом каждый из троих ведет свою партию безукоризненно, не видно швов, не случается ни малейших накладок - даже с чисто технической точки зрения просто восхитительно.

Но прежде всего меня поразило, как можно столь, в общем-то, наивную (мягко говоря и в лучшем случае) драматургическую концепцию реализовать до такой степени отважно и вместе с тем совсем непошло, при том что в одном из номеров даже использована музыка первой части "Лунной сонаты" (в целом авторство саундтрека принадлежит некоему Аттиле Гергейе). В финале, помимо отработавшего весь спектакль квартета, на диване возникает якобы полностью обнаженное, безволосое, как будто испачканное в грязи тело, которое корчится, и, похоже, не просто от физическое боли, а от невозможности удержаться в собственных органических рамках, и хотя грязь наверняка искусственная, а "обнаженка" при свете на поклонах оказывается мнимой, метафорический образ получается на сто процентов убедительным, еще и потому, что оттеняется ироничным появлением под самый конец остальных участников постановки в кричащих, почти вульгарно-блестящих нарядах (хотя до этого девушки обходились розовыми пеньюарами, а парни - черными обтягивающими трусами и, в первых сценках, тоже черными пиджаками на голое тело) - и то болезненно-уродливое, голое и грязное существо, так и не поднявшееся с дивана, продолжает корчится даже тогда, когда основная четверка выходит на поклоны.

(comment on this)

12:06a - Василий Ладюк и Максим Пастер в "зеркальном фойе" театра "Новая опера": Г.Свиридов
Прибежал, прыгая через лужи, как раз к концу антракта, очень удачно, поскольку пропустить Екатеринбургский "Интайм-2" тоже было бы обидно, но и тут досада, что не послушал первое отделение, в котором Ладюк пел свиридовскую поэму "Петербург" на стихи Блока - мне сказали, великолепно пел. Впрочем, "Петербург" - поздний (1995) и достаточно известный Свиридов, цикл написан для Хворостовского, время от времени звучит. А ранний (1957), семичастный цикл песен на стихи Есенина "У меня отец - крестьянин" ("Сани", "В сердце светит Русь", "Берёзка", "Рекрута", "Песня под тальянку", "Вечером", "Есть одна хорошая песня у соловушки...") - гораздо реже. Предварялся он исполненной Дмитрием Сибирцевым, Анной Мильтонян и Алексея Лебедева первой "элегической" части фортепианного трио Свиридова (1945), в котором Свиридов еще остается вернейшим учеником Шостаковича, как и в квинтете того же периода, сыгранном недавно на фестивале "Возвращение":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/3007043.html

В "У меня отец - крестьянин" два вокалиста, тенор и баритон. Здесь под фортепианный аккомпанемент Дмитрия Сибирцева Василий Ладюк выступал в паре и отчасти (два из семи номеров плюс бисы ) в дуэте с Максимом Пастером, который, в отличие от Ладюка, был, по всей видимости, простужен, и откашливался практически после каждой фразы, причем не только в своих номерах. Тем не менее, как ни странно, на качестве собственно вокализации это сказалось мало, разве что некоторые самые высокие ноты удались Пастеру неидеально. Баритону в цикле работы меньше - два сольных номера и два дуэта, Ладюк показал себя прекрасно в обоих случаях, он вообще, я с каждым разом убеждаюсь все больше, сочетает в себе редкие для оперного певца качества - ум, вкус, артистичность, эмоциональность, внешнюю презентабельность, и это помимо, само собой разумеется, отменного голоса, очень красивого, отличающегося своеобразием, запоминающегося тембра. Настроение песен контрастное - есть глубоко лирические, но они перемежаются с игровыми, даже залихватскими, и такие контрасты певцы обозначили безупречно. Вот первый бис, "Маритана" - тоже Свиридов, тоже эффектная и яркая музыка, но уже совсем из другой "оперы" (песенка на переводные французские стишки в свое время стала шлягером благодаря Муслиму Магомаеву) - мне показалась в контексте программы неуместной. По счастью, успех выступления оказался таков, что вторым бисом Пастер и Ладюк, повысив градус игривости и юмора, еще раз лихо выдали один из дуэтов.

(comment on this)

6:55p - "Клетка для канареек" реж. Павел Чухрай, 1983
По сегодняшним понятиям "Клетка для канареек" - "наше старое доброе кино", а для своего времени, наверное, картина казалась жестко-проблемной, предвосхищая перестроечные социально-психологические драмы молодежной тематики. Юный герой ограбил стариковскую квартиру на спор - теперь страдает муками совести. Героиня, и вовсе школьница, собирается уехать к родному отцу после того, как ее пытался домогаться отчим (кстати, не помню в советской кино- и вообще драматургии другого примера обращения к этому мотиву). Встречаются Олеся и Виктор на вокзале, оба сбежали из дома, оба курят и пьют пиво, оба собираются в Ригу, она ему покупает билет, он договаривается с проводницей, чтоб взяла девушку на багажную полку, а сам ладит с сопровождающим груз фруктов из Грузии, чтоб подсесть в товарняк. Бесплатно и без визы поездом до Риги - это теперь выглядит как умилительное ретро, а не социальный жесткач. Да и заглавная метафора (на сюжетном уровне оправданная тем, что после ограбления, убегая от ментов, подельники бросили в реку клетку с живыми птицами, что, видимо, и подействовало на эмоционального юношу отрезвляюще - душу живую загубили!) - чересчур "поэтическая".

Не помню такой пьесы - "Случай на вокзале" Анатолия Сергеева, но вероятно, в 1980-е она была популярна, театральные шлягеры 1980-х и даже имена их авторов (Разумовская, Арро и т.д.) ныне прочно забыты. Теперь фильм интересен тем, что главную роль в нем исполнила молодая Евгения Добровольская - поразительно, что она и в свои 50 выглядит почти так же, что хоть сейчас девочку пятнадцатилетнюю играть. Актер Вячеслав Баранов, наоборот, в 1980-е мог показаться идеальным типажом для подобных социально-проблемных историй, в наши дни другая мода. Алиса Фрейндлих, играющая мать девочки, в своем привычном амплуа, как и Семен Фарада - грузин-экспедитор, почти эстрадный эпизод. Мелодраматическая развязка (мать девочки, оказывается, уже четыре года носит в сумке письмо, не зная, как сказать дочери, что ее отец умер...) окончательно портит дело - может, на сцене еще и сошло бы, а в кино не катит. Однако я вообще не был до сих пор знаком с творчеством Павла Чухрая раннего периода. Он прогремел "Вором", потом "Водителем для Веры", но еще до "Клетки для канареек", оказывается, уже десять лет снимал кино.

(comment on this)

6:59p - "Время приключений" реж. Жером Боннел, 2013
Хуже современной французской комедии - только современная французская мелодрама.
Аликс - актриса, вынужденная мотаться из Парижа в Кале, где играет спектакль, за который ей не платят деньги, но кастинги на картины в Париже и подавно бесплодны. В поезде она видит печального мужчину, тоже обратившего на нее внимание - мужчина спрашивает, как попасть в церковь святой Клотильды, но кто-то из попутчиков, отвлекая внимание, сам принимается объяснять дорогу. Однако Аликс запомнила про Клотильду и, не дозвонившись до своего жениха, отправляется к той самой Клотильде и попадает на похороны некой женщины, ей совершенно неизвестной. Там она снова встречает своего попутчика, оказавшегося профессором из Англии. Даглас, или просто Даг, совсем не пытается ее клеить, но она понимает, что возникла симпатия, и берет инициативу на себя. Они проводят некоторое время в номере его гостиницы "Эскулап", вот только Аликс беременна от своего Августа (так и не появившегося в кадре, лишь под конец прорезался его голос в телефонной трубке), к тому же оба немолоды. Несмотря на возникшую привязанность, герои расстаются, Аликс снова отправляется играть спектакль в Кале, Даг ждет следующего обратного поезда. Очевидно, что кино про невозможность преодолеть инерцию жизни, разорвать круг повторяющихся событий, и эта невозможность связана не с внешними препятствиями, а с внутренними страхами, с неуверенностью людей в себе. Но что удивительно во "Времени приключений" - она актриса, он профессор, а их разговоры нарочито пусты и незначительны, в отличие, например, от персонажей вспомнившейся мне по ходу трилогии Линклейтера (если он после так и не увиденного мной "Отрочества" не снимет четвертую часть под названием типа "Кому не спится в ночь глухую?"), здесь никого, кажется, не волнуют вопросы, связанные с историей, культурой, искусством, а исключительно бытовые мелочи. Понятно, что речь идет не о "приключениях" в духе Жюля Верна, а скорее о некой "интрижки", но значимой для обеих сторон. Только в значимости ее картина не убеждает - фильм не лишен своего рода изящества, но это изящество абсолютно пустопорожнее, а психологические "тонкости" ничего не стоят. К тому же и Эммануэль Дево, хоть и пытается косить под Катрин Денев, при наличии некоторого таланта - актриса крайне необаятельная. Гэбриел Бирн, выступающий тут ее партнером, мощнее, но от него мало что требуется, драматургия не дает возможности показать ему свой драматический талант. Получается очередная французская безделка, и ей богу, если б один из героев, как это сейчас для франкоязычного кино нормально, был негром или арабом - и то в картине обнаружилось бы больше смысла.

