November 13th, 2013

маски

встречайте бабушку: "Филумена Мартурано" Э. де Филиппо в Малом театре, реж. Стефано де Лука

Сколько я видел разного качества сценических версий этой пьесы, а узнал впервые, что у героини помимо троих детей, еще и четверо внуков - один из сыновей, который водопроводчик, оказался многодетным папашей, которого отпрыски, по его словам, все время спрашивают, где же бабушка и когда она придет. Не то чтоб это принципиально меняло сюжетный расклад, просто в спектакле много и других подобных деталей, странных, избыточных, необязательных, которые удлинняют и утяжеляют действие. Для чего-то каждому эпизодическому лицу, от адвоката, походящему на мафиозо с зализанными волосами и в черных очках, до клоунской пары официантов, высокого худого и низкого полного, не говоря уже о слугах в доме Сориано, придумано столько ненужных, к тому же и малоинтересных подробностей - для того ли, чтоб выгоднее оттенить центральный дуэт, или наоборот, чтоб слегка разбавить "звездный" концентрат? Так все равно, сколько ни накручивай, а ставка на Соломина и Муравьеву сделана, вплоть до финала, когда декорации разлетаются, массовка выставлена вдоль задника, а "звезды" вальсируют посреди пустой сцены в голубой подсветке.

Внутри дуэта, правда, тоже нет гармонии, Юрий Соломин пытается играть дона Доменика тонко, тихо, осторожно (да отчасти и в силу возраста ему уже трудно плескаться актерскими красками направо и налево), чем невольно ставит себя в заведомо невыигрышное положение по отношению к партнерше, уж Ирина Муравьева чем другим, а осторожностью и сдержанностью манер никогда не отличалась. В первой картине, когда Филумена появляется распустехой, Муравьева выдает на гора законченную уличную хабалку - собственно, это возможный, допустимый вариант, Филумена ведь не в палаццо воспитывалась, тут даже просматривается режиссерский замысел преподнести образ заглавной героини в динамике, и уже в следующей сцене представления сыновей Филумена появляется прибранная, а после антракта - разряженной невестой, однако у Муравьевой все ипостаси героини так или иначе выходят одноцветные, хотя и кричаще-яркие на фоне намеренно или ненамеренно бледного Соломина. Наиболее убедительна муравьевская Филумена, грозящая придушить Доменико, так она трясет его за грудки, что в реальности угрозы не остается никаких сомнений ни у героя, ни у зрителя; зато до крайности фальшива в претендующем на проникновенность "мемуарном" монологе под "Аве, Мария". Но в целом спектакль пристойный, оторопи или ужаса не вызывает, а только удивление по поводу того, что Филумена временами путается в количестве собственного потомства, да то немудрено. При том что по жизни Муравьева - мать строгая, насколько я могу судить по единственному эпизоду, свидетелем которого я лично стал двенадцать лет назад на первом фестивале "Черешневый лес" в парке Горького, когда от Нескучного сада к выходу гостей возили на запряженных лошадьми тележках, Муравьева там тоже была с сыном и пьяный сын с тележки упал, как же она его ругала, как ругала.
маски

"Тор-2: Царство тьмы" реж. Алан Тейлор

Прелесть первого "Тора" была в том, что фантастические существа, гибрид персонажей архаичной мифологии с монстрами из комиксов про космических пришельцев, действовали на Земле, что достаточно забавно даже при вполне традиционном сюжете о вторжении инопланетян:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1991177.html?mode=reply#add_comment

