June 25th, 2013

маски

"Луна" реж. Бернардо Бертолуччи, 1979 (ММКФ)

Фильм я видел по телевизору, и восторга не испытал:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1601990.html

Но заметил, что очень многие ходят смотреть старое кино специально на большом экране и с пленки. По-моему, если эффект в этом случае и другой, то связан он не с качеством и размером изображения, а с совершенно разной степенью концентрации на картинке в зале и дома перед ящиком. Копия "Луны", если на то пошло, попалась скверного качества, пленка вся в царапинах, и звук ужасный. Зато более пристальный просмотр мне позволил проследить главный мотив фильма: в начале юный герой теряет отца, тот умирает в машине, а 15-летний парень еще не знает, что это приемный его отец. В Европе у матери-певицы после смерти мужа открывается новое творческое дыхание, а сын-подросток мало того, что переживает смерть отца, так еще и злится в связи с этим на мать - все остальное, тусовки, потеря девственности, наркотики происходит уже попутно. А далее, узнав про настоящего отца, он его разыскивает, и встреча матери с бывшим возлюбленным завершает фильм, в общем, на оптимистической, прости, Господи, ноте.
маски

"Голая бухта" реж. Аку Лоухимиес в "35 мм"

Начинал смотреть ровно год назад, когда "Голая бухта" участвовала в конкурсе ММКФ и ничего, естественно, не получила тогда, а мне надо было минут через двадцать уже убегать, и с легким сердцам я пошел на что-то еще:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2310920.html?mode=reply#add_comment

Вдруг фильм выходит в прокат, а уже снова ММКФ и совсем не до "Голой бухты", но на ММКФ вроде тоже особо нечего смотреть, так, по крайней мере, в спокойной обстановке, а не в безумии посидеть. И то - кроме меня в большом зале ЦДП на "Голой бухте" торчали всего три человека. А кино оказалось, между прочим, вполне демократичное, пожалуй что и чересчур. Формат многосюжетный и многофигурный сегодня никого не удивит, а истории самые обычные, простейшие, не лишенные спекуляций ни мелодраматического, ни идеологического толка. Линия негра с криминальными наклонностями, к примеру решена абсолютно в духе европейского политкорректного кино: этот паразит живет со своей бабой, хоть и не черной, но такой же швалью, за чужой счет, должен много денег бандитам, поэтому спасая его, сожительница делает главарю минет, занимается исключительно игрой на автоматах, а когда совсем брюхо подводит, идет грабить - сначала избивает и обирает залетного американца в туалете бара, потом с подельниками, нарядившись дедами морозами, совершает налет на магазин, причем подельник спалился, а негр со своей бабенкой уехали отдыхать благополучно и проживать награбленные денежки до следующего налета. Проблемы мужика средних лет, которому не дает жена, в связи с чем у него появляется любовница, а пострадать могут дети, тоже отталкивает своей несвежестью. Самые трогательные линии связаны с детьми. Маленький мальчик любит своего пса Макса, но не успевает за ним как следует ухаживать, а строгая мама требует ответственности и забирает собаку - говорит, что в деревню, на самом деле отдает усыпить, и мальчик об этом, подслушав разговор взрослых на кухне, случайно узнает. Мальчик постарше, сын русской мамаши, живущей в Финляндии, терпит издевательства от коренных сограждан, потом самостоятельно изготавливает из ружья обрез (мальчик-то второй ненамного старше первого, что с собакой, и как он догадался обрез сделать, но он же русский, это многое объясняет) и идет с ним в школу, угрожает, но стрелять не собирается, наоборот, в итоге выбрасывает оружие подальше в воду. Маленькая девочка живет с мамой, которая больна раком в последней стадии, мама скоро умрет и девочке предстоит приют или другая семья, а ей, конечно, хочется жить с мамой. Парня-подростка третирует отец, сам жирная свинья, безуспешно худеющий на несоблюдаемых диетах и тренировках, а сыну не дающий прохода. Наконец, 16-летняя девушка, мечтающая о славе любой ценой, предлагающая свои услуги фотографу, работающему на кастингах, симпатичному такому, аккуратному, похожему на молодого Андрея Харитонова - а тот ее пристраивает сниматься в порно. С порно - это уж очень предсказуемо. И папа с сыном-подростком помирились, стали вместе тренироваться и в сауне париться. Вообще, кроме рака, похоже, по мнению создателей картины неразрешимых проблем не бывает. Но все-таки немного не по себе, противно от того, что черный бандит уехал блаженствовать на ворованные деньги (даже не в Финляндии!), а остальные персонажи остались страдать, кто больше, кто меньше. Если уж в стране негры с русским завелись - они, понятно, сами не выведутся, будут грабить и убивать, пока не загадят округу оконательно, тогда уж переберутся в место почище и там продолжат. Вот и линия с залетным американцем, который не искал особо, но нашел приключений на свою голову - шлюхи, негры-бандиты, разбитая голова и больница - ведет к тому, что надо богатым белым мужчинам еще куда-то дальше ехать, пока не поздно.
маски

