?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Monday, January 26th, 2015
11:24a - "Хауха" реж. Лисандро Алонсо ("2morrow")
Каменистое зеленое побережье с тюленями и чайками - скорее всего, Южная Америка, но, может быть, и Гренландия. На разных языках - от датского до испанского - военные в форме приблизительно 19-го века говорят об экспедиции в пустыню, и насчет какой-то крепости, а также о некоем полковнике, то ли бесследно пропавшем в пустыне, то ли, по слухам, дезертировавшем, сколотившем банду и (для чего-то) переодевшемся в женское платье. Самого полковника, впрочем, не видно-не слышно, про него рассказывает закованный в кандалы испаноязычный солдат, с которым позднее сбежит из лагеря дочка датского капитана, 15-летняя Ингеборга. Ее отец (Вигго Мортенсен, как ни странно - хотя какой актер из блокбастеров не мечтает сыграть в многочасовой бессюжетной фестивальной хрени?) отправляется, естественно, в одиночку, следом, и поиски капитанской дочки занимают основное время хронометража. Капитан находит раненого, полумертвого солдата, с которым бежала дочь, пытается что-то у него выяснить - тот лишь называет имя якобы переодевшегося в женское платье полковника-бандита, а тем временем подкравшийся дикарь крадет ружье и шляпу. Зато в дальнейших странствиях, сжимая в руке любимую деревянную куколку дочки, капитан встречает облезлую собаку, и следуя за ней по горам, находит у входа в пещеру возле источника экстравагантную старушонку в шляпе, которая некоторым образом отождествляется с его Ингеборгой.

Хауха, как сообщается в самом начале - легендарная земля всеобщего счастья. И медленное, но не совсем бессюжетное кино напоминает многие подобные произведения, где географическая экспедиция оборачивается метафизическим трипом (в первую очередь приходить на память Вернер Херцог). Любой подобный фильм строится по принципу чукотского романа, где на первой странице "чукча сел на лошадь", на последней "чукча слез с лошади", а между ними восемьсот страниц "тыгдыктыгдыктыгдыктыгдык". И данная псевдомногозначительная хауха в сравнении с большинством аналогов, во-первых, не сильно занудная, а во-вторых, по-своему милая. И даже закончись картина тем, что капитан, оставив старушку в пещере, пропадает среди пустыни вместе с деревянной куколкой, она показалась бы симпатичной. Но эпилог, когда девочка-блондинка просыпается в богатом, похожем на замок особняке, не надев штанишек бежит в сад, находит среди собак любимого пса, у которого расчесанное пятно совсем как родинка на плече беглого испанского солдата (садовник объясняет: пес себя расчесывает, потому что скучает по отлучившейся хозяйке), и ведет собаку в лес - ну разве не прелесть?

(2 comments |comment on this)

11:25a - "Малыш Кенкен" реж. Бруно Дюмон ("2morrow")
Обычно такой суровый зануда, Дюмон сделал телевизионный мини-сериал в жанре иронического детектива, причем, хотя смотреть его в киноформате, три с половиной часа подряд, немного утомительно физически, но фильм реально смешной, местами я просто ржал и валялся.

Малыш Кенкен - криворотый шкодливый подросток из маленькой деревни на севере Франции: бросает петарды, дружит с девочкой, гоняет с дружками приезжих негритят. Тем временем в деревне происходят убийства. Сначала в заброшенном бункере находят дохлую корову, а внутри нее - расчлененную женщину. Затем в другой корове - останки работавшего на скотобойне негра Бири. Следствие ведут дерганый и хромой жандармский комендант с беззубым помощником Карпантье. Они выясняют, что погибшие были любовниками, и подозревают фермера, мужа убитой, которого, однако, почти сразу тоже находят мертвым в куче навоза. А далее - его любовницу, привязанную голой к скале на пляже. Словно дьявол поселился в деревне - и полушуточным воплощением его может служить безликий мотоциклист в черном, муж убитой любовницы фермера. Плюс к тому обиженный местными девочками негритенок с криком "аллах акбар" начинает палить из пистолета и в результате убивает себя, а его несостоявшуюся подружку, начинающую певицу и старшую сестру приятельницы Кенкена, съедают свиньи.

