August 13th, 2014

маски

"Девять дней и одно утро" реж. Вера Сторожева ("Окно в Европу")

С откровенно плохими фильмами легче - говно и говно, но про "Девять дней" так не скажешь, это достаточно профессиональная и небесталанная в целом (не считая исполнения главной роли, конечно) работа. Поэтому мне от нее стало по-настоящему плохо.

Героиня фильма - модель и посол доброй воли при благотворительной организации, приехавшая с гуманитарной миссией, а вернее, с рекламной акцией в русскую глухомань из городу Парижу. Правда, Анна сама в этой глухомани родилась, а во Францию ее увезли приемные родители. До этого она воспитывалась в детдоме, о чем ей удалось благополучно забыть. Но тут ей снова и снова напоминают о прошлом, и что самое главное, у нее находится родная сестра Люба, хромая толстуха-банщица. Когда их мать-алкоголичка спалила хату и сама сгорела заживо, Любе на ногу во время пожара упала балка и она осталась инвалидом. Но Люба уверена в своей красоте, благополучии и абсолютном полноценности. Точно так же уверены в себе все вокруг. Не уверена в себе из действующих лиц одна только Анна. Тем не менее визит дамы на историческую родину обставлен с помпой - ее принимает мэр, рассчитывающий, что модель из Парижа поможет ему завязать отношения с каким-нибудь французским городком, подкладывает ей своего сына - юноша не особо церемонится и в первый же вечер заваливает ее прямо в машине, пока французский бойфренд-фотолюбитель пробавляется съемкой прекрасных видов.

Честно говоря, я уже приготовился к тому, что "Девять дней и одно утро" - это лайт-версия "Юрьева дня", очередное для Сторожевой "Путешествие с домашними животными", и это меня тоже не радовало, но на деле все оказалось еще хуже. Ни мести прошлому, ни возвращения, примирения и погружения в него с Анной не происходит. В ней только что-то надломилось, но не изменилось, не перевернулось. В то же время надлом случился, вероятно, роковой, и неслучайно Анна годами сидела на диетах, берегла себя, а стоило заскочить обратно на "родину" - стала жрать, пить и блядовать как отмороженная. Она приехала в убеждении (пусть ложном), что состоялась в жизни, что ей повезло. А туземные фрики ей поголовно сочувствуют - за тридцать, а не замужем официально и детей нет, тощая, по всему выходит - неудачливая, несчастная. При том что сочувствует ей такой контингент - "мама дарагая" (как называется еще один фильм из конкурсной программы). И вслед за ними Сторожева с соавторами настаивает: именно они, убогие и увечные - молодцы, счастливцы и на своем месте, а моделька мотается туда-сюда, бедолага, и даже сергьи от Тиффани на ней - не свои, для рекламы одолженные. Возведенное в моральный эталон самодовольство дегенератов у Сторожевой преподносится как торжество истинных ценностей. Купола-колокола в непосредственной близости от бараков и всяческого мусора подается не на контрасте вовсе - наоборот, в этом предлагается увидеть гармонию, как настоятельно требуется усмотреть красоту и доброту в увечных, нищих, никчемных русских.

Анну играет некая дамочка, живущая реально в Парижа, хотя, судя по акценту, приехавшая туда из мест много восточнее Москвы. Про таких актрис вежливые критики обычно пишут: "единственное, что можно о ней сказать наверняка - она блондинка", а я невежливый, потому предпочитаю промолчать. При этом актерский ансамбль в общем подобран удачно, особенно что касается отца и сына Пускепалисов в роли мэра и мэрского сынули соответственно, и на Светлану Тому в образе воспитательницы детдома смотреть интересно. Да если говорить о формальной, о художественной стороне дела, "Девять дней" дадут фору большинству своим конкурентам по части качества и вкуса. Но тем ужаснее, когда качественно и со вкусом проводятся попросту чудовищные идеи.

