July 19th, 2013

маски

глядя на солнце

Поскольку не считая коммерческой выставки на "уровне 9" я в Московском планетарии до сих пор не бывал (да и вообще за всю жизнь только раз ходил в планетарий, нас возили в Бохуме, когда я ездил в Германию по школьному обмену - двадцать лет назад), для меня все экспонаты оказались новыми, а не только презентуемые пять. Зато по случаю презентации плясали шесть маленьких радиоуправляемых роботов - очень смешные, потом их не будет, они частью постоянной экспозиции не являются. Впрочем, и без роботов всяких технических примочек хватает - четырехлетним детями и младшим подросткам они наверняка понравятся больше, чем мне, но кое-что и я для себя нашел. Покрутил ручки на модели гравитационной воронки, пока другие бросали туда монеты - я не бросал, у меня не так много лишних денег, чтоб их в гравитационную воронку засасывало, но посмотреть могу, как и на плазменные и прочие эффекты. Все интерактивные объекты иллюстрируют определенные моменты, связанные с т.н. "научным" представлением о происхождении и устройстве мироздания - у меня могут быть по некоторым из них собственные, альтернативные представления, но любопытно ознакомиться с официальными, пока и сюда православные активисты не добрались, а то потом окажется, что нет никакой гравитации, и плазмы нет, а просто Илья Пророк бесов гоняет. Я долго ждал, пока подросток с мамашей накачают насосом бутылку, чтоб она ракетой по трубке полетела, но у них силенок не хватило, полет не состоялся. Одни устройства чересчур просты, как "искривленное пространство" из натянутых на два вращющихся круга веревочек, другие, наоборот, уж очень навороченные, не поймешь с какой стороны и подойти. Посидел в висящем яйцевидном "космическом" кресле, послушал научные теории в динамик, потом в другом музейном помещении наблюдали за моделью солнечной системы, там, кстати, в списке планет уже отсутствует, согласно вновь утвержденному плану, Плутон - я еще в школе учил, что это планета, а оказалось, что нет, и одно такое обстоятельство заставляет ставить под сомнение "научность" и "объективность" любых теорий. Сеанс в "большом звездном зале" состоял из двух частей - сначала "прогулка" по летнему небу (в сопровождении приторного женского голоса, читающего самодеятельные вирши вперемежку с Иосифом Бродским и Сергеем Есениным), где стрелочкой показывали созвездия - здесь подстерегали не то чтоб открытия, но информация несколько неожиданная: например, о том, что еще пять тысяч лет назад (то есть в незапамятные и непроверяемые эпохи, исчисляемые миллиардами лет, а в письменный период человеческой цивилизации) полярной звездой была совсем другая, не та, что сейчас, а через двенадцать тысяч лет назад такой станет еще одна, следующая. Ну, как сказал бы герой моей любимой пьесы, через двенадцать тысяч лет ничего не будет, а о "недавнем" прошлом узнать всегда кстати что-нибудь забавное. Вторая часть - фильм "Космические столкновения", в оригинале озвученный Редфордом, по-русски - Чонишвили, достаточно познавательный, опять же, в пику новейшим "духовным" тенденциям. За три часа мы, помимо "Лунариума" с новыми экспонатами, обошли практически все помещения, от "парка неба" на открытой площадке с видом на зоопарк и Кудринскую высотку, где установлены солнечные часы разных видов (начиная с древневавилонской модели царицы Хатшепсут) и настоящий спускательный аппарат "Восток" при дверях (где летал манекен Иван Иваныч с собакой - кстати, в 90-е его продали за границу, а два года назад выкупили и вернули обратно), до кафетериев, которых в Планетарии несколько, оформленных как в космо-футуристическом антураже, так и в стиле земного-ретро. Не видели только фильмов в 4Д кинотеатре - там показывают "Маленького принца" и еще что-то в том же духе. Зато в малом звездном зале - виртуальные "американские горки". Логичнее, наверное, в Планетарии было бы сделать компьютерную программу, воспроизводящую космический полет или погружение в недра какой-нибудь планеты, но в трясущихся креслах под экраном куполом и по горкам "прокатиться" на пять минут приятно. А самое главное, самое сильное впечатление - телескоп. Нас любезно отвели в обсерваторию индивидуальным порядком, без группы, и мы смотрели сначала на звезду все той же Кудринской высотки (честно сказать, с площадки "парка неба" ее и то видно лучше), а потом на солнце. Нам для острастки продемонстрировали, что будет с глазами, если на солнце взглянуть неосторожно - поднесли стекло к окуляру и оно задымилось. Но потом через специальные объективы мы поглазели и на пятна, и на протуберанцы, с последними особенно повезло - говорят, их не всегда видно, а у нас такие завихрения вокруг диска пошли, ну прямо как по заказу.
маски

