July 16th, 2013

маски

"Игра в правду" реж. Виктор Шамиров

Не прошло и года после "Со мною вот что происходит...", но когда дело поставлено на поток, много времени и не требуется, Шамиров снова выпустил киноверсию своего антрепризного спектакля. Только в отличие от "Упражнений в прекрасном" тут и спектакль был не ахти:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/990130.html?nc=11

А принципиальные проблемы те же: на сцене актеры в эстрадном формате кривляются на публику - это грубо, иногда безвкусно, но иногда кажется остроумным и местами даже смешным, а в кино те же самые комедианты те же ужимки строят на камеру, и масштаб неправды получается совсем другой, причем кривляющиеся Марьянов, Куценко и Юшкевич еще терпимы, но работающая как бы тонко, сдержанно Апексимова в инвалидном кресле совершенно невыносима. Зато хронометраж фильма куда более щадящий, меньше полутора часов с романтическим почти что хеппи-эндом, все политические споры-разговоры убраны, остались чисто водевильные интриги-разборки: один трахнул будущую жену другого, а тот другой продал третьему бракованный автомобиль, из-за чего третий не дал деньги на проект первому и оттого тот запил, но явилась мимолетное виденье в каталке, и алкаш решил на ней жениться с опозданием на двадцать лет. "Игру в правду" я благополучно пропустил сначала на ММКФ, потом в Вологде, и вообще мы собирались "Экзамен для двоих" смотреть, тоже наверняка говно, да хоть посвежее, но его отменили, никто не пришел, а на "Игру в правду" народ, как ни странно, ходит более-менее. Да нет, смотреть можно - хотя безумная фея сказала, что не в силах и побежала на "Иллюзию обмана", а я и "Иллюзию обмана" уже видел, пришлось досиживать до конца - ничего, вынес и эту дорогу железную. Просто Шамиров когда-то экспериментировал, пусть не особенно удачно, а теперь штампует антрепризные картины по антрепризным спектаклям чаще, чем раз в год - неужели ему самому интересно?
маски

"Марафон" реж. Карен Оганесян

После гала-премьеры на ММКФ банкет был, но не прямо в "Октябре", надо было ехать до Китай-города, а время ближе к часу - не поехал, тем более, что и фильм тогда смотреть не стал, все равно в прокат выходит. Но как-то он скромно вышел, я думал, что шире пойдет. Потому что если отбросить все предубеждения - кино достойное вполне, поделка, конечно, но поделка грамотная, добротная, профессионально выполненная. Вообще когда есть вкус у режиссера, то недостаток всего остального не смертелен, наличие вкуса - самое главное, а Карен Оганесян им не обделен, что продемонстрировал уже не в первый раз. Другое дело, что лично я своими предубеждениями дорожу, и против армянских комедий, и особенно против православной старухи Васильевой, по благословению сына-батюшки, наркомана в завязке, снимающейся в этих комедиях (а также и в еврейской фантастике - но строго соблюдая пост). А все-таки посмотрел не без удовольствия. Боялся, что вся концепция сведется в итоге к слогану "русские не сдаются", который в фильме озвучивает персонаж Пореченкова, но оказалось, что такие штуки здесь получают отчасти иронический контекст. Пореченков играет незадачливого тренера по водным видам спорта, подрабатывающего спасателем и однажды вытаскивающего из воды бабку, хотя на самом деле бабка не думала тонуть или прыгать, наоборот, пыталась ему помочь, и тогда уж свалилась в воду. Бабка оказывается беглой пациенткой дома престарелых, куда горе-спасатель ее возвращает к колоритной, жесткой внешне, мягкой в душе заведующей (Мария Аронова), тем временем окончательно рассорившись с женой (Юлия Пересильд), забравшей дочку и переехавшей к ватерполисту-качку (Анатолий Белый). Живет спасатель в съемной квартире, хозяйка которой (Анна Михалкова) готова потерпеть с долгом за аренду, но взамен претендует на тренерское тело, к чему несчастный тоже пока не готов. А старуха в своей богадельне от соседки по палате (Ольга Волкова) узнает про марафон для тех, кому за 70, по бегу на крышу небоскреба - в Лос-Анджелесе, на приз в 1 000 000 долларов. Соседка полна спортивного энтузиазма и грезит, что ее имя золотыми буквами напишут на пьедестале - и напишут, только на похоронном венке. Тогда Анна Ильинична решает занять ее место сама, но по условию состязаний ей необходим официальный тренер с дипломом, а альтернативы своему "спасателю" она не знает и начинает донимать его предложением, от коего тот в результате не может отказаться.

