November 11th, 2013

маски

оркестр "Консертгебау" в КЗЧ, дир. Марис Янсонс: 2-я симфония Малера

Шутка ли - третье исполнение 2-й симфонии Малера с начала сезона, меньше чем в течение двух месяцев! Правда, второе, с Гилбертом Капланом, я пропустил, когда уезжал, отзывы о нем слышал не очень восторженные, а по поводу первого у меня и у самого сложились не лучшие впечатления:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2665219.html?mode=reply#add_comment

Кроме того, Вторая симфония записана на одной из кассет, которые я покупал в Германии больше двадцати лет назад на жалкие гроши, причитающиеся участникам школьного обмена в качестве карманных денег, так что эта музыка, казалось бы, знакома мне лучше, чем всякая другая (хотя, если честно, на той же кассете вначале идет Первая симфония "Титан", и до Второй я доходил не каждый раз, но за двадцать лет все же нередко). Тем удивительнее, что исполнение "Консертгебау" с Янсонсом открыло для меня Вторую симфонию прежде всего в плане ее невероятного мелодического богатства, оно меня просто огорошило, особенно в первых двух частях, пока еще не вступают солисты с хором. При том что как раз в первой части имели место отдельные небрежности в конкретных группах оркестра, и у медных, и у первых скрипок - мы в кои-то веки идеально сидели в 1-м амфитеатре и все хорошо слышали, и даже видели (без королька намного приятнее, спокойнее, и мест свободных осталось вдоволь, при том что строгостей было немногим меньше, чем накануне в БЗК с участиемопереточных голландских монархов), в целом оркестр звучал изумительно, преподнося на блюдечке каждую тему, в каком бы регистре она не проходила, оттого я и пережил эффект новизны в связи с хорошо известным вроде бы, уже и поднадоевшим слегка материалом. Вторая половина симфонии, дробная, сложная по структуре, может и не оказалось столь же явным открытием, но порадовала качественным вокалом обеих солисток (Вероника Джиоева отработала на уровне, а шведская меццо высоченного роста, не запомнил фамилии, просто прекрасно отпела свою партию), и достойным выступлением хора "Латвия" накануне их собственного большого концерта, хотя в ком другом, а латышским хористах я меньше всего сомневался, вот где вокальная культура рядовых исполнителей, не только раскрученных мегазвезд, стабильно находится на непревзойденной высоте. А Янсонс, конечно, выдающийся дирижер, среди ныне живущих - в одном ряду с Метой, Аббадо и Нагано, только он, в отличие от этих, еще и сравнительно часто приезжает в Москву - а все равно каждый раз сенсация.
маски

Типпет, Бакс, Элгар: "Туманный Альбион" в БЗК, дир. Геннадий Рождественский

При всех организационных издержках Рождественский не только довел второй год цикла до логического завершения, но и не отступил от заранее намеченных задумок, предварив 4-ю симфонию Майкла Типпета в основной программе исполнением его квартета в фойе силами солистов все той же капеллы Полянского. Под старушачий ропот и гомон стекавшейся в зал публики в закутке, где накануне вечером шла гульба голландских дипломатов, обрадованных приездом своего королька, звучал 4-й квартет Типпета, как бы вводящий в мир его поздней музыки. Отыграв таким образом все четыре симфонии композитора плюс квартет, Рождественский даже слишком подробно представил творчество этого, в общем, не перворазрядного, на мой взгляд, автора. Хотя поздние его вещи мне оказались ближе, чем, например, совершенно неинтересная Первая симфония, но и они достаточно обычные для своего времени: атональные, с использованием, по не Типпетом заданной моде, экстра-музыкальных выразительных средств, концептуальные, иногда напрямую "программные", неэмоциональные и при том не слишком изобретательные в плане формы. Одночастная 34-хминутная 4-я симфония достаточно разнообразна по использованным приемам, но все они уже по меркам 1977 года, когда она была написана, несвежие, включая и задействовованную "машину ветра", изображающую, по словам Г.Н., человеческое дыхание. Ну дыхание - еще куда ни шло, а уж история про то, что автора вдохновляли юношеские воспоминания о научно-популярном фильме про развитие зародыша кролика в утробе крольчихи и сам маэстро пересказывал сквозь смех. Арнольд Бакс - тоже не великое открытие, хотя его благозвучный и вместе с тем непошлый "Ирландский пейзаж" для скрипки с оркестром, навеянный лирикой Йейтса (солировал Александр Рождественский) и тем более музыка к написанному для Карсавиной балету "Правда о русских танцорах" 1920 года, построенного на косвенных аллюзиях, а иногда и прямых цитатах из русской музыки, связанной с дягилевскими сезонами (Рождественский указал на звучащую в соло первой скрипки тему "Тамар" Балакирева), а заодно и на ритмах венского вальса, и на джазовых интонациях, короче говоря, в основном стилизаторская, после Типпета казалась легкой, почти попсовой, несмотря на заковыристые порой гармонии - и здесь явно не обошлось без влияния Стравинского. Завершил цикл Рождественский блестящим "Торжественным военным маршам" своего - и моего - любимого Элгара, ко всеобщему удовольствию, но и сожалению. От многочисленных переносов лично я больше выиграл - первоначально у меня получалось посетить лишь два из четырех вечеров, а в результате удалось все четыре, последний так и вовсе на день поставили, как по заказу. Но я боюсь, что третьего года у цикла теперь не будет, а малоизвестной музыки британских композиторов наверняка осталось еще не на одну и не на две программы, только за эти четыре я впервые услышал Бакса, Блисса, Холста, не впервые, но тоже совершенно новую для меня музыку Бриджа, не говоря уже про Типпета - это не откровение, но это очень полезно и расширяет представления о культуре 20-го века. Ну а слушать Рождественского-рассказчика - отдельное и ни с чем не сравнимое удовольствие.
маски