Понятно, что Сторожева и Анне как отдельно взятому персонажу во многом сострадает - но это сострадание не "сверху вниз" и не со стороны, а изнутри, с позиций остальных героев фильма. Хромая толстая Люба считает себя красоткой, да и почему бы ей не думать так, если сын мэра, не успев проводить Анну, сразу переключается на нее, да и Анин бойфренд мимолетом, а заинетересовался сестрой своей подружки (с которой кстати, у него за девять дней и одно утро ни разу секса не было); даже травмированная детдомовская девочка, нафантазировавшая, что парижская модель ее усыновит и заберет с собой, сразу после отъезда Анны липнет опять-таки к Любе. Пожилая и мудрая воспитательница с самого начала иллюзий не питала. Выходит, как ни крути, что не Анна - победительница, напротив, Анна плывет по течению, а остальные - живут и в ус не дуют в своем говне (в финальной сцене с мэром герой Пускепалиса постоянно кричит по телефону, что прорвало канализацию и говно хлещет фонтаном), и довольны, и так и надо. Они настолько ущербны, что не в состоянии уяснить ни собственной неполноценности, ни уродства окружающей их реальности. А может, и в самом деле так и надо? Вот это - самое вредное, опасное сомнение, которое способно породить такого рода "добротное" кино. Потому что сама постановка вопроса, стоит лишь ее допустить - уже капитуляция человека перед зверем, цивилизации перед дикостью, культуры перед природой, наконец, христианства перед язычеством.
маски

"Дедушка твоей мечты" реж. Александр Стриженов ("Окно в Европу")

Стриженов в представлении фильма сделал акцент на юбилее "старшего" в своей семье - похвальный, заслуживающий уважения жест, равно как и юбиляр заслужил почтения. Насколько уместно вспоминать про "старшего" в связи с премьерой подобного опуса - вопрос отдельный, но если А.Стриженову не совестно, то кому какое дело. "Дедушка твоей мечты" - фильм Александра Стриженова по сценарию Аркадия Инина на основе рассказа Леонида Якубовича, и что к этому еще можно добавить? Однажды я видел Л.Якубовича на театральной сцене в антрепризном спектакле "Давайте повеселимся" на основе сценария Франсиса Вебера, и это было совсем не смешно. "Дедушка твоей мечты" - на мой вкус, ничуть не смешнее той антрепризной халтуры, но в зале временами ржали, а я просто не целевая аудитория данного продукта.

У меня закономерное недоумение вызывает в этом произведении все, начиная с фабулы. После празднования 25-летия свадьбы в доме авиаконструктора Белкина (Николай Добрынин и Екатерина Стриженова) появляется загадочный старик, который выглядит как бомж, неизвестно откуда взявшийся. Старик (это самолично Л.Якубович, красноносый и заклеенный со всех сторон головы искусственными седыми прядями) курит самокрутки, устраивает в доме разнообразные бытовые катастрофы, но, как скоро становится понятно, способен и творить чудеса - когда ест манную кашу. Супруги начинают нарочно кормить его кашей, и их благополучие разбухает, как каша в сказке Андерсена.

Наверное, не надо задаваться вопросами, почему у скромного, не слишком успешного инженера имеется неплохой частный особняк в центре Москвы - тем более, что как раз это еще можно объяснить: все дело в предке, академике Белкине, лауреате Сталинской премии - Белкину-мл. остается только завидовать старшим и равняться на них. Откуда взялся фантасмагорический дед - тоже неважно, на то и комедия, на то и сказка. Гротескные мент и эфесбешник, сожители подруги главной героини Туси (Анна Ардова), непонятно для чего нужные, поскольку помощи от них ноль, а вреда очень много (офицер ФСБ в исполнении Виталия Хаева и вовсе старается присвоить деда в своекорыстных целях) - ну так, для количества и чтоб время протянуть. Единственный, пожалуй, момент, на котором я сломался - это риэлтор Фишман, пришедший в отремонтированный и вылизанный для продажи особняк Белкиных, увидевший любительские рисунки загадочного дедушки и заявивший, что дедушка - еврей, потому что рисует он известное место на дороге к Иерусалиму. Дальше начинается такая галиматья с поиском аналога этого места неподалеку от Москвы, что описанию просто не поддается, но важно тут другое: благодаря дедушкиным чудесам Белкины скурвились, нормальная баба превратилась в "рублевскую жену" (а хочет быть и "владычицей морскою"), а честный труженик науки и техники, всегда готовый одолжить коллеге денег эменес - в лощеного буржуя. В любом случае происходящее героям приснилось - сразу двоим одновременно в пьяном сне после "серебряной свадьбы".