Помимо толкового, пусть не без огрехов, сценария, и умной режиссуры, прежде всего выбранного Оганесяном неспешного ритма, фильм выгодно отличается от прочей аналогичной кинопродукции внятными актерскии работами. Чего стоят один эпизод Ольги Волковой и два Анны Михалковой (насколько же они все-таки органичная кинопара оказались с Пореченковым, и супругов играли, и любовников, здесь у них еще более противоречивые взаимоотношения, но Михалковой нельзя не отдать должное, ее персонаж - несчастная, агрессивная в своей неустроенности баба, отвратительная, и все равно вызывающая сочувствие). Екатерина Васильева, несмотря на помешательство, ремесленных навыков не растеряла, но тут важно, что для ее героини еще и судьба придумана как следует: папа - эмигрант-джазист, родилась в Шанхае, вместе с отцом вернулась в СССР, пережила блокаду в Ленинграде после войны прошла лагеря как "враг народа", был сын, погибший при пожаре в детдоме в 1954 году. Когда после всех сложностей, по-разному преодоленных (например, откуда у безработного и старухи из богадельни деньги на билеты и визы? оказывается, покойная предшественница-соседка нашла спонсора, но спонсор - Сергей Газаров - во-первых, просто обещал сделать визы подешевле и побыстрее, а во-вторых, оказался жуликом, но лагерный опыт бабки спас и бандиты посчитали, что старуху разводить западло), героиня все-таки теряет настрой на победу и ложится помирать, тренер возвращает ей надежду: якобы сын ее мог и не погибнуть, никто тела обгоревшие не считал, а вдруг выбрался, вдруг живет где-то? Картина, в общем, не про то, что "русские не сдаются" (к счастью, Оганесяну на это хватило не только вкуса, но и честности), а про то, что - еще один слоган картины - "пока есть цель, жизнь продолжается". Правда, с надеждой выходит постоянно незадача - уж очень призрачные надежды, что миллионный приз, что выживший сын. Надежда, основанная на самообмане - химера, мираж. Дергаться она, может, и заставляет, но реального результата ведь не дает. (Кстати, собираясь с утра в кино и еще точно не зная в деталях, что там в фильме, я почему-то вспомнил советский шлягер "Надежда" и стал размышлять, отчего песня про надежду такая медленная и грустная, а потом запнулся на строчке последнего куплета "в небе незнакомая звезда светит, словно памятник надежде" - и подумал, что памятники, вообще-то, при жизни обычно не ставят). Естественно, миллиона герои не получили, марафон не выиграли, мало того, сорвали соревнование и обломали, по русскому обычаю, победу конкурентам - бабке-сердечнице поплохело, одумавшийся тренер кинулся ее спасать, и чтоб остановить забег, заявил о заложенной в небоскребе бомбе - вышел из тюрьмы через месяц, что, хочется думать, жанровая условность, и американцы русских террористов не собираются отпускать налево и направо. Но помимо прочего, в фильме есть еще один сюжетный сюрприз - бабка, даром что княжеских кровей, своего напарника изначально собиралась "кинуть", как матерая уголовница, ей не марафон в Лос-Анджелесе нужен был, она мечтала в Нью-Орлеан попасть, о котором ей папа в детстве рассказывал. Но постепенно прониклась к бедолаге, расчувствовалась и решила собственным сердцем рискнуть, а его не подводить. Когда они в конце встречаются на пирсе Санта-Моники, она ему уже и про новый марафон говорит, уже не наверх по небоскребу, а по прямой. Он вроде отказывается, но несомненно, вскоре согласится - русские ведь не сдаются. На то и марафон - прибежать, отрапоротовать о радости, упасть и умереть. На то и доброе кино, чтоб этому учить. Кино о надежде, которая умирает последней и поэтому ее имя пишут на пьедесталах и венках золотыми буквами. А я вот на банкете не поел, это жаль.
маски