"Призрачный патруль" реж. Роберт Швентке

Очень примитивно, но живенько и местами забавно - я хоть и засыпал иногда, но вытерпел без особых усилий. Персонаж Райана Рейнольдса - полицейский, подстреленный напарником (Кевин Бейкон) за то, что не пожелал оставить при себе обнаруженной при обыске наркоторговцев золотишко. Погибший попадает на тот свет и призывается в "призрачный патруль" на 100 лет - охотиться за "мертвыми душами". Новым его напарником становится старорежимный законник из 19 века с ковбойскими повадками (Джефф Бриджесс). Причем по возвращении с того света на этот они получают еще и новую внешность, поэтому старые знакомые, включая любимую жену копа, их не узнают: коп выглядит как пожилой китаец, ковбой - как грудастая блондинка. Копа ждет еще одно открытие - напарник-убийца, выясняется, сам давно мертвец, и золото ему необходимо было не просто для обогащения, но чтобы собрать древний артефакт, способный открыть портал для массового десанта мертвяков в мир живых. При этом я не совсем уловил, имело ли для напарника-мертвеца значение, что честный полицейский решил вернуть золото государству, а не оставить себе, или, если золото в любом случае нужно было для ритуала, то бедолагу и убить пришлось бы в любом случае, если уж он и жену его обрек в жертву (для того, чтоб артефакт заработал и открыл портал, понадобилась еще кровь врага) - но когда речь идет о живых трупах, наверное, лучше подобными вопросами не заморачиваться. Мертвые выглядят малоаппетитно, но скорее как монстры из фантастических комедия а ля "Охотники за привидениями" или "Люди в черным", с которыми у "Призрачного патруля" даже слишком много общего, чем как зомби их трэш-ужастиков, и это легче. И еще отчего-то замаскированные мертвяки боятся индийских специй, как нюхнут - так вся гниль наружу и вылезает, но природа данного явления в фильме раскрыта слабо.
маски

бестиарий. вид с крыши

Бездарнее способа провести вечер, чем потратить его на вернисаж в Мультимедиа Арт Музее, придумать было бы затруднительно - но единственной достойной альтернативой для меня оставалось "Горе от ума" Туминаса в седьмой раз, причем с последнего прошло чуть больше двух недель, и я решил посмотреть, как это бывает, самолично - до сих пор только слышал. Действительность превзошла ожидания. Мне говорили, например, что на открытии выставок здесь дают вино - но на всех вернисажах дают вино, а надо видеть, на какую ногу это поставлено у Свибловой: из специального закутка один раз примерно в четверть часа выносят небольшой поднос с пластиковыми стаканчиками, порции грамм по 50 примерно говеной дешевки, и с него, не позволяя официанту порога закуточка переступить, все расхватывают халявщики за полторы секунды, моментально выпивают и кучкуются в ожидании следующего выноса, одновременно складывая использованные стаканчики в сумки (вот такого я не видел с прошлого века, когда одноразовая посуда еще могла кого-то удивить новизной, и испытал настоящее культурное потрясение). А вип-гости украдкой заходят внутрь и им там наливают то же самое говно отдельно без очереди. Если уж Свиблова решила организовать собственный вариант аттракциона "неслыханная жадность" (в бедности ее заведение я подозревать не могу), могла бы организовать для своих друзей закрытую зону, а посторонних, к которым я наряду с такими выдающимися деятелями искусств, как Щукин, Летунов и известная лондонская актриса Ольга Корж, скромно причисляю и себя, не пускать туда ни под каким видом - всяко лучше, чем позориться открыто и выставлять себя на посмешище.