(comment on this)

7:00p - "Легенда о любви" А.Меликова в Большом, хор. Юрий Григорович
Мне настолько хватило в свое время одного просмотра в Большом -

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1339516.html

а я потом еще и видел еще и версию Мариинского, причем, как ни странно, с Цискаридзе-Ферхадом, правда, на площадке Крокуса -

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2013159.html

- что когда Григорович выпустил очередную "премьеру" постановки 1965 года (даже 1961, если отсчитывать от Кировского), я на нее не рвался. И сейчас пошел потому только, что выпала возможность, а не на спектакль и даже не на "состав". Но с составом неожиданно повезло - произошла замена солиста и Ферхада танцевал Игорь Цвирко, ради него, конечно, встать с утрища стоило. А до появления Цвирко во второй картине я уже сидел и думал: не хрена мне надо было снова эту пыльную чепуху глядеть? Как можно сегодня без смеха воспринимать, например, партию Незнакомца - это ж "цирк зажигает огни"! А кордебалет - "янычары пошли, пошли янычары"! Хуже всего, что обе девушки, И Капцова-Ширин, и Крысанова-Мехмене-Бану в первом акте работали будто через силу, финал первой картины, где обе стоят в проеме на заднем плане - типа "ну давай уже, что ли", как сквозь сон. Но Цвирко - прекрасный, и главное, неожиданный в этом образе. Его Ферхад - прежде всего художник, к тому же исполнитель очень молодой, и характер складывается из юности, творчества и влюбленности. Поэтому когда от героя и от артиста требуются физические усилия - Цвирко, пожалуй, проигрывает, ему трудно поднимать партнершу (хотя бы и такую маленькую, как Капцова, а в втретьем акте ему же и Крысанову пришлось подымать - смертельный номер), и в принципе для такого Ферхада грубое напряжение - моменты невыгодные, "героическая" тема в третьем акте им выражена не вполне убедительно. Зато в сольных лирических вариациях Цвирко по-настоящему хорош. У него очень красивые руки - танцовщики чаще думают о ногах, а здесь такая точность каждого жеста (при том что Григорович именно в "Легенде о любви" с руками перемудрил, особенно это касается девушек, с этими сложенными или растопыренными пальчиками, трясущимися кистями рук...) Впрочем, эффектная массовая сцена во второй картине, живенький горбун-шут (Александр Смольянинов неплохой), да и девушки, особенно Крысанова начиная со второго акта "подзавелись", в партии Мехмене Бану там много сложных движений, Крысанова все сделала отлично, то есть субботний утренний культпоход удался, хотя положа руку на сердце, я бы предпочел еще раз, пускай и на тот же самый состав, попасть на "Укрощение строптивой" Майо.

