?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Sunday, May 25th, 2014
4:29p - "Руслан и Людмила"А.Пушкина в "Мастерской Фоменко" (реж.М.Крылов) и "Открытой сцене" (реж. Д.Азаров)
В обоих случаях мне вспоминались, хотя и по несколько разным поводам, "Мученики любви" - лебединая песня Татьяны Ахрамковой, спившейся на посту художественного руководителя драмтеатра им. К.Станиславского:

http://vz.ru/culture/2008/7/16/187148.html

Сегодня несравнимые по статусу и формату театральные проекты (скромно-неформальная "Открытая сцена" и один из ведущих репертуарных драмтеатров Москвы) освоили пушкинскую поэму с на удивление сходной, иногда до мелких деталей, незатейливостью, если не выразиться грубее.

Создателей "фоменковской" версии, на мой взгляд, для начала подвела неизбывная и лично мне непонятно на чем основанная убежденность, будто поэма "Руслан и Людмила" - из той же серии, что пушкинские сказки, хотя автором предполагается, что "друзья Людмилы и Руслана" - люди пусть и молодые, но уже взрослые, отсюда и архаичная лексика, и культурно-исторические отсылы, и эротические подтексты, в данной инсценировке по возможности сглаженные и припрятанные. Стилистика крыловского "Руслана и Людмилы" - не просто "тюзовская", а нарочито самодеятельный наив, стилизованное любительство, с конями-метелками и шлемами-ведрами. Однако спектакль продолжительностью два с половиной часа, выстроенный от начала до конца в этом ключе, воспринимать очень трудно даже физически, а не то что воспринимать всерьез.

Способ взаимодействия постановщика с литературным текстом в "Руслане и Людмиле", по большому счету, типично фоменковский - строки разлагаются на диалоги, возникает некая полифония, задается ироническая дистанция - но не хватает былой изысканности, не говоря уже об осмысленности. Удачная, например, находка - гигантская голова в виде раздувающейся занавески с прорезанными глазами, носом и ртом, но рядом с таким хенд-мейдом вдвойне неуместны видеопроекции мертвых костей-скелетов. Отдельные актерские прорывы - Наина-Елена Ворончихина, Ратмир-Федор Малышев, ратмирова Дева-Вера Строкова - числом, к сожалению, сильно уступают явным исполнительским провалам. Включаются по ассоциации почти случайные обрывки из "Евгения Онегина" - совсем уж никчемный и точно не "детский" прикол. Финн с ловкостью бывалого вудуиста протыкает фигурку Черномора... Добивает дурной интерактив - немного требуется фантазии, чтоб брызгать водой, рассыпать апельсиы (чтоб зрители, причем независимо от возраста, вмиг позабыли и про Пушкина, и про актеров, бросившись на сцену собирать "урожай") или, как сам Михаил Крылов в начале 2-го акта, декламировать "У Лукоморья дуб зеленый", как будто бы забывая слова, чтоб почувствовавшая себя интеллектуально подкованной аудитория их подсказывала.

Когда в "Триптихе" Фоменко впервые открыл задник малого зала новой сцены, все ахнули и сказали, как потрясающе играет режиссер с пространством - хотя мне тогда как раз показалось, что скорее пространство играет с режиссером. Архитектура фойе как сценографическое решение снова действительно работает, хотя в "Руслане и Людмиле", столько лет спустя после "Триптиха" (казалось бы, здание построено недавно - а уже столько времени утекло, и Петра Наумовича нету на свете...), уже не дает эффекта новизны. А сверх готовой и стационарной конструкции предлагается немного - деревянный скат поверх мраморного амфитеатра, колонна, похожая на минарет, она же "дуб зеленый" (по которой ползает "кот ученый", он же Пушкин, он же Черномор), пара лесенок, пара столиков-платформ на колесах.

Задача разыграть поэтический текст кое-как решена, но зачем именно надо его разыгрывать, почему выбран именно этот текст - из спектакля уяснить невозможно. У Крылова чуть-чуть использована музыка оперы Глинки, начиная с увертюры, под которую кружится в балетном танце дурковатый А.С.Пушкин, воплощенный самим режиссером (Михаил Крылов позднее, оторвав накладные бакенбарды, превращается в Черномора), хотя лейтмотивом становится "Грустный вальс" Сибелиуса (иногда мне кажется, что он у меня в ушах звенит, как слуховая галлюцинация - накануне вечером его постоянно играли в "Принцессе Монако" Оливье Даана).

Специально посмотреть подряд два спектакля по одной поэме в мои планы не входило (у меня вообще были совсем другие планы на эти дни, но что ж сделаешь), однако сравнения несколько облегчили мои тяготы, потому что, с одной стороны, по отношению к опусу "Открытой сцены" то, что предлагает "Мастерская Фоменко" - это, по крайней мере, полноценный и достаточно профессиональный спектакль, про который как-то и что-то можно сказать, а с другой, на фоне небогатого ни фантазией, ни смыслами "Руслана и Людмилы" статусной "Мастерской" заведомо непритязательный опус в "Открытой сцене" тоже кажется несколько менее жалким.

И все-таки, при всей моей человеческой симпатии к проекту "Открытая сцена", к его продюсерам и к режиссеру Денису Азарову - так, ребята, нельзя, это не просто халтура, это самая настоящая лажа. Даже против двух с половиной фоменковских часов полтора в "Открытой сцене" показались мне бесконечными, я думал, что не выдержу и уйду, еле-еле досидел до конца. Добро бы еще исполнители были школьниками или студентами, но великовозрастные юноши и девушки в черных трико и платьицах, натужно изображающие стилизованный любительский спектакль, все эти картонки с надписями, обозначающими персонажей и место действия, приколы с бананом и ягодным тортом, песня Цоя - ну правда, это уже не смешно и даже противно. Принцип работы с текстом - тот же, что и в "Мастерской Фоменко", и мало того, эпизод "колдун несет богатыря" мизансценически решен просто один в один (два актера распластаны по сцене - полет в положении лежа), как будто кто-то у кого-то подсмотрел и спер, хотя на самом деле понятно, что сходство обусловлено лишь банальностью режиссерского мышления в обоих случаях, а разница лишь в том, что в спектакле Крылова борода представляет собой какую-то бахрому, а у Азарова - коврик искусственного меха с надписью черным по белому "борода" для пущей доходчивости. Битвы богатырей обозначены видеопроекцией слайдов с классическими полотнами, перемежаемыми кадрами голливудских кинокомиксов. Последняя глава-"песнь" подана и вовсе в новомодном волкостреловском "постдраматическом" ключе - пока артисты поют хором, на видео титрами бежит пушкинский текст, хочешь - читай, а не хочешь - так и не надо, не узнаешь, чем дело кончилось.

Самое удивительное, что при почти абсолютном, с поправкой на пресловутое "пространство" ("Открытая сцена" действует в студийном помещении на Поварской, а в данном случае - в комнате, обычно служащей предбанником-фойе) внешнем сходстве двух постановок "Руслан и Людмила" в "Открытой сцене" - спектакль не детский и не семейный, а в "Мастерской Фоменко" - наоборот, заявленный для семейного просмотра. В чем же тогда разница, если не считать пары "эротических" фрагментов текста, которые в версии "Открытой сцены" звучат с особой натугой, а в "Мастерской Фоменко" приглушены либо купированы? Содержательно, по набору смыслов, оба варианта одинаково бедны, формально, по набору приемов - почти идентичны, а уровень актерского мастерства (тут не имеющей труппы "Открытой сцене" с отборным коллективом "Мастерской Фоменко", конечно, конкурировать невозможно) вряд ли имеет отношение к возрасту целевой аудитории.

(comment on this)

4:30p - концерт для скрипки Чайковского и 15-я симфония Шостаковича, оркестр МГК в БЗК, дир. Анатолий Левин
Без рекламы, без помпы и почти без публики (последнее особенно приятно мне - хотя, наверное, не выступающим), такие дневные консерваторские концерты - редкая возможность послушать именно и только музыку, а благодаря дирижеру Анатолию Левину - еще и в хорошем, качественном исполнении. Скромный консерваторский оркестр, где заняты в основном студенты, а некоторые духовики - вообще совсем дети, вряд ли может претендовать на громкий статус, и сам дирижер тоже не пиарится особо, но вместо того, чтоб рассказывать из телевизора о глубокой духовности православия (как иные теодОовичи и абрАмовичи), просто, честно и серьезно делает свое дело на своем месте.

