Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Нетто", реж. Роберт Тальхайм ("Москва, внимание, Берлин!" в "Пионере")

Фестивальные расписания, как я уже давно понял, составляются не для таких, как я - мне в семь вечера или около того смотреть кино ну совсем несподручно, вот и роскошную датскую программу с короткометражками всех тамошних мэтров, включая и злополучного Триера, пришлось целиком пропустить. Тем приятнее, что немецкое кино показывали и на дневных сеансах тоже - по крайней мере два мне удалось посетить: одну программу короткометражек и один полнометражный фильм.

Правда, 25-минутная короткометражка "Волчонок" про - из аннотации - одинокого гея Кристиана, работающего мальчиком по вызову, оказалась в другой программе, которая шла на два часа раньше и на которую я не успел, поэтому в чем заключалась горестная потеря героя, так и не узнал, к сожалению. В программе от киношколы имени Конрада Вольфа первый фильм, "Не хочу танцевать", я уже видел раньше в другом сборнике короткометраже, а с последнего, "Танго Рауля", мне пришлось убежать, я и так опаздывал на спектакль. Среди остального я для себя выделил мультики, причем все три анимационные работы - абсолютно разные, но очень хорошие каждая по-своему. "Герои из тапка" Сюзанне Зайдель (2004) - ироничная неоклассическая, отдающая дань диснеевской традиции вещица про лягушонка, влюбившегося в набитую ватой лягушку, украшающую тапочки фермерши, и спасающуюся от живущего на крыше фермы аиста - прекрасно нарисованная (а вот изобразительный ряд, работа с цветом и т.д. - скорее из другой, японской традиции, вызывает в памяти фильмы Миядзаки) и очень милая безделушка. Ничуть на нее не похожая, графическая, в красно-черно-белом колорите решенная жесткая 10-минутная анимационная "черная комедия" Грегора Дасхубера "Никогда не води машину... Если ты уже умер" (2009) - запоминается не сюжетом, а отдельными образами, в частности, роялем-катафалком (буквально: "гроб с музыкой"!). И 7-минутный "Белый не белый" Анны Бергманн (она же - Само), совсем свежий, 2010 года рисованный фильм - восхитительная, в хорошем смысле эстетская работа, завораживающая именно визуальным решением: антропо- и зооморфные фигуры перетекают друг в друга, темные на белом фоне и белые на темном, соединяясь, персонажи становятся фоном для других персонажей, как бы помогают им проявиться.

Игровые и документальные фильмы не столь однозначны. "Заяц и еж" Себастьяна Вилкса - документалка про школы для изучающих немецкий язык иностранцев, которые по заданию педагога коряво пересказывают, а попутно и переосмысливают, хрестоматийную сказку братьев Гримм. "Мелочь" Марка Андреаса Бохерта - игровая 15-минутка притчевого характера, где банковский служащий, занимающийся оценкой инвестиционных рисков, подает мелочь бомжу, а тот в ответ старается мыть его машину, менеджер просит не делать этого, но только после того, как он перестает давать деньги, бомж успокаивается, однако банкира гложет совесть, он разыскивает бомжа, дает ему купюру в 100 евро - гордый бродяга не берет. "Не хочу танцевать" - зарисовка про трех солдат в военной зоне, преследующих девушку - когда они пытаются ее изнасиловать, оказывается, что у девушки вместо ноги - протез, очевидно, ногу она потеряла, подорвавшись на противопехотной мине. Все фильмы вроде бы на разном материале сделаны, и сделаны все они очень профессионально - но всех объединяет общий комплекс вины: перед туземными девушками, перед безработными бомжами, перед иммигрантами - и, помимо того, что сам по себе этот комплекс отвратителен, а его искусственная культивация неразумна и опасна, все эти затхлые левацкие штучки уже просто до смерти надоели. Единственный в программе формалистский экзерсис "Подделка" Себастьяна Петерсона (1997) тоже не особо порадовал - миниатюра, обыгрывающая штампы классического жанрового кино, уместна была бы в качестве экспоната на выставке видоарта, но не на киноэкране.

"Нетто" Роберта Тальхайма (2006) - дипломная работа режиссера, полнометражный фильм, в котором, если не знать обстоятельств, ничто не указывает на прикладной, ученический статус проекта. Даже совпадение имен персонажей и исполнителей сегодня - распространенный признак арт-кино (см. "Звуки шума"). Главные герои "Нетто" - отец и сын. Папа - разорившийся мелкий бизнесмен, воображающий себя профессионалом и отчасти даже философом "систем безопасности", на деле же - спивающийся безработный. После двух лет отсутствия к нему приходит 15-летний сын Себастьян: мать собралась замуж за своего нового сожителя, уже беременна от него, мужчины обеспеченного, владельца трехэтажного загородного особняка, который и для Себастьяна готов многое сделать. Но подростка тянет к папаше-неудачнику, парень, сам очень успешный в учебе и куда более "правильный", чем отец, пытается помочь с собеседованием - как водится, безуспешно. Своей подружке Себастьян пересказывает отцовские байки про телохранителей и системы безопасности, еще и приукрашивая их - но девушка, которая с детства уводила пьяного отца из пивных, однажды увидев папу Себастьяна в непотребном состоянии, разочарована не столько отцом, сколько сыном - подростку приходится объясняться, извиняться. В общем, история нехитрая, но умело вписанная в исторический контекст: Себастьян - ровесник новой, единой Германии, когда он родился, рушились стены, открывались границы, счастливые родители мечтали о прекрасном будущем; однако отец - обломок прежней ГДР, он сохранил себя как личность, но умеет только мечтать, он готов открыть сыну музыку кантри, но найти работу, даже следуя его толковым советам, не в состоянии. От разрешения социальных вопросов режиссер уклоняется - и не очень умело, оставляя финал не просто открытым, но смазанным - а семейный конфликт просто гасит, потому что при всех своих недостатках папа - неплохой, его бывшая жена - тоже не стерва и многое готова понять, а уж парень - ну просто всем родителям на зависть, и было бы у новой Германии такое будущее - помирать не надо, вот только про новый исторический контекст, про реальную угрозу культурно-этнической катастрофы, про неизбежный коллапс социальной системы, построенной на иждивенчестве прекраснодушных, но недееспособных мечтателей за счет, может, и несимпатичных, но дельных мужиков вроде нового сожителя мамы Себастьяна, режиссер предпочитает даже не заводить разговор.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments