?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Wednesday, January 28th, 2015
2:56a - "Несломленный" реж. Анджелина Джоли
Рассказывая в кино, да и в литературе или в театральной пьесе тоже, о судьбе героической личности, особенно из новейшей истории, трудно не впасть в пафос, а еще труднее преподнести такой пафос непошло, художественно убедительно, с искренним чувством правоты и веры в своего героя. Первое дано немногим, второе в современном кинематографе - пожалуй, одному только Клинту Иствуду. Джоли вряд ли можно причислить хотя бы к первым. Я так и не увидел ее режиссерского дебюта, при том что продвигая "В стране крови и меда" она даже самолично приезжала в Москву, благодаря чему картину удалось-таки пропихнуть хотя бы в ограниченный прокат, и я на нее в свое время совсем уж было собрался, да в последний момент сорвалось, ну а по ТВ, понятно, ее и тогда не показывали, а сегодня произведение, разоблачающее, пусть и на балканском материале, преступления православного фашизма (не думаю, правда, что от большого ума и на серьезном художественном уровне, но это как раз в данном случае православных фашистов волнует меньше всего), и подавно шансов увидеть в эфире нет. Вторая режиссерская работа Джоли сделана по сценарию братьев Коэнов, о чем, не зная заранее, догадаться невозможно: ни тени юмора, иронии, не говоря уже про сарказм или абсурд. Но и подлинного пафоса, страсти, веры, эпического размаха - в фильме тоже нет, все чисто номинально, формально, дежурно. В центре внимания - американский бегун и летчик Луи Замперини (Джек О'Коннел, столь замечательно сыгравший в "Меченом", тут кажется приторной посредственностью конвейерной сборки). В детстве он был хулиганом и внушал окружающим, родственникам и властям опасения, что закончит дни в тюрьме, а также бывал бит за свое итальянское происхождение. Но благодаря попечению старшего брата начал заниматься бегом, стал профессиональным спортсменом и на берлинской олимпиаде 1936 года поставил рекорд. А затем, во время войны, подался в армейскую авиацию.

Собственно, детские и олимпийские эпизоды лишь вклиниваются флэшбеками-воспоминаниями в военную эпопею: сначала экипаж, где Замперини за бомбардира, еле-еле приземляется с незакрытым бомбо-люком, далее, отправившись в спасательный полет, оказывается в надувных шлюпках посреди океана, трое выживших, включая Замперини, отбиваются от акул, которых при случае и поедают, в конце концов, уцелев под обстрелом японского самолета, ошибочно принятого за американский, двое спасшихся все же оказываются в японском плену. Разлученный с товарищем Замперини попадает в лагерь, где правит бал комендант по прозвищу Птица - ясноликий андрогин с садистскими наклонностями, влажная мечта Мисимы и единственная, как ни странно, на весь фильм по-настоящему яркая фигура. Птица проявляет себя в издевательствах над пленными и особенно над Замперини. Однако не позволив японскому радио использовать себя в пропагандистских целях, Луи возвращается в лагерь, откуда, впрочем, Птицу скоро отправляют на повышение.

Досмотреть кино мне не удалось, поскольку оно длится почти два с половиной часа, а дело шло к часу ночи. Но, признаться, лагерные эпизоды, занимающие большую часть хронометража, ничего особенного из себя не представляют, да и про то, как японцы пытали американских пленных, фильмов предостаточно, и классических, и недавних. Вообще "Несломленный" хоть и проходит по разряду "байопика" в целом, по ходу разваливается на части, сделанные в совершенно разных жанрах: спортивная драма, военный боевик, а морской эпизод - практически авантюрный триллер, нечто среднее между "Челюстями", "Жизнью Пи" и усредненно-безликой малобюджетной страшилкой, где застрявшие посреди водной пустыни бедолаги стараются всеми способами выжить. Отлично снят лишь пролог со сценой воздушного боя - не знаю, сколь велика в том заслуга непосредственно Джоли. Все остальное в кинематографическом плане - очень банально, спортивная история - куцая, военная - мало чем примечательная, и выходит, что сия "повесть о настоящем человеке" бьет сразу из всех орудий, но неизменно промахивается и лепит мимо. Кроме всего прочего (начиная, вероятно, с не самого выигрышного для кино реального прототипа, заканчивая режиссерскими "умениями" Джоли, которую лично я и за актрису-то никогда не считал), в "Несломленном" нет и намека на понимание, что, например, для цивилизованного человека и христианина участие в фашистской олимпиаде - уже поражение, несмотря на любой рекорд: этого они не сознавали раньше и до сих пор не осознали.

