October 4th, 2013

маски

"Литые образы России" (русская бронза) в аукционном доме МакДугалл

Екатерина МакДугалл заметила, что в отличие от наследующего античности западно-европейского пластического искусства, в российском обнаженного тела, хотя бы даже женского, не встретишь, зато широко представлены народно-патриотические мотивы - бабы с топором, мужики-переселенцы, исторические деятели. Экспозиция отражает эту тенденцию. Выставка (не связанная, между прочим, непосредственно с аукционом, с продажами) основана на коллекции Давида Якобашвили, и это только часть ее, но часть впечатляющая и именами, и качеством отдельных работ: Антокольский - "Голова Иоанна-Крестителя", "Иван Грозный" (небольшая модель), "Нестор-летописец", голова Мефистофеля; Опекушин - модель памятника Петру; Лансере со своими лошадками; Эрьзя и т.п. Размеры небольшие - формат "кабинетной скульптуры", включая и образцы декоративно-прикладного искусства. Собрание бронзы обрамляет живопись адекватного уровня - крупные полотна Стеллецкого, пристрастия Макдугаллов к которому я, честно сказать, не до конца понимаю; итальянский (Капри) пейзаж Шухаева; "Обнаженная" Удальцовой - глаз не оторвать, интереснейший автопортрет Бориса Григорьева "с курицей и петухом" (на самом деле куры занимают на полотне сравнительно мало места, а художника окружают крестьянские рожи, и это дает поразительный эффект одновременно и сопричастности автора изображаемому, и выделенности из общего ряда). Забавное жанровое полотно Маковского "В школе" - ничего особенного в живописном плане, если не считать, что школа - восточная, азиатская, довольно экзотичная на вид. "Салют" Самохвалова и натюрморт Грабаря, яркие цветочки Герасимова - вещицы поскромнее, но зато они лучше подходят "кабинетному" формату скульптурной коллекции, которая, как я понял, в ближайшем времени станет основой не просто временной выставки, но и постоянно действующего музея. А пока что их можно увидеть в зале на Ермолаевском, и как всегда, бесплатно по предварительной договоренности.

В МакДугалл приходить всегда приятно, но особенно по контрасту с предаукционной выставкой пафосно-говнистого "Кристи", тоже бесплатной, но куда мне удалось попасть только со второго раза и не без проблем. Накануне прибежали мы из Большого, и нам говорят, что в восемь выставка закрылась, хотя объявляли что она работает до десяти. Ладно, на следующий день после МакДугалла прихожу ближе к шести вечера - опять, говорят, нельзя, специальное детское мероприяте, с шести - в обычном режиме. Решил подождать четверть часика, перевалило за шесть - говорят, еще дети не вышли. За следующие полчаса прошло полтора ребенка с подарочными пакетами, что там сделали с остальными - неизвестно. В полседьмого подпустили к картинам - числом всего пять. Из них действительно стоящие "Лесорубы" Гончаровой (1911) и неплохой Кандинский, "Черный и фиолетовый" (1923). При этом откровенно халтурный Магритт, "Поле очарование II" (обнаженная дева с белым голубем и змеящиеся башенки), скромный натюрмортик с персиками Матисса (1920) и крошечная, хотя и достойная "Обнаженная" Пикассо (1908) - на пять минут осмотра, по два "карателя" на каждого посетителя и каждую работу, и масса потерянного времени.
маски

"Altro Canto I", балет Монте-Карло, хор. Жан-Кристоф Майо в Большом

Еще не отшумели на Новой сцене Большого карамазовские страсти Эйфмана с цыганщиной и воздвижением креста, а на историческую уже высадился десант из Монте-Карло. Конечно, Монако - это довольно далеко, но после Эйфмана - как будто вообще из другого мира, совсем другого. "Альтро канто 1" - вещь скорее декоративная, нежели концептуальная, зато какой отточенной выделки! Юбочки от Лагерфельда на исполнительницах и исполнителях, дуэты и трио, выстроенные будто ожившие под музыку Монтеверди (не его одного, но в первую очередь) классические храмовые скульптуры, великолепная Бернис Коппьетерс, которую мы, по счастью, уже видели в хореографии Майо дважды, на Новой сцене Большого в рамках прошлогоднего мини-фестиваля WW@алет (которого, как сказал перед прогоном монте-карловского спектакля Филин, больше не будет - а жаль, прекрасный был проект, именно в его рамках состоялась премьера "Классической симфонии" Посохова, которая сейчас дополнила спектакль Майо) и в Кремле на балетном гала год назад. "Альтро канто" - постановка 2006 года, то есть не очень новая, но как раз в силу своей декоративности она, как и шедевры Баланчина, не устаревает. Бернис выходит примерно на середине 38-минутного балета, и с ее появлением геометрия мизансцен и самого пространства выстраивается вокруг нее, она сразу становится организующим центром - великолепная артистка. Пускай гастроли балета Монте-Карло - прежде всего часть политической акции, и может быть эта акция имеет неприятную для кого-то подоплеку, но благодаря ей мы хотя бы увидели что-то хорошее, а хорошего так мало, и все меньше, меньше.
маски

"Короли лета" реж. Джордан Вогт-Робертс в "35 мм"

В свое время я не прочувствовал прелести "Королевства полной луны" Андерсона, хотя рационально могу объяснить всеобщий восторг: стилизованное ретро, подростковая романтика, обаяние кинозвезд. В "Королях лета" похожая история: 15-летний Джо с другом Патриком и придурковатым коротышкой-андрогином Баджио бежит в лес, вместе они сколачивают хибарку и живут там неделями, чувствуя себя Робинзонами, даром что отовариваются в ближайшем придорожном супермаркете, пока родители поднимают на ноги полицию. Формально "Короли лета" намного проще, чем "Королевство полной луны", тут нет стилизаторских заморочек, а романтическая линия рвется, не успев завязаться как следует - девушка Келли, которая нравится главному герою, поначалу предпочитает парня постарше, а потом, увязавшись за компанию в лес, почему-то выбирает Патрика вместо Джо. Под конец Джо остается в лесном домике и вовсе один. По сути же фильм куда менее однозначен, чем пустышка Уэса Андерсона, и дело не сводится к бунту юнцов против родителей-идиотов и лицемерного социума. Просто мальчики хотят побыстрее повзрослеть, а их родители и в особенности отцы (мать Джо умерла) предпочли бы вернуться в юность, и коль скоро это невозможно, бессознательно стараются хотя бы сыновьям продлить детство. Которое все равно, как и лето, заканчивается. Конечно, опыт не проходит даром, и в итоге Джо совершает почти героический поступок, спасая Келли от змеи - ядовитый укус, правда, принимает на себя не он, а несчастный Баджио, который, "вернувшись с того света", всерьез полагает, что побывал в раю и видел демонов. Мотив обретенного и потерянного рая, однако, подается в фильме ненавязчиво, как и "бунтарская" подоплека бегства героев в лес, то и другое связано прежде всего с возрастом, отчасти с полом, но не с социальными условиями жизни, режиссеру удается обойтись без разоблачительного и обличительного пафоса, и это спасает непритязательную картину от обычной в таких случаях банальности.