"Израильская симфониетта" в КЗЧ, дир. Сергей Ханукаев: Россини, Пермонт, Моцарт, Мендельсон

От бернского молодежного концерт израильского камерного оркестра выгодно отличался публикой - то есть она была столь же уебищной, но хотя бы менее многочисленной. А вот сам коллектив, к моему удивлению, оказался слабее даже студенческого швейцарского. Программа, правда, неплохая. В начале сыграли увертюру к опере "Синьор Брускино" - в жизни не слышал и названия такого, не то что оперы или хотя бы увертюры, но и музыка, легкая, веселая, а примечательная прежде всего тем, что в ней много моментов, когда струнники ритмично стучат смычками по корпусу инструмента, но по сегодняшним меркам это не особенно забавно. Израильских композиторов представлял на вечере "Дивертисмент" Хаима Пермонта, я заранее посмотрел в интернере про автора, но музыка - самый обычный современный симфонизм, без радикального экспериментаторства, но с еврейскими народными мотивами - короче, шняга. А 36-я симфония Моцарта "Линцская" прозвучала у израильтян (оркестр "русскоязычный", в смысле, по составу участников) очень блекло, невнятно, все четыре части - "одним цветом", и снова вспомнился бернский молодежный, тоже средний оркестр, но все-таки более сыгранный, при том что там студенты, а у израильтян в коллективе в основном музыканты пенсионного возраста. Второе отделение - Мендельсон, Увертюра «Гебриды, или Фингалова пещера» и хрестоматийная Четвертая («Итальянская») симфония, первую часть которой, как мне показалось, дирижер слегка загнал, но в четвертой задал уже адекватно быстрый темп.
маски

"Турбо", реж. Дэвид Сорен; "Тихоокеанский рубеж", реж. Гильермо дель Торо

Технологии развиваются, а фантазия оскудевает. От мультика про улитку-гонщика я все-таки ждал чего-то забавного, но свежей мысли - ноль, опять все то же самое, что и с тачками, с рыбками, с разными зверюшками: садовые улитки живут в страхе перед злобным ребенком на трехколесном велосипеде и жадными воронами, но одна грезит об автогонках, и как-то раз непонятным (я думаю, авторы сами не до конца поняли как) способом обретает способность развивать невероятную скорость, увалень-брат улитки Тео, взявшего себе имя Турбо, предостерегает, но находится дебиловатый латинос, который тоже вопреки предостережением своего брата, совладельца мексиканской забегаловки, вкладывает сбережения свои и соседей, мелких предпринимателей, в сверхскоростную улитку - и конечно же, несмотря на подлость француза-чемпиона на настоящем гоночном авто, они все дружно побеждают в Индианаполисе. Но тут хотя бы сами разноцветные улитки с глазками в рожках выглядят забавно - на вкус трехлеток.

