Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Легенда о любви", "Кармен-сюита" и др., Мариинский театр в Крокус-сити холле

Танцующий в полупустом зале Цискаридзе - это, казалось бы, нонсенс, особенно если речь не о "левом" сборнике, а о полноценном спектакле под вывеской Мариинского театра. Редкая птица, однако, долетит до Мякинино, а Мариинка эти спектакли показывала в Крокус-сити холле. На самом деле не все так страшно, то есть ехать, конечно, долго, но, по крайней мере, метро ходит, а бешеным собакам и вовсе сорок верст не крюк - я в Крокусе бывал до этого дважды, на Пласидо Доминго и на "Иванушках" (это если говорить о концертном зале, а еще раньше ездил пару раз на иного рода мероприятия в Крокус-сити молл, тогда и метро не было).

Накануне вроде бы даже Гергиев дирижировал - а вот это уже излишняя роскошь, акустика в Крокусе такая, что вместо Гергиева и я мог бы продирижировать, разницы никто не заметил бы. У нас дирижер был другой, а вместо Лопаткиной, танцевавшей в первый день с Иванченко, партнершей Цискаридзе была Терешкина, и именно она понравилась мне больше других. Осмолкина, впрочем, тоже ничего. И Смекалов в партии Визиря. Да я вообще, против ожидания, был приятно удивлен, что на совершенно неродной и малопригодной для балета сцене спектакль прошел неплохо. Тем более, что в Большом "Легенда..." идет крайне редко, и Цискаридзе в ней, кажется, давно не танцует, а мариинскую версию (в сущности, оригинальную - в Большой постановку Григорович переносил через несколько лет после премьеры в Ленинграде) и подавно не показывают в Москве. Может, кстати, мне примерещилось, но питерский вариант отличается не только хореографией, но и драматургической композицией. Впрочем, это все неважно - надо понимать, что публика, забивающая на балетных спектаклях залы, до Крокуса вряд ли добралась, да еще в день премьеры Дуато в Стасике, а те, кто приехал, шли "на Цискаридзе посмотреть", аплодировали почти исключительно ему, зато уж - каждому появлению, и на поклонах бросились к оркестровой яме - фотографировать поп-звезду на память. Прыжки и вращения он показывал безупречные, однако ножки иногда уже дрожат, а главное, взаимодействия с партнершами на эмоциональном уровне - никакого, голая техника, но посмотреть тем не менее есть на что.

Что в Крокусе, конечно, плохо - опоздавших пускают до последнего. Совершенно невозможно представить, чтобы в Большом, в Стасике, да любом другом музыкальном, и необязательно только музыкальном, театре публика, и не отдельные фигуры, а целыми выводками, до середины действия и позже ходила туда-сюда прямо перед оркестровой ямой у дирижера за спиной. Но и не пускать нельзя - иначе вообще никто в Мякинино не поедет. На "Легенде", которая шла в пятницу, картина была поспокойнее, поскольку, видимо, все, кто встал в пробке, вынуждены были в результате просто развернуться и ехать обратно. А в субботу на "Кармен-сюите" и дивертисменте доехали и они, но ехали все равно долго, так что Хозе уже успел зарезать Кармен, а между рядами все еще продирались бабы с полуведерными сиськами, выискивая уплоченные места и требуя их освободить - места, само собой. были уже заняты, потому что на последний день балкон просто закрыли и все сидели в партере и амфитеатре. По счастью, мы в данной ситуации оказались лишь наблюдателями - нам выделили такие удобные места, что, против обыкновения, лучших искать не пришлось.

Если "Легенда о любви" Григоровича - просто старомодный балет, то "Кармен-сюита" Алонсо - нелепо-старомодный: "ты старомоден - вот расплата за то, что в моде был когда-то". Все, что наверняка казалось для своего времени революционным, сегодня вызывает усмешку, особенно наивный, примитивный символизм. Еще и потому, что все в спектакле заввязано на личности танцовщицы, а Кондаурова - не личность, и хотя из нее сейчас настойчиво, навязчиво лепят мегазвезду на замену Лопаткиной, вряд ли что путное из этого выйдет - она нормальная, хорошая балерина, но внутренней силы в ней нет, есть только внешняя техника. Это и в "Анне Карениной" очевидно, и в "Кармен-сюите". Партнеры были неплохи - и Данила Корсунцев (Хозе), и особенно Константин Зверев (Тореро).

Кондаурова и Зверев заменили в дивертисменте Сомову и Зюзина - после 55-минутного (!) антракта было объявлено, что тех не будет, а эти покажут номер, который мы уже видели в первый день Бенуа. Вообще, признаться, от ощущения потерянного времени отделаться невозможно, при том что объективно все, вроде бы, в порядке. Но "Расставание" Смекалова, которое он сам танцует с Евсеевой (почему-то именно этот полуэстрадный номер снискал особое расположение публики Крокуса - а впрочем, потому и снискал) мы видели в рамках "Пестов-гала" в прошлом году в Стасике, "Гран па" Гзовского - двумя днями ранее на Бенуа де ла данс, Па де де из "Жизели" - и вовсе в тот же день утром на выпускном концерте хореографической академии, а "Тарантеллу" Баланчина - и вовсе третий раз за четыре дня, потому что на Бенуа она тоже была дважды! То есть, конечно, всякий раз - в разном исполнении. И, между прочим, что касается этой разнесчастной "Тарантеллы", то больше всего мне как раз понравилось, как ее танцевали Филипп Степин и Елизавета Чепрасова, оба варианта на Бенуа, включая прекрасную американскую пару, выглядели неестественно-натужными, а в мариинском дивертисменте дуэт получился искренним, живым, эмоциональным и, раз уж пошли такие эстрадные дела, заводным - артисты, кстати, закончили его перед тем, как убежать за кулисы, поцелуем, чего в вариантах, показанных на Бенуа, разумеется, не наблюдалось - хотя провоцировать зрителей на аплодисменты в такт музыке вряд ли следовало, этому народу только дай похлопать - потом придется руки рубить, чтобы успокоились. Евгений Иванченко и Екатерина Осмолкина в Па де де из "Жизели" тоже приятно удивили - я думал, что Иванченко уже отработанный материал, а он еще ничего. "Русская" в хореографии Васильева и исполнении Колеговой оказалась проходным номером, а если ради чего-то стоило тратить время и силы на данное мероприятие - то ради Шклярова. Он танцевал соло "Без кожи" на музыку Верди, дополненную шумовыми эффектами, в малопримечательной хореографии Арины Тростянецкой, но драматургическую концепцию, тоже, в общем, нехитрую (на мотив "одиночества в толпе") отыграл блестяще. И он же вместе с Терешкиной завершал программу Гран-па Гзовского - при том что к этому моменту у меня от четырех дней балета подряд уже просто рябило в глазах, оторвать от них взгляд невозможно, и странно, что театр делает ставку не на Терешкину, а на Кондаурову - у первой-то перспективы, кажется, побольше.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments