November 14th, 2013

маски

"Starперцы" реж. Джон Тертлтауб

Русскоязычное - ну частично - название ассоциативно связывает картину с "Суперперцами", а оригинальное "Last Vegas" - с "Каникулами в Вегасе", хотя то и другое по-своему оправдано, персонажи "Каникул" тоже ведут себя как подростки из "Суперперцев", только им позволено больше. Персонажам "Старперцев" вообще позволено все, что только сами они могут себе позволить по возрасту и здоровью - каждому за семьдесят, и каждый, понятно, не просто стар, а супер-стар: Майкл Дуглас, Роберт де Ниро, Морган Фримен, ну разве что Кевин Кляйн чуть подотстал, вот и на афишах только три имени. Играют суперстарые звезды четырех друзей детства из Бруклина, двое из которых когда-то были влюблены в одну девочку, та подросла и выбрала, но друг уступил, потому что понимал, для кого она на самом деле предназначена, после чего девочка сорок лет прожила в счастливом браке и умерла, а верный друг прожил до семидесяти холостяком, пока не решил наконец жениться на молоденькой, по какому случаю и собрал всю четверку в Лас-Вегасе на запоздалый мальчишник. Между персонажами Роберта де Ниро и Майкла Дугласа, вдовцом и женихом, должна по идее проходить основная линия напряжения, тем более, что помимо отсутствия второго на похоронах жены первого, чего первый никак простить не может, уже в Вегасе им снова понравилась одна и та же женщина, немолодая и давно разведенная певичка из бара, первый уже свободен, второй пока еще. Но отдать должок - настолько предсказуемое решение, что главная интрига оборачивается пшиком. С отвязным весельем тоже не очень - деды очень стараются, персонаж Фримана выигрывает в казино больше ста тысяч долларов, на которые все и отрываются целый уикенд так, что рэпер "50 центов" в соседнем номере помирает от зависти и тоски, живут в пентхаусе роскошного отеля, закатывают вечеринки с девицами и трансухами, изображают из себя матерых гангстеров перед чересчур заносчивым молодняком, но все это скорее грустно, чем весело, потому что, как и было сказано, в последний раз. Дедуле, которого играет Кляйн, жена дала с собой презерватив и таблетку виагры - мол, тряхни стариной, а он без жены не хочет. Негру преклонных годов еще по силам выдержать несколько коктейлей из водки с ред-буллом, но на большее он никак не годен, к тому же Морган Фримен уже все сделал в "Пока не сыграл в ящик" с Джеком Николсоном. Ну а парочка де Ниро-Дуглас слишком озабочена своим противостоянием, застарелым и вновь актуализовавшимся. Вместо шуток про сперму а ля "Суперперцы" - шутки про мочу (в силу возрастных проблем с мочеиспусканием), алкоголь им покупать можно легально, а пить уже нельзя, хотя еще с подростковых времен 58 лет хранится бутылка виски - когда ее решаются открыть, выясняется, что даже виски испортился. Конечно, все портится - виски еще не так, как люди. В общем, зрелище скорее грустное, чем забавное, но непротивное - по большому счету, трогательное, а юмористические потуги пускай и дохленькие, но не позволяют истории безнадежно утонуть в старческих соплях, потому что плакать, глядя на все это, хочется: они ведь, на какой хеппи-энд не выводи, не вытягивай, последний раз гуляют, жить им осталось всего-ничего, как и всем нам.
маски

"Билокси-блюз" Н.Саймона в театре-студии п/р О.Табакова, реж. Олег Табаков, Александр Марин

За долгие годы существования спектакля состав менялся не раз, кто-то еще с Машковым смотрел - а я вообще ни в какой версии не видел за столько-то лет. Зато еще не выпустившихся студентов табаковского театрального колледжа я уже знаю неплохо, ходил и на их курсовой спектакль по Астафьеву, заметил некоторых в "Сказке о том, что мы можем, а чего нет" в МХТ, где они у Гацалова изображают ментов до начала основного действия (да так уверенно, что рассказывали мне, один депутат купился и наигранное хамство принял всерьез, удостоверением тряс, возмущался), ну а Павел Табаков еще и играет одну из главных ролей в "Годе, когда я не родился" Богомолова, а теперь самую главную - в спектакле, поставленном, и в самом деле, когда он еще не родился (причем табаковская премьера состоялась в 1987-м, всего через два года после американской) "Билокси-блюз" Саймона лишен жесткой фабулы, это по сути набор автобиографического характера скетчей на тему армейской учебки в годы второй мировой, объединенных фигурой рассказчика, ведущего дневник - уроженца Брайтон-Бич, наблюдательного Юджина Морриса Джерома. Занятно, что первой работой студентов колледжа, вынесенной на публику, тоже была постановка на военную тему, с персонажами-солдатами и минимумом женских ролей, "Пастух и пастушка:

http://teatr.ru/Repertoire/?tw=1&dt=20131121

Саймон, правда, это другой жанр, но тем более показательно, как в исполнении пока не совсем профессиональных, но очень юных артистов (они даже не ровесники своих героев, а моложе их) бродвейская комедия превращается почти что в "театр.док" по достоверности движений, жестов, интонаций, оставаясь при этом, конечно, развлекательным зрелищем, где реальные проблемы преподносятся опосредованно, приглаженно, упакованные в жанровую условность, Инвалид-сержант с садистскими наклонностями оказывается страдающим и по-своему мыслящим человеком, туповатые солдатики, каждый, своеобразной личностью, проститутка и случайная знакомая по танцулькам (всего два женских образа) - и те трогательные. Новые опусы театра-студии, во всяком случае лучшие из них, давно не имеют и привкуса студийности, а "Билокси-блюз", наоборот, чисто студийная постановка и в новой, восстановленной Мариным версии. Она режисерски сделана очень просто, так же просто оформлена Александром Боровским (три двухъярусные койки на колесиках, абсолютно прикладное решение, лишенное претензий на символизм и самодостаточную значимость, обозначают в не слишком различающихся конфигурациях то поезд, то казарму, то бордель), а весь упор - на исполнителей. И хотя роль Джерома на сей раз досталась Павлу Табакову, наверное, не только потому, что он на нее идеально подходит, никто не скажет, что он в ней неорганичен.