(comment on this)

6:04p - "Приключения Паддингтона" реж. Пол Кинг
Распространенные сравнения "Паддингтона" с "Чебурашкой", на мой взгляд, вполне уместны, хотя книга Успенского вполне самостоятельна. Я ее прочитал, кстати, в очень зрелом возрасте, поскольку хороших детских книжек в мое время достать было невозможно, но знал содержание по мультикам, пластинкам и т.п. Полный сборник историй про Паддингтона у меня теперь тоже имеется - из той же линии издательства "Азбука", что "все о муми-троллях", "все о ежике и медвежонке" и другие серийные истории под одной обложкой - но до чтения дело не доходит и не уверен, что дойдет. Судя же по фильму - сказочка совсем детская (в отличие от "Чебурашки", где взрослый человек, даже знающий вроде бы сюжет наизусть, может открыть для себя массу любопытного).

Подобно Чебурашке, прибывшему в ящике из апельсинов (между прочим, когда я был маленьким, то и апельсины были таким же дефицитом, как и детские книжки), Паддингтон приехал в Лондон "контрабандой", спрятавшись в спасательной шлюпке корабля и питаясь дорогой апельсиновым мармеладом. До этого он жил в "дремучем Перу" с тетей и дядей, но в результате стихийного бедствия лишился дома и дяди, тетя отправилась в дом для престарелых медведей, а медвежонка послала в Лондон, поскольку до этого редких говорящих медведей в "дремучем Перу" посещал английский путешественник Монтгомери Клайд и приглашал к себе. Другое дело, что Майкл Бонд придумал Паддингтона в 1950-е, а после войны на памяти были у всех и еврейские, и другие беженцы, на что даже в сегодняшней экранизации остался намек. Однако в фильме предпринята попытка перенести действие в нынешний Лондон - разумеется, условно-сказочный, но не просто с компьютерами и принтерами, а еще и с неграми в метро. В связи с чем рассказ о представителях иных биологических видов и форм жизни, нелегально прибывающих в Европу, прячась в спасательных лодках, и получающих новый дом на всем готовом, приобретает совершенно конкретный привкус "мультикультурализма", и поскольку изначально он Паддингтону в таком явном виде не присущ, выходит неорганично, да и просто раздражает. Кстати, интересно - а кино, часом, не запретили к прокату в Перу, посчитав его антиперуанским или даже перуфобским? Можно представить, какая вонь пошла бы от русских, если б медвежонок приехал в Лондон с "дремучей Волги"!

В остальном похождения медведя, случайно встреченного на вокзале Паддингтон (в честь которого гость и получил свое "человеческое" имя) семейкой Браунов, очень похожи на аналогичные варианты: шебутной зверек, попавший в человеческие условия. И при этом сильно проигрывают не то что Чебурашке (слишком привязанному к советским бытовым реалиям и потому в деталях мало пригодном для сравнения с Паддингтоном), но ближайшим современным киношным аналогам - Гарфилду, бурундукам Элвина и, конечно, неподражаемому-обожаемому Альфу. Медвежонок устраивает то пожар, то потоп в квартире Браунов, но довольно быстро все же становится членом семьи и любимцем сначала детей, брата и сестры, а потом и взрослых, включая престарелую дальнюю родственницу, старушонку придурковатую, но по своему мудрую, сыгранную Имельдой Стонтон. Миссис Браун в исполнении Салли Хоукинс - такая же отталкивающая чумичка, как и более "реалистические" персонажи той же актрисы. Но вот кто в "Паддингтоне" хорош - так это не рисованый на компьютере медведь, а Николь Кидман в роли дочери путешественника Клайда, из обиды на отца, любителя животных, превратившаяся в маньяка-таксидермиста и намеренная любой ценой сделать из Паддингтона чучело. Кидман - специфическая актриса, ей плохо даются быт и психология, главные ее творческие удачи связаны с условными, ирреальными, иррациональными образами - либо "статуэтками", либо "мультяшками" (таковы ее героини в фильмах Кубрика, Лурмана, Аменабара), а в мисс Клайд из "Паддингтона" соединяется то и другое: холодная злоба, циничный расчет, эксцентричная пластика сказочной злодейки - характер одномерный, то есть его практически нет, есть лишь схема, но при этом персонаж получается необычайно выразительным, не в пример, казалось бы, более сложному мистеру Брауну-Джиму Бродбенту (бывший хиппарь, работающий аналитиком рисков - так его изменило отцовство). Но поскольку в таких случаях сомнительное добро непременно побеждает несомненное зло, Кидман отдают на поругание и вываливают в навозе - к финалу прям-таки буквально.