Во втором "Торе" земные эпизоды куцые, дурацкие, не говоря уже о том, что Крис Хемсворт, будучи ничуть не талантливее своего брата, с голой жопой в первом фильме все же смотрится гораздо лучше, чем прекрасный лишь в плане актерского профессионализма Стелан Скаарсгард во втором. Астрофизика, которого Скаарсгард играет, настолько расколбасило по поводу предстоящего "схождения" (девять миров Вселенной должны выстроиться в ряд, что способствует их временной, раз в пять тысяч лет, взаимопроницаемости), что он принялся бегать без трусов по Стоунхенджу, за что и загремел в психушку, откуда его вызволили друзья Джейн, героини Натали Портман. Сама же она, соскучившись по отсутствующему два года Тору, искала портал в Аскагрд, а наткнулась на неведомую силу - существующий от начала времен и обладающей невероятной энергией "эфир", который хотят заполучить потерпевше поражение в битве с всеотцом Одином темные эльфы. Тем временем Тор наводит порядок во Вселенной, а его брат-предатель Локи, по-прежнему похожий на Сергея Безрукова, отбывает заключение в комфортабельной благодаря матери-королеве темнице. Вторгшиеся темные эльфы убивают королеву, а брата освобождает Тор, чтоб с его помощью без ведома отца покинуть Асгард вместе с Джейн, обмануть темных эльфов и обезвредить эфир, в ее теле пребывающей. Всю эту поеботину герои еще и пытаются по ходу объяснять в квазинаучных терминах, что совершенно нестерпимо слушать, а туповатый компьютерный мультик и упакованную в него бестолковое космическое фэнтези делается ужасно занудным. Разбавить нудятину режиссер пытается приколами типа того, когда Локи преображается в капитана Америку - то есть несмешными и неуместными. Про Локи, который в результате оказывается на троне вместо Одина-Энтони Хопкинса, я вообще не понял: он всегда был предателем, потом повел себя как святой и пожертвовал жизнью ради брата, а затем - то ли снова всех перехитрил, то ли это Один напоследок простил его и вернул к жизни. Впрочем, какая разница, такое кино смотрят, естественно, не для того, чтоб вникать в тонкости сюжета и характеров - однако и как зрелищный аттракцион "Тор-2" тоже не катит, картинка чисто декоративная, в ней зацепиться не за что, все сверкает, мелькает, горит и взрывается, но на два часа раздувать это удовольствие невозможно.
маски

"Там, за дверью" В.Борхерта, Thalia Theater, Гамбург, реж. Люк Персеваль ("Сезон Станиславского")

В прошлый раз было легче благодаря хорошо знакомому материалу - в случае как с "Отелло", так и в особенности с "Вишневым садом"

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2402721.html

"Там, за дверью" Вольфганга Борхерта (1921-1947), говорят, важнейшая для немецкоязычной драматургии пьеса, но, во-первых, совершенно мне лично неизвестная, а во-вторых, оставившая по себе ощущение ординарной претенциозной графомании, каковой, только написанной за последние годы, напичканы издаваемые Гете-институтом сборники "ШАГ": почти бессюжетной, велеречивой, полной словесно вычурных и содержательно плоских метафор. Разумеется, одна из главных тем - синдром солдата второй мировой, что для автора и его времени, допустим, было свежо, а сегодня навязло в зубах. На сцене абстрактно-собирательный унтер-офицер Бэкманн (Феликс Кнопп) безуспешно ведет диалог с еще более условным безымянным полковником неопределенного пола и возраста, который, полковник, то есть, иногда напоминает режиссера на кастинге, иногда выступает персонификацией явлений природы и общества, а в какой-то момент воплощает чуть ли не Бога. В спектакле тоже нет ничего такого, что я не видал бы раньше много раз, начиная с подвижного зеркального задника, заканчивая участием кордебалета неуемно жизнерадостных инвалидов-аутистов, наряженных независимо от пола в женские платьица и накинутые поверх них шинели. Помимо задника, "сценография" складывается также из поворотного круга, "родного" для театра им. Маяковского, где играли "Там, за дверью" (того самого круга, который катает персонажей "Талантов и поклонников" Карбаускиса), утлого столика (под который едва можно залезть), спрятанного за правой кулисой музыкального коллектива, а еще микрофонной стойки, с которой исполнитель главного героя работает на протяжении всего полуторачасового спектакля, правда, периодами в горизонтальном положении, распластавшись на сценой. Этой стойкой он, моментами натужно изображая отвязного рок-н-ролльщика (при том что, как я понимаю, Кнопп и по жизни - певец, музыкант), чуть было не прибил меня, сидящего в первом ряду - железка полетела прямо со сцены, а я, вот уж как на грех, именно к этому времени, с час поковыряв в носу, несмотря на орущую из ближнего динамика рок-музыку заснул со скуки и падающую на меня штуковину не заметил, хорошо еще, что безумная фея успела стойку схватить и спасти меня, сильно ушибла при этом руку, между прочим. По-своему "Там, за дверью" - нормальный, грамотно в определенном роде сделанный современный европейский спектакль, в нем есть ритм, свет выставлен, а Барбара Нюссе, играющая "полковника" в разных ипостасях этого множащегося, подвижного гротескно-аллегорического образа, просто выдающаяся актриса (но и ее мы уже видели в спектаклях Персеваля год назад), только все это даже с точки зрения формы как будто "сочинение на заданную тему". Про содержание я просто молчу, искусственно растравляемый и превратившийся уже в какое-то маньеристское мазохистское упражнение немецкий комплекс вины надоел до чертиков.