April 16th, 2013

маски

Яна Иванилова в Музее-квартире Н.С.Голованова

В квартире Голованова мы однажды уже бывали - но на закрытом специальном мероприятии: мастер-классе Геннадия Рождественского для молодых дирижеров, и впечатления как от самого места, так и от мастер-класса остались прекрасные:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2362053.html

А теперь на концерты в музей-квартиру продаются билеты даже в кассах-ларьках, но поскольку проходят они в будни и в рабочее время, контингент слушателей соответствующий. Тем не менее концерт оказался интересным прежде всего программой - Яна Иванилова под аккомпанемент Михаила Никешичева пела не только Чайковского, Рахманинова и своего любимого Метнера, но также и совсем редкие вещи. Нечасто услышишь и Танеева - а тут целых четыре его "стихотворения для голоса и фортепиано" прозвучали: "Когда, кружась, осенние листы" (Эллис), "Люди спят" (Фет), "Сталактиты" (первый в истории лауреатр нобелевской премии, ныне почти забытый символист Сюлли-Прюдом в переводе того же Эллиса-Кобылинского) и совершенно замечательное "Бьется сердце беспокойное" (Некрасов) - вообще я для себя в последнее время открываю камерную музыку Танеева с нарастающим интересом. Про Ляпунова и Катуара говорить нечего - фамилии обоих композиторов ассоциируется скорее с топонимами, причем если станция Катуар еще имеет отношение к Георгию Катуару (бывшее родовое имение), то улица Ляпунова названа в честь математика-однофамильца, а не музыканта-эмигранта Сергея Ляпунова, умершего в Париже. Иванилова спела один романс Ляпунова "Когда гляжу" на стихи славянофила Хомякова, против их собственного настроения довольно смешные по тексту ("мне грустно и печально..." - все в таком духе), но в музыкальном отношении замечательный; и два совсем недавно обнаруженных романса Катуара "Не ветер вея с высоты" (А.К.Толстой) и "Весь день она лежала в забытьи" (Ф.Тютчев). Да и Чайковского представила не только хрестоматийными "То было раннею весной" и "Средь шумного бала", но и таким, например, раритетом, как "Тебя я видела во сне", реконструированным Б.Асафьевым по эскизам, обнаруженным в 1943 г. в Ленинграде. Во втором отделении шла большая подборка романсов Метнера, большую часть которой я в исполнении Яны Иваниловой уже слышал, в том числе на Метнер-фестивале в ШДИ два года назад:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1909024.html

но здесь помимо шести заявленных в программе номеров - "Что ты клонишь над водами" и "Бессонница" (Тютчев), "Ворон" и "Цветок" (Пушкин), "Шепот, робкое дыханье" (Фет), "Зимний вечер" (Пушкин), Иванилова исполнила еще один - "Лишь розы увядают" (на стихи Пушкина), прежде чем перешла к затасканным шлягерам Рахманинова. Пожалуй, "Бессонница" удалась ей лучше всего остального, практически мини-моно-опера в "романсовом" формате получилась, если говорить не только о Метнере, но о концерте в целом. И даже если вокал певица демонстрировала на сей раз не всегда безупречный (в комнатках было душно, Иваниловой концерт давался с явным напряжением, а еще и материал в некоторых случаях не до конца освоенный), концерт внимания заслуживал, наверняка та же программа, когда обкатается, зазвучит и в более крупных залах, но в пространстве головановской квартиры, хозяин которой с большинством авторов работал и был знаком, это, конечно, особый случай.
маски

"Обливион" реж. Джозеф Косински

"Мы ведь выиграли - почему же мы уходим?" - с самого начала фильма задается вопросом персонаж будто бы нестареющего телом Тома Круза, уверенный, что его земная миссия после того, как все человечество вынуждено было переселиться на космический объект Тет в ожидании переправы на спутник Сатурна, заключается в обслуживании летающих роботов-дронов, и скоро их с напарницей ждет возвращение на базу. И в самом деле - вопрос в тему: по официальной версии на землю напали пришельцы, уничтожили Луну, после чего в результате нарушения магнитного равновесия, а затем и ядерной войны жизнь на Земле фактически прекратилась, и хотя атаку отбили, земляне вынуджены были переехать в ближний космос, а на Земле остались только качающие из нее соки установки, ядерные реакторы, оберегающие их роботы и надзирающая за роботами парочка людей. Ну и еще "падальщики" - пришельцы-недобитки. Но почему-то Джек Харпер чувствует с Землей кровное сродство, у него есть тайное зеленое убещиже в каким-то чудом сохранившемся среди радиоактивной пустыни идилическом уголке - лес, водоем, маленький домик со старыми пластинками, плюс подобранные на месте перестрелок с "падальщиками" букинистические редкости вроде "Песен древнего Рима" Маколея. Само собой, при таких обстоятельствах "падальщики" оказываются вовсе не пришельцами, но "несогласными" людьми, свято охраняющими за уродливыми черными скафандрами человеческую культуру, во главе с Морганом, разумеется, Фрименом, которые ведут войну с инопланетной техникой, представителем которой Джек и является. То есть когда-то он, земной астронавт, первым был захвачен появившимся невесть откуда Тетом. Превратился в робота, а точнее, в тысячи однообразных роботов, но сохранил глубоко в "душе" (если таковая имеется у машинок) человеческое начало. Поэтому когда на Землю вернулся космический спальный модуль с коллегами Джека, он спас одну астронавтку Русакову (остальных не успел, дроны перестреляли всех), на счастье оказавшуюся его женой. Точнее, женой настоящего Джека, потому что нынешний - просто робот в обличье прежнего героя Америки и всего мира, что по состоянию Тома Круза с самого начала только и оставалось предположить.

