December 3rd, 2013

маски

"Курьер из "Рая" реж. Михаил Хлебородов

Продвинутый кинокритик Антон Долин случайно посмотрел новорусский блокбастер с участием Куценко с Дюжевым и, если только он не решил поприкалываться, ему показалось, что в формате "доброй комедии" режиссер Хлебородов и продюсер Максимов попытались дать честную и точную картину ужасов русской жизни, о чем он сочинил пространное эссе. Продвинутый кинокритик знает о русском кино по европейским фестивалям, а о русской жизни - по концертам Венского филармонического оркестра в зале им.Чайковского, поэтому ему так показалось. Критик не видел других "добрых комедий", иначе бы знал, что там все то же самое, и сюжеты, и персонажи, и проблемы, и даже актеры, и принцип их изготовления одинаковый: из видимого уродства вырастает и раскрывается скрытая милота и благолепие неизъяснимое. В том, что продвинутый кинокритик в силу недостатка житейского опыта принимает за злую сатиру с фигой в кармане, целевая аудитория "добрых русских комедий" видит пускай слегка кривое, но зеркало, и благодарно, радостно, со смехом узнает в нем себя.

Конечно, ситуация обрисована вроде бы (как поется в так понравившейся продвинутому кинокритику песне на финальных титрах, "я люблю свою родину вроде бы") безрадостная. Артем (Евгений Ткачук) - хороший парень, и может давно продвинулся бы по службе, но такой он замечательный, что работает курьером в турагенстве "Рай". Друг его Егор (Гоша Куценко) - мент, но тоже такой честный, что последние деньги из дома на работу несет, поэтому за ним управление собственной безопасности (в лице Олега Макарова) неусыпно следит. И когда подлый автоторговец (Дмитрий Нагиев) развел Артема, продал доверенный на тест-драйв "Мерседес", инсценировал угон, и отобрал наследный участок на Рублевке с дачным домиком-развалюхой, друг-мент связался со своим другом-ментом (Дмитрий Дюжев) в городе Суходольске, где якобы угнанный "Мерседес" находится во владении у местного банд-босса (Олег Тактаров). Артем всего-то хотел попонтоваться перед известной телеведущей (Елизавета Боярская), а так ему "Мерседес" даром не нужен. Но раз уж впрягся - пришлось ехать в Суходольск, возволять машину, а заодно исправлять и всякую прочую кривду, выводить на чистую воду мироедов. Ну а в Суходольске, понятное дело, нищета, разорение, безработица и бандиты, которых менты бояться. Увидел все это продвинутый критик - и душа его возрадовалась, потому что все это до сих пор он смотрел только на европейских фестивалях, а тут же - "доброе кино" вроде бы. Посмотрел бы другие "добрые фильмы". К примеру, Дмитрия Астрахана. А лучше того - Сарика Андреасяна. Вот подивился бы: почему же их "добрыми" называют, ведь и менты, и бандиты, и нищета с уродством в любом - сколько хочешь, и побольше, чем в "Курьере из "Рая", где все-таки человекообразные персонажи, на машинах ездят, в отпусках бывают, с девушками знакомятся, и сам Дэни Трехо в роли гида выступает. Ну не сам, а его эпизодический персонаж, но все равно - как есть Дэни Трехо. Против Дэни Трехо я ничего не имею, мне сложнее понять, что хорошего в Лизе Боярской, чтоб по ней с ума сходить, как воплощение мальчишечьей мечты по мне так уж лучше Вера Брежнева, а впрочем, это вопрос вкуса.

Что более объективно - кино (экранизация Андрея Кивинова, кстати) явно пострадало при монтаже, первая половина порезана так, что логическую связь между событиями и персонажами приходится восстанавливать из контекста задним числом. (Я не зря грешу на монтаж и продюсеров, потому что творчество Хлебородова знаю точно лучше, чем все продвинутые критики вместе взятые - у них, у интеллигентов, и телевизора-то поди нет, а я каждый Новый год смотрю праздничные музыкальные шоу на Первом канале, и кто же лучшие из них снимал? Он снимал, Михаил Хлебородов! Отлично попрактиковался для "доброй комедии"). О внимании авторов проекта к точности свидетельствует хотя бы момент в самом начале, когда герой Ткачука опаздывает, и про него говорят, что едет с Никольской, а клиент (как раз Нагиев) дивиться: это ж Рублевка, ничего себе живут курьеры! Действительно - ничего себе, но на Рублевке, положим, у кого угодно от предков могла дачка заваляться, если крутые еще не все к рукам прибрали. Вот только Никольская - это улица в самом центре Москвы, от Красной площади непосредственно отходит, а гора на Рублевке - Николина. Есть, правда, т.н. "Никольская слобода" - так она на Новорижском, а не на Рублевском направлении.

