September 25th, 2013

маски

"Прощай, Париж" реж. Франциска Бух в "35 мм"

Шла бы речь про Россию и Таджикистан или два других цивилизационно неполноценных политических образования - сразу понятно было бы, что проплаченная государственная заказуха, но Франция с Германией, вроде бы, не должны опускаться до подобного. Однако зачем еще придумываются и снимаются такие фильмы - тоже не понимаю. Две сюжетные линии связывают Париж с Дюссельдорфом через случайное знакомство героев в аэропорту. Представитель германского инвестиционного банка (Ганс Вернер Мейер) находит выгодный, как ему кажется, способ вложений - в процветающую французскую колбасную компанию, которой руководит милейший дяденька (Жерар Жуньо), оказавшийся, пускай и поневоле, плутом-банкротом, из-за чего немецкий банкир лишился работы, а вскоре и ревнивая жена-блондинка ушла от него, забрав дочь. Начинающая немецкая писательница (Джессика Шварц) знакомится в Париже с архитектором, строит с ним планы, но после аварии тот оказывается в коме, а жена архитектора (Сандрин Боннер), поначалу к любовнице непримиримая, предлагает ей разделить ответственность за отключение мужа от аппарата жизнеобеспечения - и решение они принимают вместе. Пока любовник в коме, писательница находит себе уже в Дюссельдорфе, чтоб далеко не ездить, другого архитектора, датского и помоложе, но и его бросает ради безработного банкира. Так их случайное знакомство в аэропорту оборачивается к общему удовольствию и, возможно, к счастью. А вдова парижского архитектора на кладбище встречает бывшего клиента мужа, который похоронил 20-летнего сына, и у них, похоже, тоже дело идет к новой свадьбе. Кстати, дедок тот - вообще из Люксембурга, так международные связи оказываются даже не двух-, а трехсторонними, за что люксембургским продюсерам, наверное, пришлось доплатить отдельно. Люди мрут, семьи распадаются, компании разоряются - но отвратительное "жизнь продолжается" составляет весь пафос картины, а ее квинтэссенсция - притча, которую рассказывает в фильме, что характерно, жулик-банкрот инвестору-пройдохе: мол, наполеоновский солдат, отступая, провалился с обрыва в пропасть, сверху русские, внизу бездна, а он увидел спелую ягодку землянички, сорвал ее и съел.
маски

"Конец света 2013. Апокалипсис по-голливудски" реж. Сет Роган, Эван Голдберг

Сет Роган ведет своего старого приятеля Джея Барушеля на вечеринку по случаю новоселья Джеймса Франко, и там их в компании Джоны Хилла, Денни МакБрайда и Крейга Робинсона застает Апокалипсис. Прикол, по задумке, в том, что молодые звезды Голливуда играют как бы сами себя, то есть либо пародируют собственных киноперсонажей, либо выворачивают наизнанку сложившиеся имиджы. Джей Барушель - ненавистник Голливуда и тусовки, Джона Хилл - лицемерный святоша, Сет Роген - слабовольный и зависимый придурок, Джеймс Франко - самодовольный отморозок, ну а МакБрайд - просто законченный и агрессивный дегенерат. Впридачу к ним прилагаются обдолбанный Майкл Сера, которого в туалете обслужили две девицы с двух сторон сразу, заплевал коксом Кристофера Минц-Пляссе, а потом его проткнул столб и он провалился в преисподнюю; Эмма Уотсон искала защиты в доме Франко, но заподозрила его друзей в нечистых намерениях, напала на них с топором и загребла всю еду; самый неожиданный имидж - у Ченинга Татума - он здесь опущенец, которого выебал Джеймс МакБрайд и посадил, напялив кожаную маску, на цепь. А также адские монстры, людоеды, одержимые - и рай с дискотекой. Плюс каламбурчики типа "сперма - это слезы моего члена". Думал, отойдут от наркоты и морок пройдет - да видно, для полного метра (изначально идея послужила для короткометражки) такой прием слабоват.
маски

"Джобс. Империя соблазна" реж. Джошуа Майкл Стерн

Пафосные голливудские кинобиографии людей, про которых я ничего не знаю, начинают надоедать. А в случае с т.н. "Империей соблазна" (на что надеялся тот, кто придумывал такой прокатный подзаголовок?) дело даже не в том, что Джобс еще менее интеересен, чем Цукерберг. Финчер, по крайней мере, снимал кино, а Стерн рассказывал историю жизни в киноформате - принципиально разные задачи, отсюда и результаты: у Финчера получился пусть не лучший в его фильмографии, но достойный фильм, а "Джобс" - занудная поделка с расчетом по-быстрому срубить денег на интересе к персоне, которая лично у меня и после просмотра интереса не вызвала. Хотя общее просматривается как в характерах, Джобса и Цукерберга, так и в сферах их деятельности, хотя Джобс, по крайней мере, что-то производил, а не торговал иллюзиями, и чтоб не чувствововать себя свиньей под дубом, хочу отдать Джобсу должное - как ни крути, а результатами его труда мне доводилось пользоваться (при том что "Макинтош" всегда давался мне не без проблем, а айпод от айпада я до сих пор отличаю с трудом, в жизни не держал в руках ни то, ни другое), но плодами деятельности Цукерберга - вообще никогда. Судьбы их тоже чем-то похожи - оба шли по головам, но обоих также и обманывали, предавали, личная жизнь, отношения с людьми складывались непросто, и сами они, видимо, были тому главной причиной.

Эштон Катчер с бороденкой похож на фото, предъявленное перед финальными титрами для сличения с прототипом. Его Джобс - одержимый одинаково и продуктивными идеями, благими намерениями, и темными страстями. Ему ничего не стоит надуть компаньона, выставить из дома беременную подружку, хотя к родителям он относится с почтением и вообще тема отцов и детей в картине как-то слабо развита, видимо, трудное детство - это не про Джобса, папа даже предоставил в распоряжение сына гараж под мастерскую. Но биография пересказана не последовательно, а несколькими основными периодами. (О том, что родители Джобса - приемные, я узнал позднее из анонсирующих статей).

Начинающий Джобс подбирает команду, работает в родительском гараже, ищет инвесторов. Успешный Джобс в силу своей неуемной энергии быстро теряет почти все из того, что добился, преданный партнерами (в том числе ближайшим - Майклом, которого сыграл Дермот Малруги). Суперуспешный Джобс, отыгравший все потерянное с лихвой, вернувший себе главную, им порожденную компанию и отомстивший изгнанием предателям (и в первую очередь - все тому же Майклу), а заодно и прекрасный семьянин, с молодой женой, старшей дочерью-подростком (знать ее прежде не хотел, а поди ж ты) и подрастающим сыном. От благости и оптимизма делается больно глазами - предатели наказаны, верные поощрены, и сам Джобс - вечно живой, вечно молодой, вечно энергичный и неуемный. Не то что неубедительно, учитывая хотя бы недавние обстоятельства - но как-то странно.
маски

"С любимыми не расставайтесь" А.Володина в МХТ им. А.Чехова, реж. Виктор Рыжаков

Сам удивляюсь, но смотрел спектакль в первый раз, хотя идет он, меняя составы исполнителей, десять без малого лет и задним числом я полагаю, для Рыжакова он послужил подступом, разминкой, упражнением к работе над "Пятью вечерами", увенчавшейся шедевральным спектаклем в Мастерской Фоменко. "С любимыми не расставайтесь" в МХТ, конечно, поделка простенькая, в формате студенческой постановки, хотя в нынешнем составе студентов немного, но все актеры молодые, более или менее недавние выпускники. Как и позднее в "Пяти вечерах", Рыжаков не то чтоб совсем избегает "чувствительности", но дозирует сентиментальность скупо, а конструкцию выстраивает жесткую и лаконичную: с одной стороны - парковый вечер отдыха с массовиком-затейником, бегом в мешках, жмурками и леткой-енкой, с другой - суд и крикливая судья (роль куда интереснее придумана, чем исполнена, увы), между ними - разводящиеся по разным, но в чем-то сходным причинам супружеские пары и среди них одна (Артем Быстров и Ольга Литвинова), чья история прослежена более подробно, чем остальные. Сюжет хорошо известный по старой пьесе и популярному фильму режиссер не пытается актуализировать, но и ностальгической "атмосфэрности" в спектакле тоже нет. Точнее, актуализация у Рыжакова происходит не за счет антуража, внешней атрибутики, но на уровне ритма, интонаций - никакой псевдопоэтичности, но при этом через жесткость пробивается подлинная лирика.
маски

вечное возвращение в нескучный сад

Герои фильма Муратовой приходят к одному и тому же разговору на одну и ту же тему - а я пошел в ресторан "Нескучный сад" на вечеринку по случаю московской премьеры фильма, который видел накануне в "Райкин-плаза" по наущению нашего дорогого друга Феликса. Сам Феликс, конечно же, предпочел провести вечер спокойнее и комфортнее, для него сбор гостей в 22.30 - это поздно, ну а я, как пионер (московская премьера фильма Муратовой как раз в "Пионере" проходила) - всегда готов, и для меня - в самый раз, лишь бы кормили и наливали, благо выдающееся произведение Киры Муратовой я уже увидел, в отличие от большинства гостей тусовки. Как я понял, мероприятие привязали к премьере Муратовой опосредованно, важнее было подать спонсорские бренды - к примеру, сигаретные, хотя слоган "курение убивает" вряд ли рекламный, а какиой конкретно марки сигарет убивают наилучшим образом, из плакатов уяснить оказалось трудно, впрочем, я все равно не курю.

