March 15th, 2013

маски

"Клиника любви" реж. Артюс де Пенгерн в "35 мм"

Всего час двадцать, но потерянного времени жалко в любом случае. Я ведь ожидал чего-то вроде "Королевства" Триера, пусть попроще, но в том же духе. А бельгийско-люксембургская "Клиника любви" - просто любительская поделка. У владельца частной клиники два взрослых сына, старший - более рассудительный, младший - менее. Оба влюбляются в новенькую медсестру, младший на ней женится, старший с расстройства уезжает в Канаду. Но появляется еще одна медсестра - корыстная и преступная шлюха-вредительница, становится любовницей женатого младшего брата и склоняет его к продаже больницы злейшему конкуренту отца. Одновременно с этим младший увлекается пластической хирургией, и настолько неудачно, что клиника оказывается без пациентов, на грани банкротства. Тогда старший брат возвращается спасать отцовский бизнес. В результате совершенно фантастических перипетий влюбленные соединяются, преступники отправляются в тюрьму, к тому же оба брата находят своих настоящих родителей: отцом старшего является тот самый злейший конкурент, матерью младшего - старейшая медсестра госпиталя, а оба отца убивают друг друга, закалывая одним и тем же скальпелем. Раздуть все это на девятьсот серий - получится нормальная мыльная опера про больничку. В концентрированном виде выходит типа черная комедия, но все равно несмешная и глупая. Любая серия "Интернов" лучше на несколько порядков. Особенно меня раздражали неуместные реминисценции к "Золотой лихорадке" Чаплина (в эпизодах, связанных с пребываним старшего брата на севере Канады - он там и эскимосов лечит, и с медведем успевает подружиться, что впоследствии пригодится ему в разборках). Такому формату, помимо дешевых киноманских цитат, необходима спешл-гест, и не потянув настоящую, режиссер, автор и актер в одном лице придумал эрзац-звезду, поп-певицу Дженифер Гомес, которая после аварии попадает в "братскую" клинику, будучи к тому ж на последнем месяце беременности, там ее спасают от смерти, там же она и рожает в прямом эфире на весь мир, после чего клиника становится супер-востребованной. В финале молодые мамы танцуют с медведицей, тоже разродившейся медвежонком от канадского друга старшего братца.
маски

"Гроза" А.Островского, Костромской театр драмы, реж. Сергей Кузьмич

В школьном литературоведении "Гроза" проходит по номенклатуре "трудная судьба женщины в пореформенной России". То, что действие костромского спектакля разворачивается именно в России, в затхлом захолустье - это понятно с первого взгляда, а вот насчет исторического времени - обстановка конкретных примет эпохи лишена (если не считать таковыми, что пиво горожане пьют из двухлитровой банки, а рыбу на закусь, похоже, иной раз глушат динамитом, ну и в музыкальном оформлении фольклор соединяется с роком от группы "Би-2": "как одиноко на ближнем востоке неразделенной любви"), но абстрактно-этнографическими костюмами и говором исполнителей (вполне, может статься, и аутентичным) приближена к условно-сказочному берендееву царству из "Снегурочки" того же автора. Между "Грозой" и "Снегурочкой" есть очевидная логика вплоть до того, что смерть обеих героинь связана с водой, хотя одна утонула в реке, а другая сама превратилась в лужу, а в реку бросился несчастный жених. Так что "Гроза" нормально вписывается в языческий мир, где природа берет верх над человеком, где животное начало доминирует (вот и Борис несчастный вечно ходит с порванными штанами - собаки городские все ноги ему искусали и брюки безнадежно попортили). И в этом смысле выбор актрисы на роль Катерины можно считать оправданным - не хрупкая мечтательница, а дебелая дородная бабища.

В любом случае, на вылизанную музейно-туристическую Кострому, где я сам некоторое время назад потоптал землю Островского -

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2095879.html?nc=2#comments

- Калинов костромского облдрамтеатра, раскинувшийся вокруг шеста со скворечником, похож мало. Тут и ряженые в харях таскают сумасшедшую барыню на носилках, которая в жестяной рупор предвещает всем геенну огненную, и покойная мама Кати бродит по набережной с лейкой мимо мостика с перилами, увешанными "замочками на верность" - потом решетка моста послужит еще и калиткой, которую Катерина отомкнет полученным от Варвары ключом, когда соберется на свиданку. А Кабаниха - милая на вид старушонка, напоминает Эру Зиганшину в спектакле Яновской, только не такая приторная, и о добре все толкует, о семейных ценностях, правда, то с молотком в руках, то с топором что наводит на подозрения.

Вообще "Гроза" Кузьмича сделана с вольной или невольной оглядкой (может режиссер и не видел вовсе) не только на мтюзовскую постановку Яновской (даже у Кулигина из Костромы такой же, как у персонажа Игоря Ясуловича, поменьше лишь размерами, агрегат для демонстрации электрических разрядов), но и на магнитогорский шедевр Льва Эренбурга, и в костромской версии тоже окунаются в реку, только не устраивают купания в настоящем мини-бассейне, а обходятся имитацией. Грязный целлофановый настил и навес и от природной-то грозы не спасут, а от человеческой подавно.

К сожалению, хоть и придуман спектакль небезынтересно, а исполнен средне. В нем много лишней суеты. Актерам не хватает энергии, и некоторые режиссерские находки оттого не срабатывают или даже дают противоположный запланированному эффект. Самый убойный прикол режиссер припас под конец - Кулигин своим электрическим аппаратом пытается оживить утопленницу, но лишь гальванизирует труп, да стораниями земляков и сам гибнет от разряда. Кстати, мотив тоже заставляющий вспомнить "Грозу" Эренбурга, но там Катерина оживала, причем для этого ей было достаточно камариного укуса, а здесь и электрошок не помогает.