December 22nd, 2013

маски

"Замок в Италии" реж. Валери Бруни-Тедески в "35 мм"

Поместье продают за долги - ну вы подумайте, какая свежая новость! Киновариаций на темы "Вишневого сада" в европейском кино было не счесть, от Висконти до Асайаса, но для Бруни-Тедески тема вроде как автобиографическая, а картина - третий сорт. Несколько лет Бруни-Тедески участвовала с другим своим фильмом в конкурсе ММКФ - бесславное участие в бесславном фестивале. "Замок в Италии" ничуть не лучше - ни глубины, ни утонченности, ни, вместе с тем, жесткой фабулы, одни только претензии на "атмосфэру". Она сама играет Луизу, бывшую актрису 43 лет, одинокую, бездетную, дочь умершего фабриканта-еврея, в свое время женившегося на богатой католичке. В какой-то момент она встречает молодого актера Натана (неизменный в таких случаях Луи Гаррель), сына режиссера, у которого снималась много лет назад, сходится с ним и решается на экстракорпоральное оплодотворение. Тем временем Людовик, брат Луизы. умирает от СПИДа, но перед смертью хотя бы успевает жениться, и до последнего противится распродаже семейной памяти. Их мать по старинке играет на рояле, надеясь, что все как-нибудь рассосется. Еще есть бывший друг семьи, окончательно спившийся. Живут все они в Париже, а замок, как понятно из названия, располагается в Италии. Под шлягеры Гершвина и Россини проходит год - фильм разбит на главки по сезонам. В начале местный мэр предлагает всего лишь пускать в замок туристов, а в парке позволять проведение пикников. Под конец поместье продают, парковые деревья вырубают, точнее, спиливают - что и требовалось доказать. Художественная коллекция замка пошла с молотка на аукционе "Сотбис", включая и полотно Брейгеля-младшего, которого героине особенно жаль, она запоздало, безуспешно снять его с продажи, а мать, сидящая рядом, больше обращает внимание на седовласого Омара Шарифа за спиной (который играет сам себя), и они вместе с дочерью вспоминают про доктора Живаго. Среди тягомотной "атмосфэрности" мелкает остро-комический эпизод с "паломничеством" Луизы к чудотворному креслу, моментально делающему женщин беременными - уже оплодотворенная в клинике, она под звучащую за кадром "Тарантеллу" пробивается к реликвии, несмотря на противодействие итальянских монахинь, хотя сама в Бога не особенно верует, при этом иногда, по ее словам, посещает русскую православную церковь в Париже и еще синагогу изредка.
маски

"Я, снова я и мама" реж. Гийом Гальенн в "35 мм"

В серьезном, драматическом варианте это было бы, наверное, похоже на Ксавье Долана, что еще хуже. "Я, снова я и мама" - поделка попроще и малость повеселее: авторитарная мать считает, что один из ее сыновей - гей, и постепенно сам мальчик с детства привык думать также, воспринимая себя девочкой, наряжаясь в мамины платья и засматриваясь на сверстников. Его ждет обычная биография гея - пансион, призывной пункт, первые неудачные сексуальные опыты, психоанализ, издевательства однокашников и родных (в оригинале фильм называется "Мальчики и Гийом - за стол!"), а потом он влюбляется в девушку, женится и как бы понимает, что он не гей, а матери так было бы удобнее, потому что она хотела девочку. Но вообще-то герой фильма - конечно, гей, что бы ни мнил о себе он сам и автор фильма по этому поводу. И что касается его женитьбы - как говорила героиня Кристины Риччи в фильме "Противоположный пол" на сходную тему, "если я раз в жизни зашла в синагогу, то еще не значет, что я иудейка". Актер "Комеди Франсез" Гийом Гальенн (у которого, кстати, я брал интервью, когда он несколько лет приезжал на показ "Мсье Макса" Габриеля Агьона, где играл молодого Макса Жакоба; а престарелого, кстати - Жан-Клод Бриали, и то была его последняя работа в кино) здесь выступает одновременно в ипостасях и собственно Гийома, и его матери, а заодно и воображаемых двойников персонажа, вплоть до императрицы Сисси. В эпизодической роли баварской массажистки снялась Дайана Крюгер. Фильм, композиционно построенный как подготовка к автобиографическому спектаклю, сценической исповеди героя, в целом больше смахивает на нескладный, местами забавный, но по большей части неостроумный и к финалу скатывающийся в сентиментальность скетчком.
маски

"Развод в большом городе" реж. Скотт МакГии, Дэвид Сигел в "35 мм"

Большой город тут, понятно, ни при чем (оригинальное название - "What Maisie Knew"), но родители 7-летней Мэйси действительно развелись, мать (Джулиана Мур) требовала единоличную опеку, отцу (Стив Куган) удается настоять на совместной. Прежде всего из желания насолить друг другу и лени продолжать тяжбу, а не по любви и уж конечно не из любви к дочери, оба заводят новые отношения, отец женится на бывшей няньке Мэйси (Джоанна Вандерхэм), мать находит себе бармена (Александр Скарсгард). Однако вот какое дело: мать - рок-певица, отец - арт-дилер, то есть - как бы "богема", а новые их половины - как бы "обслуга". И забота о Мэйси тоже падает в основном на них: у матери турне, у отца работа в Лондоне, ну и отчим с мачехой, встречая Мэйси из школы и обслуживая попутно, сближаются, начинают жить совместно. Все это, правда, не комедия, а то, с каким ангельским терпением ребенок сносит тяготы и лишения сиротства при четырех опекунах, выглядит еще более натужно и неубедительно, чем матримониальные и романтические перипетии этих четверых - видимо, Мэйси и в самом деле слишком много знает. Так что в результате преподнесенное сценаристами как хеппи-энд решение матери позволить дочери какое-то время провести с мачехой и отчимом, пока она сама будет ездить с гастролями, уже не кажется совершенно диким.