Полчаса простоял на Садовом кольце в ожидании 79-го троллейбуса, не желая шлепать под дождем на набережную. В результате, не дождавшись, дошлепал за пять минут, и мимо меня по ходу проехали два троллейбуса - типичная для Москвы ситуация. Но все равно на момент моего появления никаких суперзвезд, кроме Прохора Шаляпина, в ресторане не наблюдалось. Даже Князенька, собиравшийся по имеющимся данным брать у Прохора интервью (или как это у них называется, я подзабыл), не нарисовался. Пока я подъедал невкусные тарталетки, которые немногочисленные гости и забесплатно не желали принимать внутрь, и запивал их виски как самым безопасным продуктом (хотя предлагали шампанское, вино и кое-что еще, и кое-что иное), основное пространство заведения заполнялось неспешно. Тем не менее я успел пообщаться с Виталием Козаком, которого помню (а он помнит меня) по его работе у Юдашкина, и с Леной Захаровой, которую я просто помню и не собираюсь забывать, несмотря на то, что спектакли, на которые она приглашает, все никак не попадутся на моем пути. Зато я обнаружил помимо основных площадей ресторана аппендикс веранды, выходящей окнами на "Буран", мост и Пушкинскую набережную с противоположной стороны реки. Там-то я и обосновался - на десять примерно столов в этом пространстве других желающих, кроме меня, за все отведенное время не нашлось. Туда я носил сначала те же говеные тарталетки, потом роллы (надо же - выбросили, а все ждали, наблюдая наборы деревянных палочек на фуршетных столах, но роллы разворачивались на ходу, не дожидаясь, пока их обмакнут в соус), и, наконец, шашлыки. Туда же притащил я перед уходом, чтоб уложиться как следует, бутылку прикрасного виски, притыренного с одного из фуршетных столов - ну не пропадать же добру, халявщиков не наблюдалось, а Прохору Шаляпину, должно быть, западло виски пиздить (мне-то не западло).

Но какой же прекрасный вид дождливой осенней ночью открывается с дебаркадера у Фрунзенской на парк, набережную и мост - никакого допинга не надо. А меня на обратном пути, не в пример дороге до ресторана, подождал идущий в парк троллейбус, и хотя я замешкался, пока долго и мучительно искал свой зонтик в залежах у стойки при входе, доехал с максимально возможным для описанных условий и образа жизни комфортом до метро. И мало того - накануне в это время движение по ветке остановилось, потому что какой-то русский пешком зашел в тоннель, а мне снова повезло, никто по тоннелям, кроме поездов, не ходил, и свою законную бутыль вискаря я доставил до дома в лучшем виде вместе с непреходящими впечатлениями от увиденного днем ранее фильма Муратовой:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2665195.html

При том что ни Муратовой, ни Литвиновой на вечеринке я не наблюдал - но, может, их гуляли отдельно от праздно-гламурной публики. Зато домой успел на 2-й концер Шопена по телевизору - Луганский играл.
маски

"Школа жен" Ж.-Б.Мольера в театре п/р О.Табакова, реж. Александр Хухлин

Приятный спектакль, и не "во всех отношениях", а "просто приятный". Адаптация вездесущего Дмитрия Быкова не привязывает сюжет к современным реалиям, а касается скорее языка, стиля речи персонажей, а если и намекает на что-то социально-политическое, то в самых общих чертах. То же и с оформлением - ч/б, разбавленное зеленью в горшках, решетки, жалюзи. Пластические этюды с участием юношей из табаковского колледжа не просто удачно придуманы и ловко исполнены, но и привязаны к основному действию (чего стоит только жонглирование кувшинами). Тонкая работа Семчева в роли обманувшегося в чувствах и надеждах старика, который рассчитывал воспитать из бедной девушки идеальную жену для себя, а вырастил ее, получилось, для другого, которому сам же вынужденно и помог - комизм ситуации главного героя оттеняется драматизмом, а местами и чуть ли не оперным трагизмом его переживаний. И будь постановка выстроена менее ловко, не столь изощренно по форме - не возникало бы вопросов по содержанию, как это случилось некоторое время назад, например, в "Мастерской Фоменко" со смеховским опусом "Прости нас, Жан-Батист" - в табакерочной "Школе жен" все гладко, ну разве что не совсем понятна функция сидящей сбоку суфлерши, подсказывающей Семчеву текст - коли такова производственная необходимость и актер нетвердо знает роль, необязательно этот элемент обыгрывать в действии, а если это часть постановочного решения - оно должно быть более последовательным. Но в остальном все практически, особенно для молодежного опыта, безупречно. И оттого трудно совместить умелые, успешные ухищрения с отсутствием в спектакле по-настоящему свежей и важной мысли - что молодость привлекательнее старости, а быть обманутым только со стороны смешно, самому же обманутому грустно - это слишком очевидно и не требует изощренных доказательств.