Как ни странно, Дюмон - один из немногих европейских режиссеров сегодня, кто способен, не будучи христианским художником, мыслить в религиозных категориях. Поэтому отсутствие в детективной интриге видимого смысла (в последнем кадре умственно отсталый дядя Кенкена указывает на Карпантье и можно решить, что он причастен к смертям, но как-то с трудом верится) не делает бессмысленным фильм, а совсем наоборот. Может, на вопрос из серии "кто убил Лору Палмер?" в "Малыше Кенкене" однозначного ответа и не предполагается, зато что касается социальных обстоятельств дела - здесь за гротеском очень отчетливо, выпукло проступает реальность нынешней Европы и всей христианской цивилизации.

Абсолютно все жители деревни, начиная с заглавного юного героя, заканчивая комендантом, выглядят не просто недоумками, но психически ущербными существами, они дергаются и подмигивают непроизвольно, совершают необъяснимые поступки, да просто нелепы сами по себе - как если бы сериал "Участок" населили персонажами "Идиотов". Представить, что подобный фильм сняли про русских, невозможно - никто не отважился бы, русские, чья спесь обусловлена подавленным переживанием своей цивилизационной неполноценности, за такое не только четвертовали бы режиссера, но и распяли его детей, как это у них принято. В европейском же контексте ужасаться, как в других фильмах Дюмона, или смеяться по поводу того кошмара, что скрывается за внешним благополучием, но легко вылезает наружу, считают не только возможным, но и правильным, а главное - как легко и остроумно (тут хочется лишний раз процитировать Е.Ямпольскую: "обязательно берите с собой детей!") Дюмон это делает... Я только не понял, актеры ли изображают чудиков или реально это, что нынче в европах называется, "люди с особенностями развития". В "Камилле Клодель" психически больные тоже снимались, но играли самих себя, то есть пациентов лечебницы, а в "Малыше Кенкене" герои, кроме дяди малыша и парня из ресторана, номинально, в клиническом смысле здоровые. Между тем один только комендант жандармов чего стоит! А упомянутая сцена в ресторане, где прокурор распекает коменданта жандармов, в это же самое время великовозрастный дебил, которого вывели "в свет" родители, бросается едой и посудой, и помощник Карпантье за ними за всеми наблюдает - я так давно не хохотал, но, по-моему, так достоверно сыграть аутиста (а он потом еще садится за руль авто, чтобы увезти своих родителей, и после случившегося за столом это вдвойне смешно) просто невозможно.

Крайне неожиданный для Дюмона проект, однако, и по интонации, и по антуражу, и по физиологическим особенностям персонажей, и отчасти даже по фабуле - самый что ни на есть характерный для его кинематографа, от "Жизни Иисуса" и "Фландрии" до "Хадевейх", где уже возникает мотив мусульманского терроризма, и "Вне Сатаны", построенного на очень похожей сюжетной завязке с необъяснимыми серийными убийствами, в которых за отсутствием более явного подозреваемого оставалось винить все того же безответного и неуловимого дьявола:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2084254.html

(3 comments |comment on this)

11:27a - "Игра в прятки" реж. Джоанна Коутс ("2morrow")
Две девушки, Лия и Шарлотта, и двое парней, Макс и Джек, затворяются в загородном коттедже: рисуют, мастурбируют, занимаются сексом, разыгрывают импровизированные сценки на тему детских воспоминаний и обрывков из Шекспира - в общем, неплохо проводят время, прикалываясь. Девушки и юноши ничего себе, симпатичные, поэтому для "фильма ни о чем" сделана британская "Игра в прятки" ("Hide and Seek") очень добротно, и не претендуй она на некую содержательность, смотреть ее можно было бы не без удовольствия. Однако герои бегут не от войны и не от чумы, и также не собираются рассказывать друг другу истории, как в "Декамероне". Их уединение вчетвером, их сексуальные и художественные опыты - не от болезни, чай, от скуки. А при таком раскладе кино неизбежно смахивает либо на артхаусный вариант "Дома-2", либо на лайт-версию "120 дней Содома".