При том что ни Шостакович, ни тем более Чайковский, к числу моих любимых авторов не принадлежат, я давно не получал такого удовольствия от музыки. Казалось бы, что нового в Ре-мажорном скрипичном концерте Чайковского, заигранном до тошноты, может открыть какая-то корейская девушка? Джи Юн Ли, говорят, успешно выступала на конкурсе Ойстраха, но я про нее ничего не знал заранее и просто обалдел от того, с каким изяществом и насколько вдумчиво она исполнила этот тошнотворно-приторный чайковский шлягер. Причем в полном согласии с оркестром - Левин так тонко перешел от лирики второй части к третьей, так осторожно обогнул все наиболее "ударные" моменты заезженого хита, что концерт прозвучал будто впервые. А в побочной теме финала, которую даже самые именитые скрипачи любят сыграть на ресторанный манер, с "оттягом", солистка проявила такую сдержанность и вкус, что я для себя в этой уже невыносимой от частого воспроизведения партитуре открыл нечто новое. Особенно меня подкупило, что Джи Юн Ли не желает никому подражать, не стремится к внешним эффектам, у нее концерт Чайковского оказался наполнен чисто женским лиризмом - что можно считать легковесностью, а я воспринял как индивидуальность.

Против 15-й симфонии Шостаковича я имею особые предубеждения еще с подросткового возраста, когда услышал ее впервые, и при всех своих наворотах, со всеми хлопушками и коробочками, музыка симфонии (вообще всех поздних симфоний Шостаковича, кроме 10-й) всегда казалась мне ужасно примитивной. Но невозможно оказалось устоять перед тем, как весомо в каждой ноте, в каждом звуке Анатолий Левин преподнес это шарахающееся от тяжеловесного пафоса к бесплотности и невесомости, из мрачного занудства впадающее в идиотическую радость цитирования шлягерных мотивчиков, готовое в любой момент развалиться на бесформенные куски произведение. У Левина получилось целостное, внятное музыкальное высказывание поистине мистериального характера, с отчетливо выписанными идеями и лейтмотивами, где и простенькая, но такая важная для композитора тема, заявленная в начальных тактах первой части деревянными духовыми, подхваченная скрипками и в финале проявляющаяся снова у челесты, и даже пугающие своей кажущейся неуместностью фанфары из увертюры к "Вильгельму Теллю" Россини складываются в логически связную историю, абсолютно, в сущности, традиционную с точки зрения классического симфонизма, но при этом современную, актуальную по содержанию. Забавно, что через две недели, 11 июня, она должна снова прозвучать в БЗК, но уже совсем иными исполнительскими силами, причем к ней в комплекте прилагается увертюра Россини к "Вильгельму Теллю", откуда Шостакович взял мотивчик, чтоб вставить в первую часть своей последней симфонии.

(comment on this)

4:31p - "Газгольдер: Фильм" реж. Иван Курский
Посмотрел со второго захода - когда первый раз пришел, сеанс отменили за отсутствием зрителей и проектор выключили через десять минут после начала. Новая попытка выпала на выходной день и какая-то публика набралась, но к этому времени уже и расписание поменялось, остался единственный неудобный сеанс, с которого мне необходимо было уйти. А уйти я не смог, то есть не захотел, настолько мне стало интересно. Особенно в связи с тем, как уже в первых эпизодах ряженый православный батюшка в свободные от рисования икон с ликом Путина минуты собирает в окрестностях Курского вокзала пьяных бомжей, отправляет в "благотворительный" приемник, а там на них, отмытых, регистрируются липовые фирмы. Но бывают фирмы и покруче - например, фонд "Содействие", который возглавляют "серьезные люди" из "серьезной организации" братья Паршины, оказывает материальную помощь самим братьям Паршиным и их приближенным. Посредником в операциях служит некий Герман, который на вечеринке в клубе "Газгольдер", теряет (после подмешанного в шампанского спецсредства) портфель с деньгами (огромными и чужими), а сам попадает в бомжатник. Происшествие становится поводом к конфликту между музыкантами "Газгольдера" и фондом "Содействие", и при неравных силах музыканты все же рассчитывают нагреть жадных силовиков на 20 000 000 (двадцать миллионов евро) авантюрой с переодеваниями, похищениями документов и радиоуправляемыми вертолетиками.

Криминальная интрига "Газгольдера", очевидно вторичная, заимствованная из голливудских боевиков и комедий, пусть и иронически-наивно сниженная, конечно, критики не выдерживает, это ясно заранее. Так что претензии, которые предъявляют к фильму рецензенты (причем кинообозреватели первого ряда его, похоже, вообще не смотрели, все отзывы, которые я с моем техническим кретинизмом сумел найти в интернете - от каких-то чушек, хотя порой и достаточно известных), не лишены оснований, если подходить к "Газгольдеру" с требованиями как к произведению, с одной стороны, жанровому и коммерческому, с другой, реалистическому и профессиональному. Но "Газгольдер", насколько я понимаю - опус заведомо дилетантский, и это принципиальная авторская позиция, а не просто манифестация собственного непрофессионализма (и я, как дилетант по жизни, отношусь к подобным вещам с большим сочувствием). А в то же время за драматургическим хаосом и визуальной эклектикой явственно присутствует не только внятная фабула (что тоже приятно и нечасто случается), но также чувство формы, стиль, вкус. И самое удивительное - с первых минут двухчасовое кино как затягивает, так и не отпускает даже на финальных титрах - иначе стал бы я мыкаться и после первого облома (надо сказать, очень досадного на фоне моих нынешних, несравнимых по масштабам огорчений) дергаться снова, чтоб все-таки досмотреть картину?

Правда, создатели "Газгольдера", преимущественно музыканты и поэты, сами себя (может быть и сознательно) подставляют, выступая не только как авторы, но и как персонажи под своими реальными именами, ну то есть творческими псевдонимами. Из-за этого на фильм идут (если идут вообще) прежде всего поклонники (если таковые вообще имеются) Басты и Гуфа, а их собственно кино интересует мало, тех же, кого оно действительно могло бы заинтересовать, предложенный в анонсах и аннотациях набор персон скорее отпугивает, нежели привлекает. Наверное, я составляю определенное исключение, потому что из всего списка создателей и соучастников "Газгольдер-фильма" знаю только двоих - Иосифа Кобзона, появляющегося в эпизодической роли не столько певца Кобзона, сколько Кобзона-депутата, телепатически принимающего в своем кабинете музыкальную композицию с семплом из "Ноктюрна" в собственном исполнении, а также поэта Олега Груза - с ним когда-то был поэтический спектакль в "Практике", я его посмотреть не успел, но некоторые тексты потом читал. Остальные "звезды русского рэпа" от меня бесконечно далеки, ну то есть я от них. Я даже вспомнил, как в свое время, будучи участником экспертного совета премии Муз-ТВ и впервые обнаружив в бюллетене для голосования эти имена, не мог понять, кто это и что это, мужчины или женщины, солисты или коллективы (да-да, вот такие у нас эксперты, причем везде, а не только на премии Муз-ТВ).

При всем том у "Газгольдер-фильма" есть и в "настоящем" кино совершенно очевидные, напрашивающиеся аналоги, прежде всего - "Асса" Сергея Соловьева. Ассоциация с "Ассой", возникающая уже на первых минутах, к исходу второго часа хронометража становится абсолютной и воспринимается как задуманная авторами - картина завершается концертом Басты (видимо, этот мордатый все-таки Баста), ну только что поет он свое, а не из Цоя. Предполагая, что Иван Курский - не просто псевдоним, а псевдоним собирательный ("Газгольдер" располагается возле Курского вокзала - отсюда и Курский; кстати, вот на "Газгольдере" я как ни странно бывал, и не просто проходя мимо от метро в "Гоголь-центр", а непосредственно на территории в одном из заведений - Василий Павлович Аксенов презентовал там когда-то свою книгу "Редкие земли"), я думаю, что эклектика, присущая и адеватная замыслу проекта изначально, определяется еще и чисто техническим моментом, связанным с коллективным характером творческой работы, отсутствием художественного единоначалия. С чем связаны, безусловно, и недоработки - но также и достоинства произведения.

Впрочем, кто и как делал "Газгольдер", мне кажется не столь важным, сколь то, что вышло в результате. А вышел (и ведь в прокат вышел, хотя через интернет, наверно, тоже можно смотреть, у меня просто нет такой технической возможности) фильмец, во-первых, прикольный, во-вторых, однозначно смотрибельный, и наконец, в своих плюсах и минусах очень честный. Самое, может быть, замечательной в "Газгольдере" на мой взгляд - это "генеалогия зла", реализованная через три поколения персонажей-мусоров, начиная с маразмирующего, но по-прежнему мечтающего всех поставить к стенке деда-НВДШника, пытавшего и собственноручно расстреливавшего "врагов народа" (феерический пародийно-сатирический эпизод - юбилейный банкет в честь старого подонка в ресторане "Жигули", принадлежащем Андрею Кобзону, между прочим), а в свое время участвовавшего еще в аресте и обыске Ягоды, откуда и спиздил портсигар с надписью "Генриху от Феликса". По наследству портсигар перешел одному из братьев Паршиных, сыновей палача, "героям нашего времени", а от того - к внуку. Каким образом этот внук, потомственный мусор в третьем поколении, оказался вдруг паршивой овцой в стаде козлищ и сдал собственных отца и дядю "органам" (скромный труженик правопорядка, он также спас Гуфа во время досмотра его машины, припрятав и затем выбросив вместе с дареным-ворованным портсигаром Ягоды заодно и подброшенную ментами в машину музыканта упаковку с героином), а главное - откуда взялись те самые неподкупные "органы", карающие коррупционеров, если еще по меньшей мере с дедовских времен все они занимались исключительно тем, что грабили, пытали и убивали - вот главная загадка рассказанной музыкантами истории, которая не может быть оправдана никакими скидками на жанрово-стилистические условности, а объясняется лишь неизбывной верой русской интеллигенции в православие с человеческим лицом и возможность существования праведных ментов. Тогда как двусмысленный, мерцающий хэппи-энд (борцы-музыканты вроде бы потерпели поражение - но все равно победили) мне, в принципе, натяжкой в общей эстетике картины, с характерной клиповой нарезкой, музыкальными вставками и панорамами ночной Москвы, не показался.