"Сильные плечи" реж. Урсула Майер, 2002 (ММКФ)

Вряд ли в программе ММКФ возникла бы ретроспектива "знакомьтесь, Урсула Майер", если б оная Урсула не оказалась членом жюри основного конкурса, а в жюри она не попала бы никогда в жизни, согласись на это кто-нибудь хоть малость поприличнее, поизвестнее. Но таков уж московский киноконкурс, что уважающие себя художники не спешат отдавать туда свои картины, а смотреть и оценивать их не рвутся и подавно. В этом году состав жюри - просто анекдот, там есть еще кореец, который непонятно не то что как в жюри попал, а вообще чем по жизни занимается - его творческого багажа и не ретроспекиву не хватило, какая-то короткометражка в антологии представлена и все, но кореец мне и не интересен совершенно. С творчеством Урсулы Майер зато "познакомились" - из "35 мм" я доехал до "Иллюзиона", где проходил показ, посмотрел кусок фильма вместе с полутора десятками неопознанных энтузиастов - наверное, окрестные бабки, ветераны и инвалиды культурного фронта, которым уже все равно, что показывают, лишь бы пускали бесплатно (а у меня ни на воде в кинотеатр, ни при зале ничего не спрашивали, да и некому было спрашивать). Врать не буду, не целиком, времени стало жалко, и без того жить осталось немного. Но какое-то представление составил - картина франкоязычная (копродукция Швейцария-Бельгия-Люксембург), про молодую спортсменку, которая для женской группы чересчур зрелая, а с мальчиками все-таки тягаться непросто. У нее проблемы с тренером, поскольку к спорту она относится серьезно, в меньшей степени с отцом (если то был отец, в школьный автобус к ней подсаживавшийся, но судя по разговору, папка), к этому она легче относится. Нормальное, в принципе, достойное кино может, не по вгиковским меркам, но на уровне кулька типа такого, в котором сумасшедший профессор преподает. Сто лет никому не нужное, правда - что смотрел его, что нет, что целиком, что частично, но Чтобы режиссер могла выносить вердикт тому, что показывают в конкурсе ММКФ, сойдет. А мне потом говорили, что "Сильные плечи" напоминают "Летнюю сказку" Ромера - вот уж чего нет, того нет, "Летняя сказка" - один из самых любимейших моих фильмов в истории кино, я его пересматривал десятки раз, с "Сильными плечами" ничего общего.
маски

"Олимпия. 2. Красота" реж. Лени Рифеншталь, 1936 (ММКФ)

Вторая часть мало отличается от первой, она покороче, в ней чуть больше импрессионистских зарисовок и чуть меньше обычной спортивной хроники, и Гитлер появляется самолично лишь дважды, причем оба раза почему-то на водных состязания, сначала наблюдает в бинокль олимпийскую регату, потом за пловцами в бассейне. Но для меня принципиальный был момент досмотреть весь почти четырехчасовой опус Рифеншталь целиком, поскольку, во-первых, никогда уже его не увижу в своей жизни, тем более на киноэкране, а во-вторых, ограничиваться растиражированными фрагментами в подобных случаях (как и с "Человеком с Аррана" Флэрти, к примеру) нельзя. Культура и искусство Третьего Рейха вообще - Атлантида, которую только и остается что собирать по осколкам, по черепкам. Некоторые эпизоды, впрочем, живенькие - прыжки с шестом, а особенно заплывы и прыжки в воду. Потрясающе снята командная гребля, я не понимаю, каким образом это сделано, где устанавливали камеру, точнее даже камеры, но эффект таков, будто оператор сидел в лодке и смотрел в лица гребцов объективом, хотя это, насколько я себе могу представить, технически невозможно. Ожидал пафосной церемонии закрытия, потому что открытие - один из эффектнейших эпизодов первой части, с марширующими командами, приветствием Гитлера и т.д. Вместо этого финал -световое шоу - лучи, сходящиеся конусом в небе, людей на этих кадрах нет вовсе. Пожалуй, с точки зрения театрализации действа нынешние олимпиады, если вспомнить шоу Дени Бойла на Лондонской, ушли далеко вперед. Но остались частью все той же пропагандистской машины, в чем миру скоро предстоит убедиться еще раз. Поразительное все-таки дело - гитлеровская Германия, 1936 год, а на экране - черные и белые, европейцы и азиаты, праздник народов, красота. Русских, правда, нет - СССР берлинскую олимпиаду проигнорировал, чем подал, между прочим, хороший пример. В 1980-м году США этим воспользовались и бойкотировали олимпиаду, устроенную русскими агрессорами, только что совершившими очередную империалистическую вылазку. Но тогда, что в 1930-е, что в 1980-е, политики были то ли менее продажными, что вряд ли, то ли, что вернее, более дальновидными.
маски