"Рудольф Нуреев. Мятежный демон" реж. Татьяна Малова в "35 мм"

Почему документалка, даже по телевизионным стандартам убогая, идет в театральном прокате - вопрос отдельный, но не самый существенный: зритель билеты покупает - значит, будут крутить. Впрочем, материал собран не самый позорный - какие-то кадры из Уфы, какие-то свидетельства однокурсников, ничего сенсационного, но посмотреть можно. Невозможно смотреть на Андриса Лиепу, пафосное толсторожее чучело манерное, который изображает из себя не только подобие Леонида Парфенова в качестве "ведущего", но в некоторых эпизодах - и самого Нуреева, показывая, и это в своей нынешней безобразной физической форме, его движения, что в таком исполнении выглядит где-то пародией, а где-то прям-таки порнографией. Фактически именно Лиепа, а не Нуреев - главный герой этой поделки, поминутно напоминается, что он и со званием, и при должности, да Лиепа и сам не забывает подчеркнуть, что он у "Рудика" в квартире был, а тот ему отрезы 18-го века демонстрировал. Что еще продемонстрировал Рудик своему юному другу Андрису в приватной обстановке, осталось загадкой - Лиепа в фильме всячески подчеркивает не только собственную, но и нуреевскую гетеросексуальность, живописуя и чуть ли не в лицах разыгрывая его романтические увлечения девушками, от чего делается уже не смешно, а стыдно, неловко.
маски

Олеся Николаева в "Школе злословия"

Ведущие назвали эту тетку "умницей и красавицей" - они так прикололись над ней или просто пощадили больную старуху? Крашеная бабка, ужасно глупая, и хуже чем глупая - тупая, ограниченная, невежественная в каждом слове, даже в интонации, во взгляде, во всем. Представляли ее как "православного литератора" - она еще стишки пишет, но после программы не захотелось стишков, хватило прозы. Вообще "православный литератор" - это что-то из серии "военно-патриотического кино" и тому подобного, а уж
"православная толерантность" - какая-то чудовищная дикость, и как ведущие (для которых "настоящие православные" - Мень и Адельгейм; "настоящие русские" - видимо, они же), чуть ли не под пытками эту самую "толерантность" из гостьи тянули, душу вынимали в связи с "милосердием" в отношении к "Пусси райот", а она упиралась по-партизански, чтоб и сказать ожидаемое хозяевами, и у своих настоящих хозяев подозрений в излишней "толерантности" к врагам отечества не возбудить - вот где смех! Короче, православная литераторша устояла перед провокацией и хотя призналась в молитвах за заключенных, но за конкретных - видимо, за воров, убийц и насильников, за них-то не грех помолиться, церковь не осудит, благо в патриархии все такие же, а к оскорбившим ее чувства верующей это не относится, за тех пусть Мень с Адельгеймом молятся.