"Тихоокеанский рубеж" на кого рассчитан - просто непонятно. Сюжет на том же уровне, что и "Турбо", только вместо улиток здесь действуют монстры-пришельцы, выходящие из портала на глубине океана (это уж какой-то особенно извращенный бред) и сражающиеся с ними гигантские роботы, управляемые парой находящихся в ментальной связи рейнджеров-операторов. После гибели брата-напарника один из героев подвизался на стройках, но идея возведения стены против монстров себя не оправдала, и чернокожий маршал призвал оставшихся рейнджеров на последний бой, а на базе в Гонконге герой встречает свою новую напарницу-азиатку, которую босс-негр когда-то спас от чудовища и воспитал сиротку. Среди других рейнджеров также три китайца как один китаец и двое крашеных русских по фамилии Кайдановские, но русские быстро погибают за ненадобностью. Кроме воинов и их роботов, в бой идут, тоже парой, два эксцентричных ученых, проникающих в мозг пришельцев и открывающих страшную тайну: монстры нападают не сами по себе, их отправляют инопланетные колонизаторы. Это помогает взорвать портал ядерной бомбой и спасти мир. Единственное, что меня порадовало в этом убожестве - Рон Перлман, хотя и он воплощает образ в привычном для себя амплуа: одноглазого бандита в позолоченных ботинках, приторговывающего останками убитых чудищ. Но и персонажа Перлмана убирают безвренно - его сожрал новорожденный монстрик, потому что рейнджеры не заметили беременности убитого гада. Вообще идеи, произвольно надерганные из массы разнообразных фантастических боевиков и намешанные крайне безвкусно, может, еще и сработали бы, но изображение на экране, да еще в 3Д, по большей части стремится к абстракции, к беспредметности - в картинке мешашины еще больше, чем в сюжете, не поймешь, кто кого лупит.
маски

Национальный молодежный оркестр США в БЗК, дир. Валерий Гергиев, сол. Джошуа Белл

Мне всегда говорили, что Гергиев только в РФ позволяет себе на полтора часа выступления задерживать, а за рубежом начинает вовремя, иначе туда приглашать больше не будут - но тут просто оркестр американский, и публика немножко неместная, а так-то - пожалуйста, но нет, стандартная для Москвы 10-минутная "заначка" - и все, третий звонок, выход на сцену. Другое дело, что по такому случаю концерт записывали, и телевизионщики понавесили таких прожекторов, что и мы на первом ряду чуть не спеклись, а уж как бедный Джошуа Белл это выдержал - не представляю. Сначала, впрочем, выдали чисто оркестровую фитюльку, современную американскую "Магию" некоего Шона Шепарда, но про это всерьез говорить невозможно, какая-то саундтрек для детсадовского утренника, даром что атональный. А Белл с оркестром играл скрипичный концерт Чайковского - лично я предпочел бы, понятно, услышать что-нибудь менее затасканное, но надо отдать должное не только солисту, но и оркестру, несмотря на свой студенческий статус коллектив оказался на удивление достойным. Белл - виртуоз, и было б лучше, не показывай он свою виртуозность так старательно, особенно в до такой степени хрестоматийных произведениях. В первой части не обошлось без манерности, но медленная и финал прозвучали четко и ровно, я даже не ожидал, что можно Чайковского играть, со всем его засахаренным мелодизмом, настолько технично и при этом аккуратно. (А накануне ночью слушал по ТВ запись 1-го концерта Рахманинова в исполнении Березовского-Лисса, и тоже подивился, что такая шняга и так вдумчиво может быть подана, потому что незадолго до этого показывали запись того же концерта с Мацуевым-Спиваковым, и ощущения были совсем другие). Белл честно выдержал и хлопки после первой части, и жар прожекторов, отыграл на бис и с оркестром (тоже Чайковского), и соло (вариации на тему "Янки дудль" якобы он уже ею бисировал в Москве). А во втором отделении настал черед Шостаковича. 10-ю симфонию, при всей ее сложности и объеме, играют в последнее время очень часто, и Гергиев тоже - нет, пожалуйста, музыка очень интересная, и каждый раз воспринимается по-новому. По мне так лучшая версия из тех, что довелось услышать - Темирканова, но это в записи, а живьем - Рождественского, наверное. Но Рождественский подходил к ней философски-отстраненно, а у Гергиева обнаружилась такая ярость, такая страсть, и ладно страсть, для Гергиева это нормально, но в финальной части ему будто удалось заглянуть на обратную сторону Луны, и в результате Гергиев для меня "перебил" даже Темирканова, но не только Гергиев, а оркестр - замечательный, без скидок на возраст участников. Удивило, что мало среди музыкантов черных, почти нет латиносов, зато огромное количество азиатов. И прикольная у них концертная форма: в белых звездочках кедики на босу ногу, красные штанишки, черные пиджачки и галстучки - все унисекс.