Выводить из этой убогой дешевки мораль - значит, не уважать не только себя, но и авторов картины. А что касается еврея Белкина - это забавный момент. Как-то раз один из моих немногочисленных взаимных френдов albeloff, дающий о себе знать раз в два года, активно заспорил со мной насчет этимологии фамилии Белкин. Я попытался объяснить, что Белкин никакого не имеет отношения к белке уже хотя бы потому, что исконно русское наименование белки - мысь (этимологически однокоренное "мыши", причем это та самая "мысь", а вовсе не "мысль", что "растекашеся" по древу в хрестоматийной фальшивке "Слово о полку Игореве"), так что с белками скорее уж связаны "корнями" (на уровне лексическом, словообразовательном) Мысины и Мыскины, тогда как Белкин - чисто еврейская фамилия. Ну попереписывались и забыли - как вдруг пожалуйста. В фильме нет прямого намека ни на происхождение фамилии героев, ни на происхождение дедушки, Сталинского лауреата, подавно, но совпадение все же примечательное, и тем более в этом случае забавно, что искомое место, куда приезжают Белкин с Фишманом, обозначено православными крестами. Жалко, что Стриженов поторопился со своим культом всемогущего Дедушки, подождал бы годик - ему за эти "скрепы" тоже дали бы Сталинскую премию
маски

"Раскоп" реж. Сергей Дахин ("Окно в Европу")

Для того, чтоб расслабиться, кино годится - представляя собой номинально копродукцию с Украиной (созданную, конечно, не в последние недели), а по факту - нечто среднее между "Парадом планет" Миндадзе-Абдрашитова и фильмами Виктора Шамирова, незамысловатое, непритязательное произведение по сценарию Максима Курочкина ни на чем не настаивает, ни к чему не призывает, но дает возможность посмотреть на не совсем омерзительных людей в более-менее пристойных обстоятельствах. Главный герой - писатель Павел (Кирилл Пирогов), со своими друзьями (коллеги Пирогова по "Мастерской Фоменко" Никита Тюнин и Олег Нирян) собираются на время сменить обстановку и образ жизни, используя в качестве "алиби" знакомого археолога. Профессор Сорока почему-то говорит только по-украински даже с русскоязычными собеседниками, сразу сдает женам Павла и его друга (Ниряна) номер своего сотового, прячет ключи от сейфа с документами, потому что приятели участвовать в раскопках не собираются, а когда хитрости не проходят, его разбивает инсульт - и вроде бы на самом деле, инсульт он вряд ли спровоцировал или инсценировал, а для случайного совпадения уж больно все театрально выходит, и это, на мой взгляд, самый провальный момент и без того не самой сильной драматургии. Впрочем, когда на раскопе появились студентки-практикантки, мужики зависли да так и остались довольными. Кроме того, внутри истории друзей на отдыхе рассказан внутренний сюжет - из автобиографической новеллы Павла про дедушку-маразматика и внука-дембеля, которую герой пишет и читает сначала жене, потом своим спутникам по "приключению". Беспамятного дедушку Константина Семеновича в "фильме внутри фильма" играет Владас Багдонас, которого, как и "фоменковских" звезд, приятно видеть, несмотря на то, что картина, основанная на разнородном материале (пьеса "Выключатель" объединена с другими текстами) разваливается на ходу, и глубоко копать там, конечно, нечего.