В русскоязычном кинематографе сегодня молодые режиссеры очень любят подобный формат, благо он ни денег больших ни требует, ни серьезных навыков, ни оригинальных идей. Только у Маши Саакян в "Энтропии" хотя бы снимались Ксюша Собчак и Данила Поляков, а у Владимира Бека в "Без кожи" безумствовала камера Ксении Середы. В "Игре прятки" Джоаны Коутс в этом смысле все гораздо более традиционно. Но по законам жанра, совсем как в "Энтропии" Саакян, должен появиться "пятый лишний", простой, посторонний и постарше остальных. Он появляется: это Саймон, бывший парень Шарлотты. Над ним пытаются шутить, но он серьезен, шуток не понимает и в раздражении быстро отваливает По нем устраивают стилизованный ритуал похорон с сожжением тела в картонной коробке - этот момент отделяет последнюю часть от предыдущих (и его важность подчеркнута тем, что эпизод вынесен еще и в пролог, так что повторяется в фильме дважды), на которые картина четко разделена: до, во время и после Саймона. Но, в отличие от персонажа Цыганова в "Энтропии", Саймон настолько невыразителен и неинтересен (Шарлотта заранее предупреждала: скучный он), что без него и в самом деле намного лучше, так что "Игра в прятки" кажется скорее простодушной идиллией, а не критично-ироничной антиутопией.

(comment on this)

11:29a - "Песчаные доллары" реж. Лаура Амелия Гусман и Израэль Кардэнас ("2morrow")
Джеральдин Чаплин снимается очень много, и в англо-, и в испано-, и в франкоязычном кино, но всегда в эпизодах, а здесь у нее в кои-то веки практически главная роль. Практически - потому что играет Чаплин старую лесбиянку Анну, которая мечтает увезти во Францию свою молодую доминиканскую любовницу Ноэль. Но любовница, беременная от своего бойфренда-сутенера, которого выдает за брата, для авторов картины значит явно больше, чем старая лесбиянка со всеми ее страданиями как по поводу негритянки, так и в связи с сыном и внуками, которые далеко и о которых иногда она все же вспоминает. Старый друг-гей рекомендует ей уезжать обратно в Европу и не дожидаться, пока туземная подруга сделает выбор, но бабка надеется, что девица отдаст предпочтение ей - конечно же, напрасно: подинамив старуху и выдоив ее как следует, негритоска сбегает с ухажером, прихватив всю наличность и кредитки. А страдающая физиономия высохшей до состояния мумии Джеральдин Чаплин в "Песчаных долларах" - один в один как у Питера о'Тула в "Венере", где его престарелый герой вожделел юную девицу. Наверное, в шлюхам Доминиканской республики действительно нелегко приходится, но почему-то их трудности неизменно оправдывают их дикарскую наглость, а белым остается в лучшем случае толика сочувствия. И смотреть, как на голубом глазу черное выдается за белое, ей-богу, противно, а после шедевра Зайдля "Рай. Любовь" еще и немного смешно.

(comment on this)

11:31a - "Мотивация ноль" реж. Талья Лави ("2morrow")
Мало-мальски смотрибельный израильский фильм - чрезвычайно редкое явление, а просидев больше десяти часов кряду в кинозале (не выходя даже в туалет), я опасался, что если и повезет с картиной, то я не смогу ее по достоинству оценить. Однако "Мотивация ноль" - кино и умелое, и толковое, и, что самое удивительное, абсолютно зрительское, оно, что называется, "не напрягает". Вместе с тем - на сто процентов израильское, ни в одной другой стране мира такая лента не могла бы появиться в силу минимум двух обстоятельств: во-первых, насколько мне известно, нет второй такой страны, где девушки служат в регулярной армии по призыву, а во-вторых, если где-то и служат, то очевидно не по причине высокого развития общества и гендерного равенства, а совсем наоборот, и в таком случае про армию в кино можно говорить либо хорошо, либо ничего (попробуй что-нибудь сделать такое сегодня в России - убьют на месте). А израильский фильм несет не то что критический, а скорее иронический взгляд на армию еврейского государства, но довольно жесткий, хотя и без присущих израильскому артхаусу пошлых и гнусных антимилитаристских, проарабских настроений.