Кое-какие ляпы (не допустимые и просчитанные лакуны, а чисто дилетантские ошибки) на уровне сценария, сшитого на живую нитку, местами заставляют путаться в последовательности событий - но совместными усилиями и к общему удовольствию мы в них разобрались. Безумная фея в данном случае не показатель, ей подобные опусы напоминают о бурной молодости, она и на "2АССА2" в голос рыдала, но я-то вырос на песнях группы "Мираж" и у меня никакой ностальгии в данном случае быть не может, я смотрел "Газгольдер" именно и исключительно как кино - но опус и с этой точки зрения в целом убедителен, тем более в сравнении с уебищной учителевой "Восьмеркой", как раз-таки агрессивно претендующей и на целостность, и на социальную значимость.

(comment on this)

4:33p - "Карнавал животных" реж. Энди Соммер, 2010
Музыкально-просветительское кино обычно меня отталкивает и раздражает, особенно если сделано с использованием анимации, для большей доступности целевой аудитории. Что говорить, если попытка на большом экране кинотеатра посмотреть "Фантазию" Диснея, где просветительская, прикладная задача все-таки (хочется думать) не лежала в основе, для меня закончилась бесславно - как сейчас принято говорить, "ниасилил". Про нынешние русскоязычные мультики, посвященные биографиям знаменитых композиторов, и подавно доброго слова не подберу - недавно посмотрел в рамках показа из программы суздальского фестиваля анимации мультбиографию Гершвина - обплевался, по телевизору увидел похожую, чуток более прилично сделанную вещицу, посвященную моему любимому Прокофьеву - тоже вульгарная поверхностная халтура. А "Карнавал животных" Соммера меня просто восхитил своей изысканностью в сочетании с демократизмом, и художественной самодостаточностью, при том что "образовательная" компонента, необходимость донести до любой аудитории замысел композитора, здесь также решена блестяще. Про музыкальное качество и говорить нечего - в проекте поучаствовал Мюнг Вун Чюнг и руководимый им оркестр Радио Франции (чье выступление я пропустил на фестивале Ростроповича - ужасно жаль), и хрестоматийная музыка Сен-Санса исполняется с невероятным вдохновением. Но меня, конечно, больше интересовала кинематографическая форма, тем более, что тут она, казалось бы, носит как раз прикладной характер, обусловленная образовательными целями проекта. Сквозной сюжет - мягко говоря, нехитрый: мальчик Райан с папой (Свайн и Райан Фаруз - по соображениям политкорректности к европейскому музыкальному наследию приобщаются арабы) на ночь читают и листают книжку про "Карнавал животных", ее образы обретают плоть под музыку Сен-Санса с помощью рисованой анимации - в основном это изящная черно-белая графика в таком немножно "японском" стиле, очень забавная. При этом для каждого эпизода использованы неповторимые технические находки, где-то, например, в "Кукушке", в книжке обнаруживаются объемные картинки-раскладушки, где-то иллюстрации оказываются изначально статичными, но цветными, а в остальном анимированные зооморфные графические персонажи вписываются в игровую картинку детской спальни наряду с дирижером и музыкантами - так в течение недели мальчик засыпает под музыкальные сказки о животных. Остроумно и точно придуман эпизод "Лебедь" - он начинается с шуточной дракой папы и сына на подушках, из которых рассыпаются перья, и постепенно белое оперение снегопадом заполняет все пространство.

(1 comment |comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com