(1 comment |comment on this)

9:57p - "Гамсун" реж. Ян Труэлль, 1996
Сценарий Пера Улова Энквиста был переведен еще до того, как Ян Труэлль снял по нему фильм, и опубликован в шестом, заключительном томе собрания сочинений Кнута Гамсуна, успевшем выйти в 1990-е полностью:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/592045.html

Труэлль - мастеровитый, но скромный наследник гениев скандинавского кино, и его телефильм от сценария не отходит. Макс фон Сюдов (кому еще играть патриарха литературы, как ни патриарху кинематографа) представляет старого Гамсуна "глыбой" и "матерым человечищем", одновременно с этим - слабым, беззащитным, немощным и в чем-то наивным ребенком. Все это с чисто формальной, эстетической точки зрени очень интересно, вообще кинематографическими достоинствами мини-сериал не обделен, в их число входит и актерская работа Эрнста Якоби - аккуратное, без вульгарных примочек, исполнение эпизодической роли Адольфа Гитлера, сколь ни плоско она прописана в сценарии. Но крайне несправедливо к Гамсуну. Такое отношение как раз и заложено в сценарии Энквиста: Гамсун-гений оказывается Гамсуном-подкаблучником и не то чтоб совсем безвинным, но без вины виноватым приспешником нацистов - жертвой пропагандистской машины рейха и нереализованных амбиций собственной жены. При этом старательно огибаются "углы", которые уже в творчестве раннего Гамсуна, задолго до появления на арене (и даже до появления на свет) Гитлера делающие его, среди многих прочих великих, идейной предтечей фашизма. Ивар Карено, герой пьесы Гамсуна "У врат царства", написанной аж в 1895 году, озвучивает лозунги абсолютно геббельсовские, только чуть прикрытые абстрактными философскими категориями (аналогично поступает и герой столь популярной ныне, в отличие от "У врат царства", пьесы старшего соотечественника Гамсуна, Генрика Ибсена "Враг народа", вышедшей еще раньше). На протяжении всего фильма в турах по рейху жена Гамсуна читает отрывки из "Плодов земли" (в дублированной версии телефильма их переводят как "Соки земли", что может быть и точнее, и поэтичнее, но неважно) - выбор этой книги неслучает, поскольку патриархальная, почвенническая, фашистская по сути утопия (а почвенничество всегда, необязательно даже на русской "почве" - эвфемистический синоним фашизма) идеально соответствует утопии национал-социалистической, да и любой другой тоталитарной. Между прочим, техногенного тоталитаризма, которым пугает прогрессивное человечество киберпанк и разные левацкие фантазеры, мир на практике еще не знал, практический тоталитаризм обязательно взывает к "традиционализму", к "природе" и "простоте". То, что заигравшийся в "традиционализм" великий писатель оказался среди фашистов - не случайность, не результат чьих-то злонамеренных усилий или его собственных ошибок, но абсолютно логически закономерный финал развития его взглядов на жизнь, как логична, например, сегодняшняя политическая позиция какого-нибудь Валентина Распутина (в масштабах литературной значимости с Гамсуном, разумеется, несопоставимого). С другой стороны, фашист Гамсун, сегодня это особенно важно уяснить, видел и понимал в свое время много такого, что еще и в наши дни (сколько еще понадобится для этого мировых войн?) не открылось глазам прекраснодушных либералов, продолжающих считать всякое двуногое без перьев по умолчанию человеком, наделяя его (против воли!) человеческими правами и требуя исполнения человеческих обязанностей (что только лишний раз провоцирует звериную агрессию). Мало того, Гамсун вполне сознавал и безнадежность, бесперспективность своей традиционалистской, почвеннической утопии, обусловленную отчасти и политическими, экономическими процессами, но в принципиальной степени еще и необратимыми изменениями человеческой сущности, которую ему так хотелось бы "законсервировать", но удалось лишь зафиксировать в словесных образах. И в позднейших его романах это замечательно, с невероятной глубиной отражено - достаточно прочесть "Последнюю главу"

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2191032.html

и "Круг замкнулся":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2793262.html

(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com