(2 comments |comment on this)

7:03p - "Oscar shorts 2015" в "35 мм": "Парване", "Айя", "Телефонный звонок", "Бугалу и Грэм"
Фильм-лауреат "Телефонный звонок» (реж. Марк Каркби) у меня вызвал отвращение с первых кадров, как только на экране появилась Салли Хоукинс - на мой взгляд, самая поганая (не в смысле уровня таланта или профессионализма, а по тому, какую реакцию она у меня лично вызывает) актриса в истории мирового кино, даже русскоязычные сериальные звездочки бесят меня меньше, а уж ничего тошнотворнее "Беззаботной" с ее участием я не видел в своей жизни (помимо "Иванова детства", конечно):

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1249273.html

Здесь Хоукинс играет работницу "телефона доверия", которой позвонил принявший смертельную дозу успокоительного старикан (Джим Бродбент присутствует в картине только голосом из телефона), за два года до этого похоронивший жену, а еще раньше - мертворожденную дочь. Наводящими вопросами героиня пытается выяснить адрес, куда прислать спасательную бригаду. В результате бригада вывозит накрытое тело на каталке, но ином измерении покойная жена возвращается домой с залитой светом улицы. А тем временем сотрудница телефонной службы, героиня Хоукинс, пьет в кафе розовое вино с мальчиком-геем, коллегой по работе, мелькавшим до этого на заднем плане в углу - и якобы он даже и не гей, целует девушку. Короче, засахаренные слюни под розовое вино, которое меня просто добило.

В сравнении с "Телефонным звонком" даже пропагандистская "Парване" (реж. Тахнон Ханзави) вызывает меньше отторжения, хотя в ней речь идет про несчастную девушку из Афганистана, которую мало того что эксплуатирует жестокосердый швейцарский фермер, так еще, когда она добирается до Цюриха, чтоб отослать деньги больному отцу в Афганистан, банковский служащий-индус отказывается принять перевод, потому что Парване, как зовут девушку, не имеет действующего удостоверения личности и к тому же ей нет восемнадцати. Тогда она просит случайно подвернувшуюся панкушку отправить перевод от своего имени - та требует взамен 50 процентов от суммы, персидка-афганка торгуется, сбавляя "комиссию" до 10 процентов, а новая подружка, взяв предоплату, ведет Парване к себе домой, где скандалит со своей матерью. Затем, поскольку банковский пункт уже закрыт, девушки отправляются на вечеринку, там какой-то парень пристает к Парване, а нарвавшись на отказ, грабит - с подружкой Парване удается отбить свои деньги, и на следующий день отправить перевод с помощью другой банковской служащей-негритянки. Сначала я думал, что панкушка просто исчезнет с деньгами - ведь она же порождение загнивающего бездуховного запада и у нее не может быть других мыслей, кроме как обидеть безвинную мусульманку. Кино оказалось в чем-то более замысловатым, а в чем-то еще примитивнее - девушки вроде как поладили, нашли общий язык, местная даже призналась, что пыталась себе неоднократно вены резать, однако их приятельские отношения лишь глубже обозначили пропасть между представительницей традиционной культуры, где забота о престарелых родителях, честный труд, самоограничение и вместе с тем тяга к жизни любой ценой - поведенческая норма, и выродках гнилого европейского либерализма, которые и родителей не уважают, и случайных встречных готовы обобрать, и самим белый свет не мил. Что и как делает несовершеннолетняя представительница традиционной культуры делает в немецкоязычной Швейцарии (наряду с банковскими служащими всех оттенков черного), неплохо владея языком (и надо думать, учила она его не в родном ауле, а значит, в Европе пребывает достаточно давно) - я, признаться, недопонял. Но я и во всех остальных случаях не понимаю, что делают "представители традиционных культур" на растленном западе, где все настроены против них и жизнь так безрадостно-ужасна - не дано мне этого осознать.