Зато совершенно очевидный плюс "Курьера из "Рая" - исполнитель главной роли Евгений Ткачук, насколько я могу судить по своим выборгским впечатлениям, парень по жизни непростой, но превосходный актер, может быть, лучший на русскоязычном пространстве, и театральном, и киношном. "Стеклянный зверинец" идут смотреть ради него, хотя там и Неелова играет, но кому теперь нужна Неелова, когда есть Ткачук. Ну а с культурологическими обобщениями ради красного словца я бы не спешил. Или, может, продвинутому кинокритику просто недосуг было фильм до конца досмотреть, перемотал сразу на титры, песню послушал - и за статью. А я вот досмотрел, и ровно то, чего ожидал, снова увидел. Справедливость, как всегда на Руси, восторжествовала. На свете живут добрые и хорошие люди, все будет хорошо, Бог поможет - правда, куриный. Героиня Боярской дарит на память о себе камешек с дырочкой, и потом с этим камнем такие чудеса происходят, что Михалков и Хотиненко сосут друг у друга в туалете для инвалидов. И тоже ведь верно - ну что там крестики, ладанки, иконки, русским они - для красоты только (хоша и любит русскый чел-к красоту, ой как любит), то ли куриный бог - вот сила истинная, в него русские и верят, на него и надеятся, ну он и помогает, натурально, а не всякие там разукрашенные доски "чудотворные". А уж когда в финале (аккурат перед песней, до того полюбившейся Антону Долину, что он и в заглавии эссе ее обыграл) на экране появляется пара "резонеров", обозначенных в титрах (если не только песню слушать, но и на буквы посмотреть) как "подвыпивший интеллигент" и "грибник" (Никита Высоцкий и Константин Мурзенко) наблюдают, из лесу выйдя, как отец Артема пашет поле плугом, запряженным в "Мерседес", и приговаривают: "Да, поднимается Россия с колен" - конечно, хочется увидеть в этом иронию, но это значило бы совсем не понимать, о чем речь. Потому что вот такой у русских рай - без кавычек. И кино такое же. Очень доброе и очень русское. Куринобоговдохновенное. Что продвинутому кинокритику - смерть, то русскому - здорово.
маски

"Последний рубеж" реж. Гэри Фледер

Джейсон Стэтхем с накладными патлами смотрится нелепо, даже убого - но он такой только в прологе, а дальше обычный, с обритый головой, да и не ради него я пошел на фильм, а ради Джеймса Франко, конечно же. Стэтхем играет, кто бы сомневался, честного и правильного наркополицейского, который после успешной операции под прикрытием прячется с дочерью-подростком в луизианской глухомани на исторической родине покойной жены и на правах вдовца скромно ухаживает за дочкиной школьной психологиней. А Франко, тоже не сюрприз - местечкового наркобосса по прозвищу Аллигатор с маленькой лабораторией и большими амбициями, по совместительству - дядюшку колобка, который обижал дочку полицейского, за что и получил от тренированной девочки тумаков. Мать жирного, наркоманка, попросила брата "разобраться", а брат, узнав, что имеет дело с полицейским, на которого точит зуб мафия, решил его сдать в обмен на возможность распространения товара, но вместе со своей подружкой, тоже наркоманкой, не рассчитал своих сил. Что было дальше - в общих чертах понятно, криминальный боевик по сценарию Сильвестра Сталлоне (впрочем, это экранизация) и не должен быть непредсказуемым. Все бандиты мертвы, все хорошие - живы, включая даже друга-негра, хотя им можно было по старым канонам пожертвовать с концами, а по новым его только поранили. Ладная поделка. Жалко, недотянута линия с психологиней, для полноты картины в финале не хватает свадьбы, а так главные женские персонажи - наркоманки в исполнении Вайноны Райдер и Кейт Боссуорт, сожительница и сестра персонажа Джеймса Франко соответственно. Вот это - интересная тенденция: злодеев и мерзавцев играют колоритные и популярные артисты, а "хороших добрых людей" - хрен знает кто, один Стэтхем на все случаи жизни, а больше-то и некому.
маски

