June 27th, 2013

маски

"Скольжение" реж. Антон Розенберг (ММКФ)

А я-то на польский фильм грешил - куда там, у поляков хотя бы кинематографической культуры не отнять, очевидной и в самой бросовой кинопродукции. Зато "Скольжение" - вырви глаз, и польский фильм неслучайно вспоминается, потому что и тема общая, и в стилистике есть сходство, только в "Дорожном патруле" речь про гаишников и используются видеовставки, сработанные под любительскую съемку, а в "Скольжении" действует наркоконтроль и фильм снят прыгающей камерой. Но прыгающая камера не может скрыть того факта, что опус - пошлейший криминальный боевек, не без социально-разоблачительного, впрочем, пафоса, и что еще страшнее, не без "духовности". Отряд госнаркоконтроля накрывает перевалочную точку по наводке - не зная, что это их собственная, ими самими же и крышуемая точка: сам отряд по борьбе с незаконным оборотом наркотиков давно и очень успешно этим оборотом занимается. Пепл (почему-то не Пепел, а именно Пепл) - член отряда, много раз пытавшийся завязать с выпивкой алкоголик, что становится одной из причин разлада в его семейной жизни. Лежа под прицелом во время операции, он обращается к Богу с просьбой - и благодаря появившейся курьерше-стюардессе жизнь его пока что не обрывается. Курьершу после провала операции пытаются припахать по новой, а потом, когда следующий рейс срывается, Пеплу следует убить ее в лесу вместе с сожителем, сожителя он грохнул без сожаления, а бабу отпустил, потому что она сказала, что беременная - Бога испугался, выходит так. Далеко баба не ушла - мужики из отряда ее прямо на дороге из автомата прошили, но Пепла заподозрили в доносительстве. Хотя сливают тут друг друга все, особенно главарь отряда-банды по кличке Старый, связанный с Пеплом давней дружбой и жизнью ему обязанный - этот Старый одновременно в сцепке и с бандитами-политиками, и с продажными гэбистами, хотя последнее отрицает даже перед подельниками, такая Старый гнида, что когда Пепл револьвер на него наставляет, прикрывает пузо маленькой дочерью, да не чужой, своей (как бы оборотни в погонах не подали на Розенберга в суд за клевету - наверняка выиграют). В общем, менты, наркоконтроль, ФСБ, политики и криминал - все вместе действуют, если кто не знал. А вот что, видимо, должно растрогать окончательно - когда всех уже, включая даже гэбиста, перебили, и прыгающей камере удалось это кое-как заснять, оказывается, что жена Пепла, которая на последок все поняла и с мужем помирилась, мало того живая (самого-то, понятно, застрелили, но долго он с раной ползал, поневоле думаешь, скорее бы уж отмучился и душу на покаянье отпустил), еще и беременная - все-таки не зря Пепл молился Богу, от наркоконтроля и ФСБ молитва-то вон как доходчива! Я вот только не пойму - ну ладно, всякое кино бывает, но ведь как будто международный фестиваль, типа конкурс - какие-то рамки хотя бы внешне надо же соблюдать, наверное? Нельзя же такой остой пихать, неприлично.
маски

"Темная кровь" реж. Джордж Слёйзер, 1993-2013 (ММКФ)

К числу фанатов Ривера Феникса не принадлежу, но понимаю их прекрасно - он, безусловно, больше чем просто неплохой актер, и даже по таким недоделкам, как "Темная кровь", это понятно, ради чего, собственно, и стоит их смотреть. Фильм режиссер смонтировал на живую нитку уже после того, как заболел сам, и видно, что материала не хватает, что пропуски и закадровый текст - не просто художественный прием, а вынужденная мера. Да я и не думаю, что в завершенном варианте обещал получиться шедевр. Самый банальный триллер про супружескую пару и маньяка, каких пруд пруди, уникальность именно в том, что "маньяк" - Ривер Феникс, и поэтому, а не потому, что режиссер старался мыслить оригинально, с "маньяком" тут все не очень просто. Чета голливудских актеров Гарри и Баффи (Джонатан Прайс и Джуди Дэвис) едут в авто по пустыне, теряют дорогу и забредают на огонек в хибарку, где живет метис (отсюда "темная кровь) по имени Бой со своей верной собакой. Домик у него уже сам по себе колоритный, но у Боя есть еще и тайное убежище, больше похожее на святилище, куда он почему-то сразу же приводит случайных гостей. Бой, похоронивший жену (чистокровная навахо, она умерла от рака, поскольку местность заражена в результате военных испытаний, проходивших поблизости, и проклята индейцами, обвиняющих белых в том, что пришли и отравили их территории), тянется к Баффи, Гарри ревнует, Бой психует. Однозначно Бой не в себе, но коль скоро события развиваются не в его пользу - приезжие пытаются угнать его машину, попадают в запретную зону и он их оттуда вытаскивает, а в конце концов Гарри убивает его топором - то по факту жертвой оказывается именно Бой, а приезжие - его убийцами. При том что в домонтированном кое-как варианте Бой успел получить от Баффи, что хотел, прежде чем им пригнали их потерянную машину, а уже умирая в больничке Баффи еще и исполнила его просьбу, которая с поразительной точностью идентична финалу михалковского "Предстояния": "покажи сиськи".
маски

"Три Пинто" К.М.Вебера-Г.Малера в Камерном музыкальном театре, реж. Михаил Кисляров

По эскизам Вебера оперу написал Малер, у которого собственных опер, несмотря на театральную карьеру, нет - эта, выходит, единственная. Но, конечно, в контексте творчества Малера она совершенно не воспринимается, что для Малера и его опыта можно считать большой творческой победой. Для Вебера, наоборот, характерна - веселенькая, занятно оркестрованная музычка, вокальные номера, перемежающиеся диалогами. По-русски диалоги написаны скоморошьим стихом, что не всегда звучит гладко, а иногда, положа руку на сердце, и скучно, а сюжет все равно нехитрый и не самый оригинальный, обычный, фарсовый, с подменой жениха, каковых в резльутате оказывается трое, но девушка все-таки выходит замуж за любимого - чуть меньше слов, и музыка оказалось бы, думается, в выигрыше. Тем более что за дирижерским пультом на премьере стоял Геннадий Рождественский, а дирижеру в спектакле отводится не только роль музыкального руководителя представления. Учитывая специфику материала и его предысторию, Кисляров решил представление в духе улично-балаганном. Художник нарядил персонажей в блузы, разноцветные перчатки и шапочки французских мимов, грим у них соответствующий - вроде из другой оперы, но если герои-испанцы поют по-немецки, то отчего им и французами отчасти не побыть на фоне нарисованной Испании (художник - Сергей Бархин, и его картонная выгородка с прорезями вполне соответствует представлениям об условной Испании, частично за счет прорезей, частично за счет компьютерной графики). И с дирижером они время от времени вступают в диалог, а Геннадий Николаевич с его опытом спикера с задачей справляется отлично. Правда, из-за подзвучки, вероятно, хор мне показался чересчур громогласным, хоры в оркестрах тонут часто, но чтоб хор заглушал оркестр - такого не припомню.
маски

"Двойная экспозиция" реж. Ли Юй (ММКФ)

Три фильма, которые меня по-настоящему интересовали, шли одновременно - литовская "Аврора" (потому, что литовская, и еще я успел урвать кусок, и история про погружение в сознание героини меня завлекла), "Исчезнувшее изображение" (за счет темы: речь про террор в Камбодже, и меня это волнует постольку, поскольку Пол Пот - стопроцентный продукт прекраснодушной болтовни европейских "революционных" философов, прекрасный образец, как воплощаются лево-либеральные идеалы на практике) ну и "Ускользающая красота" Бертолуччи (ее я хочу посмотреть пятнадцать лет, с тех пор, как прочитал рецензию после европейской премьеры - но так и не увидел), а пошел я на четвертую, китайскую, потому что на нее единственную успевал к началу, при том что азиатское говно мне поперек горла. "Двойная экспозиция", как ни странно, оказалась более-менее смотрибельной, по крайней мере не омерзительной и не совсем занудной, что для азиатчины уже хорошо. Первая часть фильма - неспешный криминальный триллер. Героиня - пластический хирург, чей парень, коллега по больнице, изменяет ей с лучшей подругой, и та в расстройстве душит подругу платком, а труп в мешке закапывает под плиткой во дворике, но попадает под подозрение полицейского. Чтоб запутать следы, она делает одной клиентке лицо убитой и просит ту пойти в полицию под видом якобы живой и здоровой жертвы - однако полицейский не унимается, и вскоре героиня случайно сбивает машиной. В убийстве полицейского она сознается сама, явившись с повинной, и тут выясняется, что никого она не сбивала и никакого полицейского не было, как не было и подруги, соответственно, ее она не душила тоже, а главное, в клинике нет хирурга с именем, как у ее жениха. Начинается вторая часть - триллер психоаналитический. Здесь рассказано, что подруга-разлучница воплотила для героини подавленные воспоминания о матери, которую убили на ее, 10-летней девочки, глазах; а полицейский, в свою очередь - виртуальная реинкарнация ее приемного отца и бывшего адвоката покойной матери, а также и ее сожителя; жених же - названный брат девушки, брат и сестра, не будучи кровными родственниками, подрастая, полюбили друг друга, но приемный отец девочки забеспокоился, а через некоторое время погиб, и влюбленные расстались. Оказывается, приемный отец нашел родного, считавшегося утонувшим - на самом деле мать, когда узнала, что муж не утонул, а спасся, попросила его скрыться, чтоб получить страховку и открыть на нее бакалейную лавочку, адвокат-любовник помог ей в оформлении документов, муж согласился, но однажды появившись на пороге дома и застав жену с другим, из ревности задушил ее - точно так, как героиня в своей фантазии задушила предательницу-подружку. Приемный отец, как-то раз отправившись на встречу с родным, погиб в автокатастрофе - еще один мотив, всплывший в воображении героини на новом этапе. Ну а вместо трупа в саду она закопала дневник приемного отца, откуда всю правду и узнала. Осталось только встретиться с названным братом и заново объясниться с ним в любви, сказано - сделано. Банально и путано, но по китайским меркам - ничего, и даже не очень длинно, чтоб на метро успеть. Остались вопросы, зачем нужен мотив с пластической хирургией и для чего вообще китайцам пластическая хирургия, последний вопрос, впрочем, скорее риторический.