November 4th, 2013

маски

Венский камерный оркестр, дир. Штефан Владар: Бетховен, Гайдн (открытие фестиваля Viva, cello в БЗК)

Шли неохотно, попадали трудно, но как ни странно, концерт оказался лучше, чем можно было предполагать, хотя, конечно, многого ждать от программы из часто исполняемых и в основном не слишком мной любимых сочинений не приходилось. И все-таки Венский камерный оркестр восхитил своей слаженностью, а солисты не подвели. В первом отделении играли тройной концерт Бетховена, ужасно, на мой вкус, занудный и слащавый, к тому ж не так давно в КЗЧ его исполняли Холоденко и Бузлов с ГАСО. У венского оркестра он прозвучал как салонный дивертисмент - но в этом формате почти безупречно, разве что Алена Баева, единственная из всех участников, не приблизилась максимально к совершенству, а Борис Андрианов и Штефан Владар, сидевший за роялем и одновременно руководивший оркестрантами, отработали безупречно. Второе отделение открывал Князев, игравший с оркестром первый виолончельный концерт Гайдна, и если Бетховен смахивал поначалу на салон, то Гайдн в исполнении Князева вышел, не в пример Бетховену, чуть ли не предтечей романтизма. У Князева есть гнусная черта пыхтеть и сопеть во время музицирования, что всегда сильно портит впечатление от его выступлений, но тут я сидел чуть подальше, в десятом ряду, его охи-вздохи до меня долетали слабо, а виртуозность техники и при этом настоящую музыкальность, невероятное вдохновение солиста оценить можно было с любого расстояния, да и с оркестром у него взаимопонимание не пропадало от первой до последней ноты. После Князева несчастная 4-я симфония все того же Бетховена, пускай и блестяще отыгранная, уже не особенно вдохновляла, да и запомнится вечер в любом случае не Бетховеном и не Гайдном, не Андриановым и не Князевым.

В паузу между первой и второй частью симфонии из первых рядов партера поднялся пузатый мужик и толкнул речь, которую я не целиком расслышал, а дирижер с музыкантами, люди-то не местные, вовсе не поняли. Потом оказалось, что сей тонкий ценитель прекрасного решил таким образом, на манер азербайджанского ресторана, поздравить своего друга, отмечающего 60-летие, и посвятить ему исполнение симфонии Бетховена (которую написал, между прочим, Бетховен, и исполнил Владар с оркестром - а пузатый мужик тут как бы ни при чем), потому что юбиляр, по словам оратора, очень хороший человек. Бедный последыш австро-венгерской культурной традиции пытался жестами его усадить на место - ну это, само собой, не сработало, тут вам, маэстро Владар, не Вена, махайте руками лучше на своих оркестрантов. А может, дирижер решил, что за права человека выступают, требуют освобождения политзаключенных - вот это он уж совсем напрасно, в России, как известно, политзаключенных нет, зато хороших людей - как собак нерезанных, и каждый отмечает в свой срок юбилей, заслуживает поздравления, а от Бетховена с какими-то заезжими музыкантами разве дождется русский такой чести? Приходится брать инициативу в собственные руки. Потом еще во время четвертой части на тетку в партере с бельэтажа буклет упал, прям на голову - будь это фолиант от пасхального фестиваля, сдохла бы тетка на месте, до дослушав симфонии, но у "вива челлы" не буклет, а брошюрка жалкая, так что все остались живы, еще и повеселились.
маски

"Славные ублюдки" реж. Клер Дени в "35 мм"

Уж на что местные кинопрокатчики непредсказуемы в изобретении собственных названий для фильмов (подумаешь, "Les salauds" - ну "сволочи" и "сволочи", хорошо, пускай "ублюдки" - "славные" то с какой стати?!), а Клер Дени предсказуема еще меньше, не знаешь никогда, чего ждать от нее, бессвязной артхаусной поеботины типа "Незваного гостя", или мелодрамы в формате телефильма выходного дня, как "В пятницу вечером", при том что упомянутые две картины в фильмографии режиссера следуют один за другим с перерывом в пару лет. "Белый материал", предыдущий ее фильм 2009 года, тоже попадавший в прокат, оказался на удивление традиционным по форме и при этом весьма смелым с точки зрения подхода к проблеме расово-цивилизационного противостояния, что меня в свое время удивило, причем скорее приятно:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1773959.html

В аннотационном пересказе "Ублюдки" - и того "традиционнее":

Капитана грузового судно Марко срочно вызывает в Париж сестра Сандра – её муж покончил с собой, их семейный бизнес развалился, и Сандра точно знает имя человека, из-за которого это всё произошло: некто Эдуард Лапор. У Марко нет никакого плана мести, но он, тем не менее, въезжает в здание, где живёт Рафаэлла, любовница Лапора, чтобы иметь возможность следить за ними. Но случайное знакомство с Рафаэллой и её сыном может перевернуть всю жизнь Марко.

Аннотацию, однако, лучше прочесть заранее и не по одному разу, да и все равно распутывать сюжет, рассказаный нарочито мутно, рвано, в нелинейной последовательности, придется с трудом. Насколько труд оправдан - можно спорить. Во всяком случае, притоптанные кукурузные початки, явственно напоминающие мужские половые органы и, как становится со временем ясно, в той же функции использованные (продвинутые критики в один голос отмечают сей факт как аллюзию на "Святилище" Фолкнера) - это откровенная пошлятина (в особенности если и впрямь аллюзия), а голая девица, разгуливающая по улице и проливающая текущую из вагины кровь - еще и пошлятина малоприятная для глаза.

Из путаницы, однако, можно выловить, что истинная причина самоубийства мужа сестры Марко не столько в разорении, сколько в том, что он участвовал в изнасиловании родной дочери (если я все-таки правильно связал эпизоды - ни в одной из десятков критических статей, равно апологетических и разгромных, нет и намека на вменяемый пересказ или хотя бы обозначение узлового для фабулы элемента). В свою очередь, роман Марко с Рафаэллой, сожительницей предполагаемого виновника семейных бед, тоже никуда не ведет - ее муж забирает маленького сына и отваливает, оставляя ее одну, поскольку обнаружил связь женщины с подозрительным соседом.

Пафос "они сами виноваты", применительно к белым в Африке (в "Шоколаде" и в "Белом материале") вульгарен и фальшив, но объясним, как объяснимо любое клише. Почему персонажи "Ублюдков" тоже "сами виноваты" - это уже вопрос более сложный, точнее, вообще не вопрос, просто режиссер мыслит мало того, что идеологическими штампами, так еще и чужими штампами, а прикладывает их не к социальным реалиям даже, но к семейным, из чего и вовсе полная ерунда получается. Логически у Дени не сходятся концы с концами не то что в сюжете (там она из разводит нарочно, петляя и путая следы), сколько в мировоззрении, в ее отношении к персонажам и тем общественным явлениям, которые они представляют: если все они такие порочные - почему при этом настолько ранимые и совестливые? Так что в "Ублюдках", на самом деле совершенно бесславных, нет ничего такого, что Дени уже не высказала бы куда как более толково в дебютном "Шоколаде", случившемся, ни много ни мало, 27 лет назад:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2024679.html