Действие фильма происходит на юге страны. Военная база, административный отдел, под началом у лейтенанта Рамы - несколько девушек. Одна из них, Ирэна - "русская"; другая - неженка Даффи, мечтающая о переводе в Тель-Авив и сочиняющая слезные прошения чуть ли не на имя Главнокомандующего; третья - забияка Зоар, выросшая в киббуце. Картина состоит из трех условных главок. В первой на базу пробирается под видом солдата гражданская девушка, чтоб соединиться со своим парнем, застает его с другой, пытается самостоятельно вырезать татуировку с именем парня и умирает, истекая кровью - казалось бы, инцидент совсем не комичный. Однако во второй части, где Зоар пытается по совету вредной, но просвещенной "русской" Ирэны, расстаться с девственностью, Ирэна, случайно оказавшаяся на койке умершей, видит призрак погибшей от любви, и тот будто вселяется в нее. После чего Ирэна везде ходит за Зоар, пока та пытается склеить залетевшего на базу десантника - плохо это заканчивается и для Зоар, и для десантника, потому что в ответственный момент одержимая злым духом Ирэна начинает палить из десантникова автомата, чтоб не смел унижать девушку - правда, после этого отмстивший мужчинам призрак уходит в рай, Ирэна ничего не помнит, а Зоар в очередной раз наказывают. В третьей главе Даффи, ради перевода в Тель-Авив прошедшая ад шестимесячной офицерской подготовки, получает вместо Тель-Авива распределение на свою прежнюю базу на должность отправленной в отставку служаки Рамы, там у нее выходит ссора с все той же неуемной Зоар на почве пристрастия последней к компьютерным играм, что приводит Зоар в тюрьму, Даффи - в Тель-Авив, а служаку Раму - на прежнюю должность.

То есть по сути это не кино-раскино, а скорее сокращенная версия телесериала, о связи с "великим искусством" здесь напоминает разве что член десантника (едва ли его бы показали в сериале по ТВ, даже по израильскому), некоторые резкие выражения, которыми в ответственные моменты не брезгует "русская" Ирэна (хотя на стенах базы еще и прочитать можно что-нибудь типа "хули пиздеть?" - и не в переводе на иврит, а в оригинале, само собой), ну и, пожалуй, все. Но как же складно чисто бабские дела вписаны в специфический антураж израильской армии - мастерству и вкусу создателей этого, по большому счету, немудрящего фильма нельзя не отдать должное. Режиссер-дебютантка, впрочем, служила как все, и личный армейский опыт, вероятно, сказался на ее творческом успехе.

(comment on this)

11:31a - "Скачки" реж. Фабьен Онтеньенте, 2013
Не шедший в прокате, а сразу попавший на ТВ типичный образчик современной французской комедии - не самый даже позорный, но слишком уж стандартный, начиная с набора персонажей. Четыре друга по футбольной команде - еврей, негр, грек, ну и француз для количества - устав от проигрышей на бегах, решают в складчину купить собственную лошадь. Подвернувшийся знаток-аферист месье Поль (Жерар Депардье - кому ж еще играть аферистов?) продает им старую клячу по кличке Торпеда. Но усилиями опытного тренера Дельгадо (Серхи Лопес), бывшего знаменитого наездника, имеющего зуб на месье Поля, и его дочери-жокея, Торпеда из аутсайдеров становится фаворитом. Тогда месье Поль, как и в свое время с Дельгадо, задумывает подставу и сулит деньги компаньонам-владельцам за то, чтоб придержали лошадь в ответственном заезде. По большому счету, весь юмор "Скачек" связан не столько с темой фильма, сколько с характерами, взаимоотношениями и похождениями четверки главных героев (среди которых - Ален Шаба и Эдуард Баэр), и в этом плане ориентирован не столько на традцию жанра "спортивной комедии", сколько на, условно говоря, "Мальчишник в Вегасе" (в данном случае Ницца вместо Вегаса). Но есть и моменты, напоминающие что-то совсем из другого разряда - какого-нибудь "Холстомера" с "Изумрудом", только с "голливудским" хэппи-эндом, и даже у Торпеды в финале появляется сын Снарядик.