"Бугалу и Грэм" реж. Майко Леннокс - альтернатива тому, что "светлуха" и "доброе кино" непременно должны быть сопливо-безвкусными, как "Телефонный звонок". Чудесная новелла-воспоминание, реконструирующая детские впечатления рассказчика о Белфасте 1978 года. Двум братьям отец, работающий на ферме, подарил цыплят. Каждый из братьев заботится о своем цыпленке, курам дали имена, вырастили - и тут мама снова забеременела. От подросших цыплят надо избавляться, но дети против. Сначала они заявляют о своем вегетарианстве (с поправкой - "кроме сосисок и гамбургеров"), а когда это не помогает, пытаются ночью убежать со своими курами из дома, отец догоняет их - и в это время чернокожий британский солдат у них на глазах убивает какого-то безвестного боевика ИРА, или просто заподозренного в терроризме. После чего отец обнаруживает под курами яйцо - цыплята оказались парой. И только спустя годы, сообщает рассказчик, выяснилось, что отец каждое утро брал яйцо из холодильника и подкладывал под одного из "цыплят" - "как доказательство любви не так уж плохо". Действительно - не так уж плохо, но ирландское кино в принципе отличается качеством.

А вот израильская "Айя" (реж. Михаил Брезес и Одед Бинун) удивила так удивила - и само по себе очень здорово, и, главное, совершенно не похоже на то, что обычно получаешь от кинопродукции из Израиля. Героиня ждет кого-то в зале прилетов аэропорта. Случайно оказавшийся рядом водитель просит подержать табличку с именем клиента. Она нехотя соглашается, появляется солидный североевропейский господин, принимает ее за водителя - и девушка, не выходя из роли, соглашается везти его в Иерусалим. Приезжий оказывается датским музыковедом, прилетевшим на конкурс пианистов в Иерусалим. И в коротком метре, и в полнометражном формате (до которого 39-минутную "Айю" дотянуть при желании было бы легче легкого) нередко пытаются разыгрывать подобные этюды разной степени тонкости, но чаще выходит либо слишком искусственно, либо просто нелепо. "Айя" - редкое исключение. В ней нет наигранной романтики, типа вдруг одинокие души обрели друг друга и возникла любовь, ничего подобного. Пожилой музыковед ничего не хочет менять в своей жизни, молодая израильтянка, похоже, и поменяла бы - но не знает, на что именно. А пока, по дороге до Иерусалима, она просит своего пассажира поиграть на ее руке как на фортепиано. По окончании поездки скандинавский джентльмен приглашает даму не то чтоб сразу "в номера", но зайти в гостиницу и так или иначе продолжить знакомство - та отправляется парковать машину, но не возвращается, а едет домой, к мужу, к ребенку. Впрочем, музыковед уже понимает - скорее всего, его спутница не вернется, и говорит ей поэтому прощальный комплимент, формально не прощаясь. В "Айе", помимо изящного юмора и скрытого драматизма, присутствует еще такая вещь, как непредсказуемость реакций героев и развития событий, которая, однако, задним числом кажется железно логичной - верный признак отличной сценарной разработки. И актерски этюд разыгран также безупречно.

(comment on this)

10:00p - Вадим Холоденко и Борис Андрианов в концертном зале РАМ: Бетховен
Полный цикл всех пяти бетховенских сонат для фортепиано и виолончели - с одной стороны, очень круто, с другой, довольно-таки утомительно, и отнюдь не только для исполнителей. Но я шел как раз на исполнителей, каждый из которых и по отдельности - замечательный музыкант, а уж про дуэт и говорить нечего. Сонаты, впрочем, достаточно разные. По крайней мере, первые две, ранние, еще очень "классические", хотя истинной гайдновской легкости у Бетховена уже и здесь нет. Мне также показалось, что в медленном вступлении к первой части первой сонаты исполнители малость перемудрили, пережали с паузами, получилось немного манерно и нудновато. А высший пилотаж мастерства Холоденко с Андриановым показали в пятой сонате, но она, без медленного вступления, стартующая сразу с экспозиции, и с траурной, скорбной второй частью, пусть и изумительно сыгранной, по музыке для меня не самая интересная. А наиболее любопытные - увенчавшая первое отделение третья и четвертая, которой открывали вторую часть вечера. Особенно четвертая, в музыкальной драматургии которой масса неожиданных ходов. Впрочем, и третья, и четвертая дуэту удалась блестяще.

(1 comment |comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com