У меня в институте была преподавательница гомилетики, тоже, как и Олеся Николаева, попадья, чей муж-батюшка, отец Александр (Корабельников) до того, как владыко благословил его вести у нас катехизис, в нашем же заведении работал на кафедре философии марксизма-ленинизма и учил предыдущие поколения (в том числе многих наших преподавателей по специальным дисципилинам) научному атеизму, так что "катехизация" проходила в нашем случае под лозунгами типа "Иисус жил, Иисус жив, Иисус будет жить" и "учение Христа всесильно, потому что оно верно". Однако Галина Георгиевна, при своих крашеных в фиолетовый цвет волосами и с вечными рассказами про сына, работающего официантом в "Шератоне", все же была намного приятнее и умнее этой размалеванной дурищи с висюльками в ушах, которая, видите ли, помимо прочего еще и поэт, и ее стихам, написанным так рано, настанет свой черед. Однако и списывать все очевидные симптомы на эпидемически распространяющееся нынче "православие головного мозга", когда на первый взгляд владеющий всеми признаками человека разумного индивид не слышит, не отвечает, не реагирует на внешние вызовы, а повторяет только то, что заложенно программой извне, тоже нельзя. Я думаю, в случае с Николаевой и такими как она логика обратная: вирус православия, попадая в ослабленный, полуразложившийся мозг советской интеллигентки, слишком хорошо там себя чувствует, развивается быстрее, чем в нормальном, хотя бы и обезьяньем мозгу. Поразительно, до чего манерами, интонациями, образом мыслей Николаева напоминает Басовскую - тоже дуру-интеллигентку, хотя, казалось бы, совершенно иных взглядов, но интеллигентская глупость, видать, вещь более фундаментальная, чем убеждения, вера, идеология. Ведущие и в случае с Басовской, которая к ним когда-то приходила, -

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1954164.html

и с Николаевой остались довольны одинаково - они ведь тоже интеллигентки и тоже способны воспринимать лишь то, что вписывается в их ограниченные представления. Им очень хочется верить, что православные - тоже люди, тоже христиане, тоже способны на понимание и прощения, поэтому всякую чушь тетки и им подобная "русская интеллигенция" от века к веку принимают с неизменной благодарностью, лишь бы потешить свои иллюзии.
маски

"Горько!" реж. Андрей Першин (Жора Крыжовников)

Нехитрая идея приложить модную и распространенную как в артхаусно-фестивальном, так и в коммерческо-мейнстримовом формате стилизацию под любительское документальное видео к сюжету про современную русскую свадьбу оказывается на удивление плодотворным при наличии у режиссера вкуса в сочетании с профессионализмом. Картин про свадьбы, и драм, и комедий, немало, но "Горько!", в отличие от душеспасительных и боговдохновенных кинополотен Павла Лунгина, и не претендует на серьезный разговор о "сущности русской жизни" - у Андрея Першина, он же Жора Крыжовников (а это круче, чем Сарик Андреасян, правда, Сарик Андреасян - не псевдоним) это как-то само собой получается.

Изначально то, что публицисты назыают "наличием в российском обществе противоположных цивилизационных векторов", задает комический эффект: действие происходит в Геленджике, жених работает в местной газете, невеста - в службе протокола "Газпрома", контраст между родителями молодых еще глубже, отец жениха делает вручную рыболовные снасти, отец невесты бывший десантник, устроившийся при власти и при кормушке, а уж более дальняя родня, особенно со стороны жениха, и вовсе туши свет, начиная с братишки, откинувшегося уголовника с соответствующими повадками. Соответственно, на этом контрасте строится и сюжет: стесняясь предков, молодожены задумывают собственную свадьбу, согласно мечте невесты, в стиле "Русалочки", в гламурном яхтклубе, с приглашенным модным ди-джеем и без позорных родственничков, а у отца своя идея - ресторан "Золотой", тамада с двадцатилетнем стажем, не успевшая до конца оплакать убитого на зоне сына, "Утоли мои печали, Натали" и почетные гости из числа местной администрации. Естественно, обнаружив, что молодожены сбежали на "свою" свадьбу, родня во главе с отцом-десантником отправляется громить яхт-клуб, но поздно - невеста и без того уже понимает, что совершила ошибку, обманув отца, потому что ближе у нее все равно никого нет, они все - одна семья, такая вот "РУ-салочка" получается. К финалу нарастает надрыв и рвется нарыв, а сквозь душевные раны проглядывают пресловутые "духовные скрепы": родня - это святое, а гламур - побоку, там все равно одни наркоманы, но даже конченый отморозок-брат, выясняется, отсидел не просто так, а за то, что девушку защищал, и страдает из-за ее непостоянства. Поэтому когда пьяный братец жениха простреливает из пистолета ногу отцу-невесты, бравый десантник говорит ментам, что сам себе ногу по пьяни продырявил, рецидивиста отпускают и вместо него вяжут гламурного городского наркомана - поделом.