(comment on this)

3:22p - "Еще один год" реж. Оксана Бычкова в "35 мм"
Я не люблю Володина и, хотя отдаю ему должное как очень значительному для своего времени автору, пиетета к его текстам не испытываю, поэтому и в адаптированных диалогах Мульменко меня ничто не раздражало - повода для восторга, правда, я тоже не нашел. Вообще для фильма, где в титрах мелькает ссылка на "С любимыми не расставайтесь" (необычайно востребованная за последние годы театрами пьеса, кто б мог подумать!), в "Еще одном годе" от Володина действительно осталось слишком мало. Егор приревновал Женю к сослуживцу и изменил ей с другой, они развелись, но не смогли забыть друг друга, а когда Женя попала в больницу, Егор к ней примчался - это сюжет, конечно, узнаваем, но дело же не в сюжете, к тому же он начинает полноценно развиваться, когда хронометраж картины переваливает за половину, а все, что перед этим, в категориях "классической" драмы считается "экспозицией", но в "Еще одном годе" как раз и составляет основное содержание. Женя к началу действия меньше месяца как работает дизайнером в редакцию, попала, то есть, в "продвинутую", "просвещенную" среду, и ей мнится, что с Егором, который после института по специальности не устроился и "бомбит" ночами по Москве, она "деградирует". Егор же подозревает, что с бильд-редактором Романом жена "растет" в ущерб ему и их семейному счастью. К этому конфликту добавляются неурядицы материально-бытового плана: надо платить за квартиру, покупать продукты к Новому году, выбирать куртку, красить стены - мало того, что денег не хватает, так и вкусы у супругов постоянно не совпадают. После того, как не пожелавший платить клиент ударил Егора бутылкой по голове (а такой приличный на вид персонаж Александра Усердина - напыщенный, рассуждающий об "испорченной" Москве, с цветами и шампанским... шампанской бутылкой он как раз водилу-то и тюкнул по темечку), герой на некоторое время и за рулем сидеть не может, а найти другую работу - трудно, да и поиски - унизительны, что тоже углубляет разлад в семье. А еще старухи достают повсюду - во дворе, в транспорте. Альтернативная женщина "из простых" оказывается для парня просто кстати подвернувшимся вариантом. Короче, любовная лодка разбилась о быт.

Наверное, для Оксаны Бычковой движение от условно-коммерческого формата к условно-фестивальному (а в России, что "коммерция", что "фестиваль" - чистая фикция, как, впрочем, и все остальное) есть своя логика. "Питер ФМ" был очень удачной, но неожиданной скорее в силу свежести подхода, а по эстетике - достаточно традиционной молодежной мелодрамой. "Плюс один" - уже другого рода кино, где мелодраматическая интрига размыта, а на первый план выходят нюансы взаимоотношений героев, сложность их характеров, противоречия самого мироустройства (то, что на жаргоне интеллигентствующих недоумков называется "атмосфэрное кино"). "Еще один год" - уже совсем не мелодрама, а "социалка" в чистом виде. За это, вероятно, надо "поблагодарить" сценаристов (Мульменко в соавторстве с Мещаниновой), но и режиссер, раз уж взялась за такую работу, делала ставку именно на внешнюю, а не внутреннюю сторону истории. Мужик не может жену содержать, а у жены "потребности", и в том числе "возвышенного свойства" - в 1920-е годы про это сочиняли комедии, а сегодня есть замах чуть ли не на трагедию, но трагизм неизбежно кажется надуманным. Даже несмотря на безупречную точность актерских работ.

Я еще когда впервые увидел в Надежду Лумпову в дипломном спектакле "Униженные и оскорбленные", где она играла Нелли, сравнил ее с молодой Инной Чуриковой, и в кино (а "Еще один год" - фактически экранный дебют актрисы, другие пункты ее фильмографии вызывают пока что лишь усмешку) эта ассоциация только усилилась - речь не о старании подражать, а о сходстве актерской природы. Алексей Филимонов, наоборот, в подобном киноформате себя чувствует как рыба в воде и умело играет примерно то же, что он уже не раз играл. Остальные (в роли Ромы-"разлучника" - однокурсник Лумповой по ГИТИСу Александр Алябьев; еще одного коллегу по редакции играет Артем Семакин и т.д.) тоже все на своих местах. Не на месте, по-моему, режиссер - для Оксаны Бычковой уход в "социальную драму" оказался гораздо менее плодотворным, чем она, может быть, рассчитывала, и определенно не слишком успешным творчески. Потому что если вся проблема Егора и Жени сводится к, прости, Господи, "различному культурному уровню", усугубленному нехваткой денег и бытовыми заморочками - то это как минимум мелко. А в фильме "социальное", почти что "классовое" начало конфликта подчеркивается еще и эпизодом, где Оля, новая подруга Жени, приглашает его в деревенский дом своей родни, и эти самые, будь они неладны, "простые люди" ("грибочки, огурчики, поухаживай") нарочито контрастируют с привлекающей Женю на каком-то этапе "богемной" публикой, которая рассуждает, например, о том, как Саша Денисова "осовременивает" Ибсена. Что в финале среди больничных коек этот конфликт будто бы снимается, лично меня не убеждает - и, рискну предположить, не до конца убеждает самих авторов, едва ли они рассматривают развязку своей истории с лепетом отходящей от наркоза Жени как полноценный хэппи-энд.