"Братья Сарояны" реж. Хорен Абрамян, Фрунзе Довлатян, Аркадий Айрапетян, 1969

Даже по стандартам "коллекции Марголита", больше напоминающей кинематографическую кунсткамеру (в хорошем смысле), это раритет: снятое в советской Армении кино о периоде правления "дашнаков", социалистически ориентированных националистов в 1919-20 гг. Конечно, с имперских позиций, где в роли якобы "освободителей", а по факту - империалистов-оккупантов, выступают большевики, но все-таки расклад неоднозначен, тем более, что еще можно было представить в литературе 1920-х годов, но гораздо сложнее - в 1960-1970-е, идейный и политический раскол проходит между двумя братьями, и у обоих - своя позиция, своя правда: один служит правительству дашнаков офицером разведки, другой работает на большевиков (хотя сегодня правильнее было бы сказать - на русских). Черно-белая картинка и медленный ритм подчеркивают эпический масштаб семейной и исторической драмы, чем фильм и интересен сегодня, когда, например, в Азербайджане (про русских вообще лишний раз говорить не хочется) источником мирового зла объявляют "армянский национализм" и конкретно дашнаков. При этом от картины нет ощущения "оптимистической трагедии" - глубина раскола семьи и страны такова, что с неизбежной, предопределенной победой большевиков и очередной русской оккупацией он не может быть сглажен. А упреки, звучащие на протяжении фильма в адрес дашнаков - мол, развалили страну (то есть Армению, едва получившую национальную независимость), лишили ее территорий (площадь за считанные годы сократилась в пять раз - но это если считать с землями, на которые претендовали и грузины, и, в особенности, азербайджанцы), поставили под угрозу ее независимость (в данном случае от Турции) - звучат в советском (хоть и армянском) фильме явной демагогией.
маски

"Мнимые философы" Дж.Паизиелло в "Открытой сцене", реж. Игорь Ушаков

В оценках музыкального качества таких проектов необходимо делать всевозможные скидки, хотя под управлением Игоря Дронова "ансамбль солистов "Премьера" (я только не понимаю, зачем такое пафосное определение и название присвоено коллективу учащихся колледжа при МГК) звучал совершенно нормально, с певцами, в особенности с певицами, дело сложнее, но тоже в заданных обстоятельствах пристойно. "Мнимые философы" - с одной стороны, практикум для начинающих инструменталистов и вокалистов, с другой - творческая лаборатория по освоению старинных редкостей. Поэтому, может быть, и уместно введение в спектакль персонажа-лектора, точнее, слегка карикатурной лекторши, постоянно вклинивающейся в действие с просветительскими пассажами о биографии Паизиелло и прежде всего периода его работы при дворе Екатерины Второй. Поначалу, когда "лекцию" забивает оркестр, а дамочка рассыпает кипу листков с конспектом, это забавно, но делать ее сквозным персонажем, по-моему - ход ошибочный. Сюжет оперы-буффа предсказуем уже из названия: у возомнившего себя мудрецом псевдоученого две дочери на выданье, одна тоже книжница, а вторая жаждет выскочить замуж, и чтоб осуществить ее желание, жених приходит в дом под видом знаменитого философа, посрамляя отца-шарлатана. Оформление - присущее случаю, незамысловатое: светильники, книжные фолианты, гротескные парики и накладки в сочетании с яркими псевдостаринными либо, наоборот, подчеркнуто современными элементами костюмов. В общем, ученический экзерсис, игра в старинную оперу - вряд ли проект может претендовать на большее, но в этом статусе - неплох. Музычка, впрочем, подстать - попса 18-го века, за полтора часа приедающаяся и начинающая утомлять некоторым однообразием, но, в общем, забавная и не более того, достаточно сложная вместе с тем для исполнения, то есть для "упражнения в стиле" - удачный выбор.