Примитивный и вместе с тем путаный сюжет сошел бы еще для комикса, каковым в оригинале история и была - ну в самом деле, случайно встретить и спасти через 60 лет свою русскую жену (Ольга Курыленко - одна на все подобные случаи) - это как-то слишком уж фантастично даже по меркам американского боевика про пришельцев. Однако интрига еще и растянута на два с лишним часа в духе почти что тарковском, с длинными пейзажными панорамами и прочей "атмосфэрностью", хотя по сути ближе все-таки к западной фантастике 1950-70-х годов, всем этим Брэдбери и Азимовым. Всего-то и делов - перепрограммировать робота, отправиться на Тет и взорвать нависшую над Землей бандуру-кровопийцу (самое интересное здесь, между прочим - именно Тет, но про него из фильма вообще ничего не ясно, чисто техническая штука, каковы же ее задачи, в чем смысл ее существования, хотя бы как она сама своим техногенным мозгом ее видит, ну и наконец, не самозародилась же эта агрессивная цивилизация роботов, кто-то когда-то выдумал ее - так кто и когда?), но тут же еще и любовный треугольник, блин. У Джека Харпер, помимо провалявшейся 60 лет в полетном анабиозе законной жены Джулии Русаковой-Харпер есть и новая спутница, такая же машинка Виктория, и они, как принято выражаться на Тете, "эффективная команда". Но Викторией, коль скоро она все равно ненастоящая, пожертвовать не жаль, а вот Юлию спасти удается - ее подменяет в последний момент раненый персонаж Фримена, когда приходит время полететь на Тет и уничтожить его вместе с собой. Юлия же остается на Земле, да не одна, а с приплодом, которым успела в какой-то неуловимый момент обзавестись. То есть человечество погибнет, даже старого мудрого негра убьют - а русские останутся, ничего себе хэппи-энд... Один из двойников Джека, впрочем, тоже придет к Юлии - почему-то спустя три года (а до этого где был? ждал, пока сын начнет бегать и говорить?), почему-то только один (их ведь, как Фримен сказал, целые тысячи напустили на землю, этих Джеков Харперов) - вот и будет возрождение духовности, чаемое православными: помесь русских с роботами. Как говорят в таких случаях персонажи фильма, "в раю без изменений". Ну у роботов-то, как видно, хоть что-то за душой имеется, лишь бы только вспомнить.
маски

"Софокл. Эдип. Тиран" Х.Мюллера, Саратовский ТЮЗ, реж. Маттиас Лангхофф

Настолько четко и точно все себе представлял заранее, что смотрел саратовского "Эдипа" как будто не в первый раз, хотя до сих пор видел всего два спектакля Лангхоффа, причем только один - по Хайнеру Мюллеру. Но в "Эдипе" все примерно так же выглядит, как и в "Квартете":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/970381.html?mode=reply#add_comment

Правда, в "Квартете" текст, характерно мюллеровский, состоял из бессвязного, не разделенного даже знаками препинания, претенциозного словесного поноса (сейчас так пишет каждый второй драматург, а для Мюллера такие приемы еще кому-то могли показаться новаторскими), в "Эдипе" же присутствует хотя и слегка адаптированный, но вполне узнаваемый мифологический сюжет. Транспозиция этого сюжета в условно-вневременную плоскость связана не столько с оформлением - оно обыкновенное, типичное для таких случаев, соединяюще псевдо-античные обломки с приметами современной цивилизации вроде телевизора, и недавнего прошлого, о котором напоминают пятиконечные звезда на воротах - сколько с переосмыслением главного мотива, мотива вины. В спектакле Эдип принимает личную ответственность за преступление, в котором по-разному, активно либо пассивно, соучаствовали прочие фиванцы и коринфцы. Убийство царя случилось давно - но почему-то раследование не довели до конца, долго не вспоминали о нем вообще, да и когда началась эпидемия, а опрыскиватели-дезинфекторы не помогли, до последнего сопротивлялись всяким попыткам Эдипа разворошить прошлое. Эдип здесь выглядит и ведет себя как провинциальный интеллигент, с дебелой женушкой, окруженный простыми горожанами, в том числе заморенными школьниками, которые и открывают, и завершают представление. Постапокалиптический городок с вывеской "кино Орленок". Грязная ванна, без которой невозможно представить ни одну постановку текста Хайнера Мюллера да и вообще никакой сценический "постапокалипсис". Хоры звучат под гитарный аккомпанемент, утомительно и пошловато. Прорицатель Тересий - ветеран с обожженным лицом, с наколотым на халат орденком. В общем, стандартная европейская постановка в исполнении актеров саратовского тюза - звучит как приговор, но на самом деле выглядит не так страшно, просто скучно, слишком уж все предсказуемо. И еще бесполезно: проблема коллективной ответственности за сомнительные поступки государственных деятелей востребована в Германии, в Европе, на Западе - а в России это пустой звук и не более. Да и насчет деятелей - русские ведь наверняка объявили бы Эдипа спасителем отечества и героем, злобно оклеветанным наймитами ЦРУ софоклами-мюллерами.