Персонажей Володина многочисленные мелочи быта напрягали в последнюю очередь, а тут они заполняют все пространство вокруг влюбленной молодой пары и фактически определяют их поведение на каждом шагу, за исключением разве что самых интимных моментов (но, кстати говоря, эротические сцены в фильме невыразительны, затянуты и просто скучны). А тогда выходит, что расстаются герои и не по нелепой случайности, и не из-за неизбывной пропасти между ними, но только в силу, как говорил А.Синявский про свои отношения с советской властью, "стилистических разногласий". Честно говоря, меня такой поворот привел в недоумение. В "Плюс один" - а я могу его пересматривать бесконечно и воспринимаю практически кожей - герои тоже расходились, и тоже без видимых серьезных причин, хотя им тоже хватало поводов: разные статусы, разные страны и языки, разные интересы. И все же расставались они не потому, что представляли "разные культуры", и не потому, что жили в разных странах - но потому, что только раз в году бывает май и этот мир придуман не нами. Безусловно, "Плюс один" и "Еще один год" - принципиально разные истории, о разных героях, живущих в разных социальных сферах и бытовых условиях (начиная с того, что у героини "Плюс один" квартира на Покровском бульваре, а персонажи "Еще одного года" снимают жилье в новостройке на окраине, похожей на Чертаново, но в любом случае безликой). И меньше всего мне хотелось бы увидеть повторение пройденного, какое-нибудь "Плюс два". Но "Еще один год", где за время от кануна одного нового года до другого отношения героев совершают полный круг, увы, на холостом ходу, меня не радует по тем же соображением - я такое уже видел в произведениях других режиссеров, в том числе и еще более молодого поколения, чем Оксана Бычкова. А от Бычковой-то ожидал чего-то небывалого, каким стал в свое время для русскоязычного кино "Питер ФМ" по меньшей мере.

(comment on this)

7:00p - "Помутнение" реж. Ричард Линклейтер, 2006
Про Линклейтера сейчас трубят во всю в связи с "Отрочеством", которое мы в нашем медвежьем углу, похоже, так и не увидим, хотя предыдущие его фильмы в прокате шли, и мелодраматическая трилогия про рассветы и закаты (последние ее две части, точнее, а первая, давняя - только по ТВ), и спортивно-молодежная комедия "Несносные медведи", которые, честно говоря, большого доверия не внушали. А про "Помутнение" я даже не слышал, пока не увидел его случайно в ночном телеэфире. Очеь похоже на сделанный много позже "Конгресс" Фольмана, и по технологии (анимация оцифрованных изображений реальных актеров - да еще каких в данном случае: Киану Ривз в главной роли, Роберт Дауни, Вайнона Райдер, Вуди Харрельсоон), и по тематике: антиутопия на тему управления сознанием с помощью химических препаратов. В случае с Фольманом за основу взят Станислав Лем, у Линклейтера - Филипп Дик. Героя Киану Ривза (если можно так назвать мультяшку) организация "Новый путь", противостоящая распространению наркотика "субстанция Д", внедряет в сеть торговцев, где он должен работать "под прикрытием". Но агенту постоянно приходится повышать дозу и он начинает страдать раздвоением личности, смешивая две свои ипостаси и живя постоянно двойной жизнью. На самом деле пафос "Помутнения" (как и "Конгресса") - не столько антинаркотический, сколько антитоталитарный, здесь даже в большей степени, поскольку "Новый путь" - контора сомнительная не только по средствам, но и по целям. При этом уж на что у Фольмана агитка пошлая и муторная, а "Помутнение" Линклейтера - такая муть, что не знаю как насчет другой субстанции, а без бутылки не разобраться.

(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com