Хотя картина, открывавшаяся у закутка с пойлом, много выигрывала перед любой из открывшихся выставок, долго на нее смотреть не хватало сил, и я отправился наверх. Сразу на крышу, куда уже попадал однажды, но тогда это была просто крыша с видом на окрестности. Сейчас она переоборудована в кафе - милое, но обычное, с шезлонгами, с мини-каруселькой для детей (деятели искусств в отсутствии детей тоже катались, визжа от удовольствия), по периметру обнесена высокими бортиками, так что даже подходя к ним вплотную многого не увидишь, а сидя и подавно. Зато наверху давали чай - холодный в банках и горячий из пирамидок, отвратительный на вкус, ну да тут уж привиредничать не приходилось. Сначала я еще попробовал спуститься посмотреть выставки, но там толкаться в толпе еще противнее. Проектом Ростана Тавасиева "Все сложно" насладился в полной мере еще на первом этапе вернисажа, наблюдая за раздачей т.н. "угощения" - выставка на первом этаже, но "выставка" - слово слишком громкое; универсальное, ко всякой ерунде подходящее понятие "проект" будет вернее: нарочито аляповатые кислотных цветов мягкие игрушки - ее персонажи, а основной "контент" - их странички в социальных сетях. Ну это фуфло явное, откровенное и в своем бесстыдстве убедительное. Зато уж "Бестиарий" Григория Майофиса - фуфло более замысловатое. То есть не лишенные юмора, но, в общем, убогие картинки со слониками, медведиками и обезьянками сами по себе зло еще не столь большой руки, но подается все это как, с одной стороны, современная версия средневекового жанра, с другой, как рефлексия над еще более фундаментальными мифологическими представлениями, и это не просто скучно, но и гадко. Раздел "С глазу на глаз. Истории стереофотографии" - в большей степени аттракцион, чем художественная экспозиция, и аттракцион не слишком занимательный - смотришь в окуляры на старую черно-белую картинку ради сомнительной иллюзии объемного изображения, ну сто лет назад это могло кого-то приколоть, сегодня это любопытно в лучшем случае с точки зрения "как жили наши предки", сами по себе фотографии ничего не представляют, достаточно заглянуть в одну, две, три фотографии, дальше делается неинтересно: голых тетенек можно сегодня найти где угодно, о трудовых буднях японских крестьян узнать тоже проблемы не составляет. Одна из стерео-картинок подписана: "сцена из спектакля "Дедушкин сон" - то ли опечатка, то ли и такие спектакли бывали. Нормальная персональная экспозиция посвящена Елеазару Лангману - я про такого не слыхал прежде, а это современник и коллега Родченко, снимавший, как требовало время, стройки, рабочих всех специальностей и национальностей, тогда его обвиняли в формализме, а сейчас то, что претендовало на новое слово в технике фотосъемке, хочешь-не хочешь воспринимается скорее как документ эпохи: от зарисовки "Зарядка по радио" до видов Манежной площади 1931 года и Тверской улицы 1935 (она вроде уже Горького была тогда, но подписана на этикетке Тверской - как и в случае с "Дедушкиным сном"), от парадных изображений Ленина, Сталина и Кагановича, причем Лазарь Моисеевич количественно преобладает над вождями первого ряда, и ударника Стаханова до осклабившихся в гримасе радости от почти построенного коммунизма физиономий среднеазиатских колхозников. Совершенно не понял, в чем смысл молодежного проекта "Зачем мы ходим на выставки" (вопрос, очевидно, риторический, а каков вопрос - таков и ответ) и еще меньше уяснил для себя из раскинувшейся аж на два этажа "Playtime. Мифология видеоигр" - но тут уж мои личные проблемы, я ни разу в жизни не играл в комьпьютерную игру (не считая такой панели с кнопочками, где волк ловил падающие яйца) и ничего не понимаю, но слышал, как знатоки переговаривались: все годы, мол, представлены, а последних - нет.