Вопреки сложившейся за последнее время традиции кино не просто стилизовано под хоум-видео, снятое еще одним братишкой жениха (не тем, который откинулся), но и не напичкано под завязку медийными лицами, актерски недееспособными, что делает и без того узнаваемые типажи "Горько!", воплощенные малоизвестными, но одаренными исполнителями абсолютно реалистичными. Единственное "медийное", и тоже на свой лад удачное исключение - сопродюсер проекта Сергей Светлаков, играющий сам себя, по сюжету нанятого "свадебным генералом", но вовлеченного в гульбу по самые уши. Десантура и казаки, гламурные наркоманы и дикие пляски под Сердючку - все это вполне убедительный в силу узнаваемости житейский винегрет, гротеск если и присутствует, то непридуманный, не на потребу, а естественный, просто умело, остроумно преподнесенный. Сакраментальный вопрос подвыпившего местного начальничка "а Сергей Безруков - гей?" - из того же репертуара, он возникает не оттого, что создатели опуса ополчились на Безрукова, и на Баскова заодно тоже, просто эти вопросы на самом деле волнуют т.н. "простых людей". Безруков, конечно, гей, но фильм Жоры Крыжовникова не об этом, а именно о "простых людях", разной степени и характера простоты, но, не в пример ориентированной на ценности мировой цивилизации гламурной тусовке, по-настоящему близких друг другу в своем универсальном русском уебстве при всем его кажущемся многообразии.
маски

"Облачно...-2: месть ГМО" реж. Коди Камерон, Крис Перн; "Индюки. Назад в будущее" реж. Джимми Хейуор

То и другое - хрень, конечно, но "Облачно-2" - еще и занудная, даже в сравнении с первой частью. Горе-изобретатель с друзьями отправляется на родной остров, захваченный произведенными его машиной продуктами-мутантами, хотя на самом деле его лишь использует зловещий и одновременно нелепый делец от пищевой индустрии. Если есть в мультике что-то более-менее забавное - это глазастая клубничка с ручками-ножками, которую подружке-метеорологу удается приручить. Остальное, включая даже обезьянок (у бизнесмена-пищевика, как и у юного техника, тоже имеется ассистент из числа приматов), уныло, тоскливо.

"Индюки" не менее бестолковые, зато намного веселее. "Назад в будущее", чего я никогда не понимал - фильм культовый и важная часть американской киномифологии, однако мультик к трилогии имеет самое опосредованное отношение, а более прямое - к мифологии культурной и исторической. Реджи - гадкий индюшонок, презираемый соплеменниками за то, что умнее остальных, он единственный, кто догадывается, что индюков в День благодарения отправляют не в индюшачий рай, а в духовку и потом на праздничный стол. Вместо стола ему удается оказаться в президентской резиденции - стать индюком, помилованным президентом США в честь дня благодарения по просьбе его плаксивой дочки. Но едва Реджи обжился в Кемп-Дэвиде и всмотрелся в мексиканский сериал "Мир любви", как за ним явился сумасшедший красный индюк Джейк и от имени организации "свободу индюкам" призвал его на борьбу с традицией американцев угощаться на день благодарения индюшатиной. Для этого они забираются на секретной военной базе в машину времени и отправляются в 1621-й год в Плимут, где традиция Дня благодарения зародилась. Причем попадают туда в самый разгар "индейского лета", когда деревья покрыты красной листвой. Поскольку я сам только что побывал в тех самых местах, мне за похождениями героических индюков следить было особенно увлекательно, хотя мультик сделан вполне стандартно, начиная с того, что Реджи влюбляется в дочку индейского (в смысле - индюшачьего) вождя и ведет себя, чтоб походить на героев любимого мексиканского сериала, а подручными губернатора Брэдфорда выступают охотники, больше похожие на бандитов. Вообще мультику присуща любопытная на свой лад путаница: с одной стороны, гонимые индюки, вынужденные покинуть родные леса и скрываться от поселенцев в убежище, явно ассоциируются с индейцами, а с другой - именно в благодарность индейцам и возник День благодарения с его традицией поедать индейку. Но в такие культурологические дебри лучше не закапываться, история совсем детская, хоть и напичкана "политкорректными", то есть уродливыми и антиисторичными представлениями об американском прошлом.