"Мы будем бунтовать" реж. Ромас Забараускас (ММКФ)

Латвия, Литва, Эстония - последние, наверное, страны Европы, где приезжих инородцев, не считая, конечно, русских, практически нет. Хотя однажды я наблюдал афролатыша, работающего спасателем на пляже. Но вообще, помимо русских, встречаются скорее азербайджанолитовцы, ну и еще вездесущие цыгане, в чьих поселениях рядом с Вильнюсом открыто торгуют наркотиками, а сделать ничего нельзя, потому что борьба с цыганами - это уже как бы фашизм, это низзя. Герой фильма - великовозрастный негр из Нью-Йорка, который вопреки мнению отца приезжает в Литву к бабушке: когда-то она эмигрировала, спасаясь от русских оккупантов, но после освобождения страны и изгнания захватчиков вернулась, а сын остался в Америке. Не в последнюю очередь, предупреждает отец, репатриация бабули была связана, помимо ностальгии по Родине, с ее предубеждениями против черной жены сына. Внук тоже черен как ночь, в Нью-Йорке был ди-джеем, и не рассчитывал, что в Вильнюсе найдется для него дело, вообще не собирался оставаться. Однако бабка подсуетилась, договорилась с мэром города и тот предложил герою делать за муниципальный счет клуб. Вместе с местным диджеем-геем негр открывает заведение и за год оно набирает популярность, как вдруг тот же мэр после незначительного инцидента с задержанием диджея за наркотики отдает приказ клуб закрыть. Нехитрое расследование показывает, что это связано не с наркотиками, а с ценами на недвижимость, которые в районе выросли и не в последнюю очередь благодаря раскрутившемуся клубу. Помещение же планируется переделать в музей литовских патриотов - и главный удар для героя состоит в том, что его бабка заранее все именно так и спланировала. Не в силах смириться с произволом, нью-йоркский негр поднимает литовскую молодежь на бунт - и на этом картина заканчивается, стопорится на полуслове, и это, ей-богу, к лучшему, потому что, с одной стороны, очень здорово, что приехал американец и научил литовцев не только свободе самовыражения, но и борьбе за права человека, однако, с другой стороны, русские так долго учили литовцев, не хватало еще, чтоб их теперь негры заменили. А в будущем Литвы такие фильмы, несмотря на их неказистость, все-таки убеждают - главное не увлекаться приваживанием негров и потихоньку, помаленьки от остатков русских избавляться. Полулюбительская шняга порадовала больше, чем иной шедевр, так что я даже задержался на т.н. "обсуждение", которое хотя и оказалось несколько более вменяемым, чем обычно, все-таки оставило еще более двойственное впечатление, чем сам фильм. Понятно, что не обошлось без вопросов от православных покемонов вроде того что "вы считаете, молодые люди, которые тусуются принимают наркотики и не имеют общей цели - это и есть добро?", однако совсем игнорировать я бы этот вопрос, откуда бы он не исходит, не стал, тем более, что литовский ответ про траву, которую каждый может вырастить на участке, поэтому она безвредная, и кокаин, за который в мексике умирают, поэтому он вредный, меня, признаться, не удовлетворил, как и вопрошавшую покемониху. С одной стороны, очень приятно, что молодое поколение литовских кинематографистов, приезжая к бывшим оккупантом, уже не говорит на их языке, с другой - печально, что забыло оно не только язык врага, то и сам факт, что русские - враги, не говоря уже про идеологию, которую они насаждали. В фильме чернокожий диджей и стихийный "правозащитник" (а "права", увы, сводятся как раз к тому, о чем небезосновательно толкуют покемоны - где трава, там и права) противопоставляется "литовским патриотам", и конкретно эмигрантскому мировоззрению, хотя именно те, кто сумел бежать от русских оккупантов, сохранили ту настояющую Литву, какую удалось худо-бедно восстановить после освобождения. Очевидно, что пресловутый "литовский патриотизм" и связанный с ним консерватизм мышления молодых леваков Литвы раздражает, он не может не раздражать - но жаль, что они совершенно не понимают: реальной альтернативой такому "литовскому патриотизму" станет вовсе не импортированная из нью-йорка веселуха, а тоже патриотизм, только русский, империалистический, и против него под халявную выпивку, как делают герои картины, не побунтуешь - негра русские вместе с литовскими друзьями, геями-негеями, моментально бы перестреляли или в Сибирь законопатили, как они уже не раз делали. Бунтует молодежь также против коррумпированного капитализма (мэр в сговоре со строительными компаниями обманул несчастных диджеев), но опять-таки не стоит забывать про еще недавнее строительства социализма, в котором Литва принимала, и отнюдь не добровольно, участие. Фильм показывает, на своем более чем скромном художественном уровне, социальные проблемы Литвы, которые имеют место в действительности, ничего не надо придумывать: безработица, эмиграция и т.п. По поводу проблем в головах у людей - тоже не все безоблачно, у главного героя проблемы на расовой почве, у его друга ди-джея - не сексуальной: родители бойфренда, узнав про их связь, устанавливают над парнем контроль. Как раз литовцам не в малой степени присущи и расизм, и гомофобия - в отличие, если уж на то пошло, от русских, которые не могут быть ни гомофобами, ни расистами, потому что они просто не люди, а это чисто человеческие пороки, и не все знают, может быть, но в Литовской республике давным-давно действуют законы сродни тем, которые только что на потребу русским напринимала зажиревшая православная жидовня, от чего Литва не становится менее цивилизованной европейской страной, благо дело не в законах, а в людях. Вот только литовцы в конце 1930-х уже взбунтовались против своего родного правительства, показавшегося им недостаточно демократичным - и что получили в итоге, молодым гражданам Литвы нельзя забывать ни на минуту, тем более, что на 140 миллионов русских едва ли наберется сотня уяснивших в полной мере, что Литва - не часть их людоедской империи, но независимое свободное государство.
маски

"Дефлорация Эвы ван Энд" реж. Михил тен Хорн (ММКФ)

Еле пустили и пришлось на полу сидеть - но, правда, и зальчик 10-й крошечный, однако ж и сумасшедший профессор прибегал досматривать первые двадцать минут по старому билету - зацепило, значит. Другая бабка, наоборот, досидела только до непосредственно дефлорации героини, поднялась с пола и ушла, значит, ради одного этого приползала. Можно было бы подождать, пока фильм в прокате пойдет, потому что если он не пойдет, то что же выпускать, стопроцентный "формат" для артхаусных кинотеатров, в меру попсовый, в меру некоммерческий, но посмотрел и доволен: отлично придуманное и на высокопрофессиональном уровне сделанное кино. Сюжет явно заимствован из "Теоремы" Пазолини, но опосредованно, через Озона, причем не только "Крысятник", но и недавний "В доме" вспоминается. Но в отличие от Пазолини, в голландской картине, оправдывая название программы "малые голландцы", все более уютно, по-домашнему, и в то же время весело, ненавязчиво, иронично, что тоже мне очень понравилось. А еще я люблю фильмы, построенные на интриге, связанной со школьным обменом - сам впервые попал заграницу именно по по обмену школьниками и как раз в Германию, в землю, приграничную с Нидерландами. А герой "Дефлорации" из Германии приезжает по обмену в Голландию на две недели и поселяется в обычной, среднего достатка семье, где папа работает на заводском конвейере, а мама воспитывает троих детей. Эва - единственная дочка, она некрасивая и переживает это, а одноклассницы не дают расслабиться. Старший сын живет с девушкой-индуской, работает менеджером в магазине и чувствует себя неплохо до поры, хотя рожа вся в прыщах. Младший подросток со своими проблемами, но настоящие беды начинаются с появлением немца. Слащавый блондинчик будто сошел с обложки журнала, и даже не гламурного, а очень продвинутого: вегетарианство, медитация и буддизм вместо христианства, постоянная работа по расширению кругозора, помощь близким и благотворительность, в частности, шефство над маленьким нигерийцев с посылкой денег - это идеальный продукт современной либеральной идеологической индустрии. Настолько идеальный, что всем членам семьи, от папы с мамой до некрасивой девочки, для которой гость, естественно, воплощает еще и сексуальный идеал (она ворует его грязные трусы, на чем попадается и конфузится перед знакомыми девицами-красотками еще сильнее), становится не по себе и буквально стыдно за собственное существование. Мама, например, следует примеру немца и начинает медитировать, задумывает поездку на восток и когда собирается потратить на нее сбереженные семьей деньги, обнаруживает, что отец эти деньги уже решил отослать нигерийцу, который, если верить его словам по скайпу, голодает, ходит босой и у него четверо братьев (и отец семейства верит, хотя рожа у негритенка довольная и пьет он что-то из покупной жестянки, а вовсе не воду кокосовой кожурой из лужи зачерпывает). Но хуже всего приходится старшему сыну, который до того застремался со своими прыщами, что не хочет выходить из палатки, наплевал на свою индуску и готов срезать прыщи ножиком. Приятно, однако, что фильм ни на минуту не впадает в фарс, и вместе с тем не стремится копировать "Теорему" суровостью выводов, худшее, что случается в итоге с героями - пожар в доме, но его удается вовремя потушить и никто, даже немец, не погибает; плюс к тому - избиение младшего брата старшим братом его подружки; его же объедание фрикадельками (он каждый год участвует в соревновании такого рода и много лет подряд побеждал, но тут же немец приехал и тоже захотел принять участие - да спекся, или, может, сыграл в поддавки); легкие травмы после самодеятельной операции на лице старшего; попытка отца наладить нелегальные поставки продовольствия в Нигерию путем угона казенной фуры, закончившиеся фиаско; ну да, еще же Эва - немец лишил-таки ее девственности, после вечеринки, пьяный, не приходя в сознание, но она вроде осталась все равно довольна. Единственный случай летального исхода - случайно задушенный девочкой в состоянии депрессии любимый декоративный кролик, его пришлось похоронить в саду в коробке. А в остальном, прекрасная маркиза... Нет, безусловно, маленький семейный рай в красивом домике - это маленькая лож, но большой мир с нуждающимися в помощи негритятами и готовыми придти на выручку медитирующими вегетарианцами спортивного телосложения - это большая ложь, к тому же злонамеренная. Сатирических комедий на семейную тему разной степени жесткости и сентиментальности много - типа "Маленькой мисс счастье", а вот хотя бы отдаленно похожей сатиры на либеральные моды я что-то навскидку не припомню, и чтоб еще хорошо сделанных.
маски

"Новый свет" реж. Теренс Малик, 2005

Прототип "Аватара" Камерона, только на материале истории Америки, но между прочим, это явно самый зрелищный и смотрибельный фильм Малика после "Великолепия в траве". В нем уже есть все, что потом станет главным в "Древе жизни и "К чуду" - поселенцы и индейцы ходят по лесам и берегам под музыку фортепианного концерта Моцарта, а закадровые монологи подкладываются под долгие пейзажные панорамы, и задним числом реплики типа
"Ты унес мою жизнь, ты убил во мне бога" кажутся очень привычными, до оскомины надоевшими. Но в отличие от последних двух опусов Малика, "Новый свет" держится не на умозрительной идее и не на эфемерной "атмосферности", но на внятно и последовательно изложенном сюжете. В 1607 году к берегам Америки приплывает английское судно, поселенцы хотят основать колонию, но их руководитель (Кристофер Пламмер), столкнувшись с трудностями, вынужден отплыть обратно, чтоб просить помощи у короля, а за себя он оставляет капитана (Колин Фаррелл), тот отправляется в экспедицию вглубь материка, что становится началом его знакомства с индейской принцессой, дочерью вождя. Большая любовь создает проблемы для обоих: отец-вождь изгоняет дочь из племени, капитана смещают подчиненные. Ему приходится оставить жену и он просит спустя пару месяцев солгать ей, будто он умер. Девушка снова выходит замуж (за персонажа Кристиана Бейла, достойного, любящего человека), но не может забыть капитана. С мужем она плывает в Англию. Она принята при королевском дворе с почетом, осваивает европейские обычаи и костюмы, и снова встречает своего любимого - но это уже безнадежно. Малик, как ни странно, не спекулирует историей т.н. "коренных американцев", по крайней мере на уровне сюжета - конечно, сравнение индейцев с "любопытными оленями" и прочие благоглупости постоянно звучат за кадром, но в целом европейцы и туземцы действуют на равных.