Действительно достойная выставка разместилась на самом верху - Оскар Рабин, графика 1950-60-х годов. Про большую семейную ретроспективу Рабина-Крапивницкой в личных коллекциях ГМИИ лучше не напоминать, иначе остоженская покажется совсем жалкой. Тем не менее посмотреть есть что, и не только графику - несколько очень качественных, характерных для художника полотен, натюрмортов и городских пейзажей. Графика также отличная, и привычной для Рабина сюжетно-тематической направленности, и менее хрестоматийной, например, чудесный рисунок со львом, или полуабстрактные футболисты, да много чего среди относительно небольшого числа вещей и на скромной площади.

Но подробное знакомство с выставками я отложил, выпал бы только случай, на одно из бесплатных воскресений - посетителей меньше и они почище (тоже старухи с детьми, тоже городские сумасшедшие - но все-таки не совсем уебки, как на вернисаже). А пока оставалось время, вернулся на крышу, посидеть, подышать. Правда, на крыше ко мне прицепилась экстравагантная бабка в ярко-красной шляпе с фотоаппаратом - по опыту знаю, что именно так очень часто выглядят московские халявщицы государственническо-почвеннических убеждений (халявщики вообще большие патриоты обычно, и как это в них с эстетством соединяется, понять не могу), но относительно данной конкретной бабки я точно не знаю, потому что старался с ней по возможности в контакт не вступать. Она только спросила, увидев меня за нетбуком, что пишут в интернете нового, я сказал, что в основном про Навального, про приговор, про задерания на Манежной площади, про перекрытую Тверскую. "Как же это все далеко от жизни!" - томно протянула почвенница в ярко-красной шляпе, посасывая бесплатный чай в кафе на остоженской крыше, и я вынужден был с ней согласиться.
маски

"Мордашка" реж. Андрей Разумовский, 1990

По телевизору смотрю фильмы, которые не шли в кинотеатрах, но "Мордашка"-то в свое время шла, еще успела, и очень широко, помнится, только даже если б я тогда на нее собрался, наверное, меня не пустили бы, фильм ведь прокатывали под грифом "детям до 16", и по меркам позднеперестроечном "эротических" сцен в нем действительно хватает, хотя ложатся в постель и встают оттуда герои чаще всего в нижнем белье. Харатьян на волне недавнего (на тот момент) успеха "Гардемаринов" играет смазливого раздолбая-автослесаря, который не видит лучшего способа устроиться в жизни, чем прилепиться к обеспеченной бабенке. Переспав по объявлению в газете с одной немолодой интеллигенткой и получив от нее отставку, он тут же кидается к ее подруге-искусствоведу, которая после неудачного первого брака (искусствоведа играет безвременно умершая и очень своеобразная актриса Мария Зубарева, ее предыдущего мужа, шизофреника и алкаша - Сергей Арцибашев, а прекраснодушную маму, вдову академика - Лия Ахеджакова) тоскует не столько по прекрасному принцу, сколько по нормальному ебарю. Поселившись в пятикомнатной квартире жены, получив в распоряжение машину покойного академика и доступ к драгоценностям, герой начинает вести жизнь, о которой мечтал, заражает жену венерическим заболеванием, таскается по барам, и в итоге, когда она окончательно съезжает на дачу, связывается с теткой, оказавшейся для него чересчур крутой - за что ему сильно подпортили фотокарточку, но характер не изменили.

По-перестроечному схематичная социалка, далеко не "Маленькая Вера" (даже), но с "историей" и с "характерами" (сценарист - один из самых востребованных драматургов начала 90-х Александр Буравский), которые по сей день могут увлечь. Понятно, что те, кто смотрел кино в прокате, шли прежде всего поглядеть на гардемарина Харатьяна в обтягивающих трусах и на полуголую Марину Зудину (она играет подружку главного героя, с которой он, несмотря на перипетии личной и семейной жизни, не расстается окончательно), а то, что на рубеже 80-90-х казалось острым, почти скандальным, сегодня вспоминается с умилением, с улыбкой, и наивность, своеобразная "чистота" главного героя в сравнении с теми, кто пришел на смену, и мода на агрессивный макияж под осветленные перекисью водорода волосы у тогдашних девиц, и особенно представления потомственного советского работяги (жить в коммуналке с родителями парень не желает, а на съемную квартиру денег нет, да и родителей он презирает, больше доверяя старшему товарищу по автомастерской дяде Аркадию, сыгранному Леонидом Куравлевым, такому престарелому и подрастерявшему душевной чистоты Афоне) о "красивой жизни": квартира академика, машина, дача (у вас еще и дача есть"?), валюта (жена-искусствовед, спец по раннему Возрождению, едет в Рим, привозит ему из Италии подарки, он ее спрашивает: "А там на улицах стреляют?" Что характерно, искусствовед отвечает: "Сама не видела. В газетах пишут, конечно" - представления-то у них, по большому счету, общие, и это тоже симптоматично для позднесоветского сознания), бары и танцы, где звучат песни "Комбинации" и "Женсовета" (первая из групп благодаря солисткам и сегодня не до конца забыта в лучших своих проявлениях, а ведь "Женсовет" был немногим менее популярен когда-то).

Задним числом можно вспомнить персонажа Бичевина из "Груза 200" Балабанова - масштабы произведений несравнимы и степень социально-исторической точности тоже, но Балабанов все-таки смотрит на 80-е с дистанции, а видит то же самое, и персонаж молодого Харатьяна, который начинал с "фарцовки", но попался, а комсомольский активист, который сам же ему джинсы и толкал, сломал ему неплохо начинавшуюся жизнь - вариация на ту самую тему. Сегодня стоит еще обратить внимание, что персонаж "Мордашки" - продукт той же системы, которая за несколько десятилетий до этого выпускала на сцены и экраны "розовских мальчиков". Те тоже претендовали на место в чужих пятикомнатных квартирах, но не из эгоизма, а по праву "революционной сознательности". В пьесах Розова обычное дело, когда заявляется на хату к академику какое-нибудь малолетнее амбициозное уебище, лучше если из глубинки, и навязывает прогнившей интеллигенции свою пролетарскую мораль: мол, у вас столько места, что в каждой комнате по двадцать коек поставить можно, а вы все мебель покупаете - и перекраивает их жизнь по собственному понятию, дает просраться и профессорам, и домохозяйкам, и особенно торговым работникам. "Мордашка" - про то же самое, только умозрительные утопические идеалы, на которых держалась драматургия розовских пьес, испарилась без остатка, и оказалось, что прикрывала еврейская идеалистическая демагогия примитивнейшие звериные инстинкты русской скотины.

Полез в кинопоиск выяснить, чем сейчас занимается режиссер Разумовский - и с удивлением обнаружил, что три дня уже ничем не занимается: фильм показали аккурат в день похорон, причем в отличие от Первого канала, где принято перекраивать сетку и ставить в эфир программы и фильмы, привязывая их к форс-мажорным обстоятельствам вроде смерти режиссера или актера, скромный канал "Домашний" не сильно заморачивается и "Мордашка" стояла в программе заранее, прошла плановым порядком, просто так совпало.