March 13th, 2013

маски

"Ренуар. Последняя любовь" реж. Жиль Бурдо в "35 мм"

Где-то идет Первая мировая война, а старый тяжелобольной Пьер-Огюст Ренуар продолжает творить в своем прекрасном поместье несмотря на то, что у него распухают суставы, он не может ходить и едва держит кисти в руках, а еще общается с покойной женой. Не он один, однако - к Ренуару заявляется некая Андре, певичка, актриска, танцовщица и все-такое, и говорит, что прислала ее в натурщицы к художнику мадам Ренуар, и будто бы не знает, что мадам нету в живых. С художником живет его младший сын Коко, нелюдимый подросток, при первой встрече с Деде представляющийся сиротой. А вскоре возвращается из госпиталя на костылях средний сын, Жан, будущий великий режиссер, а пока что просто кинолюбитель.

Можно сколько угодно восхищаться работой Мишеля Буке в роли Ренуара - он абсолютно конгениален прототипу своего героя. Хороши и Жан, и Коко, потом еще к ним присоединится старший брат Пьер, приедет из Парижа, где занимается театром - но эта роль эпизодическая, а самое интересное в фильме - как раз взаимоотношения Ренуара с сыновьями. Как ни странно, но главная героиня здесь номинально - Деде, но о том, что она станет впоследствии женой Жана Ренуара и актрисой его ранних картин, а в 1931 году после крупной ссорой они разведутся, что послужит окончанием и ее профессиональной карьеры, можно узнать только из финальных титров. Непосредственно же в фильме она производит впечатление никчемной рыжей шлюшки, не особенно даже красивой (только титьки хорошие), случайно затесавшейся в мир крупных художников. Потом Жан найдет ее в убогом богемном кабаке-гадюшнике, и там она смотрится куда органичнее, чем в поместье, позируя для итоговых ренуаровых "Купальщиц".

То ли девица впрямь не была достаточно интересной, то ли Бурдо не справился с поставленной задачей, но менее всего увлекает в фильме женский образ, он сводится всего лишь к плоти, ктелу, пусть и вполне ликвидному (а может в том и состоял замысел, недаром же престарелый, почти недееспособный Ренуар говорит, что плоть - это все, и нет ничего, кроме плоти). Девица и капризничает, и бьет расписанные хозяином тарелки, и мечтает о карьере кинозвезды - а все равно пустышка остается пустышкой. Тогда как полуживой старик, его увечный сын и незрелый подросток - всех Деде привлекает, они подспудно, а иногда и явно ревнуют ее друг к другу, но очевидно, что именно они здесь - хозяева и художники, а она - модель и прислуга, что в доме Ренуаров, как следует из разговоров кухарок, всегда считалось функциями взаимодополняемыми.
маски

облака-бродяги

На Ру.тв увидел клип Колдуна "Облака-бродяги" - не сказал бы, что сильно удивился, просто не совсем понял, как, которым путем бродячая песенка до Колдуна дошла. Сразу вспомнил конкурс "Пять звезд" в Сочи, который Первый канал задумал в пику "Новой волне" Крутого - проект изначально мертворожденный, а вскоре в свете замирения Крутого и Эрнста полностью себя исчерпавший и бесславно исчезнувший. Среди засветившихся там артистов-участников и даже победителей никаких "звезд", естественно, не обнаружилось, и даже те, которые не совсем потерялись, остались либо на бэках (как группа "Республика", по сей день успешно выступающая на подпевках-подтанцовках у Кобзона, что не так плохо между прочим - и не зря я за них в свое время голосовал на "призе прессы", они его в результате и получили), либо в качестве фриков (вроде Лены Князевой, после ребрендинга превратившейся в Белку с приговоркой "белка-белка, где твое дупло?"). Сергей Мальчешников, нарочито быдловатого вида парень с песенкой "Облака-бродяги", какую уместнее пело бы петь под гитару сидя на заборе, в первый конкурсный день выступил настолько неудачно, что занял последнее место и набрал меньше всех баллов (понятно, что голосование в таких случаях - всегда профанация, но он правда, честно, по-настоящему провалился), на второй чуть выровнялся, но все равно остался в аутсайдерах, и я о нем с тех пор, а это ведь больше шести лет, не слышал. Не слышал, собственно, и теперь - о нем, только песню, но уже перезаписанную Колдуном. В "дворовом" стиле песенка, однако, мне запомнилась еще тогда -

http://users.livejournal.com/_arlekin_/687266.html

и ведь надо же, не пропала, пригодилась Колдуну - слегка причесанная "электроникой", вот и клип сняли. Репертуара-то не хватает артистам, много артистов, а песен мало. Приходится скрести по сусекам. Там на диске "Пяти звезд" того года, сдается мне, еще кое-что можно, покопавшись, найти и пустить в дело. Некая группа "Нон-стоп" тогда же участвовала в конкурсе с песней "Я на все согласна, все предельно ясно" - вполне готовый потенциальный шлягер, уж группы той в помине нет и три девушки, ее составлявшие, наверняка толстые мамаши в заграничном браке (или в удачном разводе), но, как сказано в мультике, "девочка ушла, а песенка осталась". Ее бы реанимировать для какого-нибудь еще девчачьего проекта, а то смешно сказать, малолетки какую-то хрень про Че Гевару поют, страмота.
маски

"Магазин самоубийств" реж. Патрис Леконт в "35 мм"

Леконт - не юный дебютант и не убеленный сединами мэтр в статусе гения, всю жизнь он прожил в кинематографе режиссером второго ряда, уважаемым, вызывающим интерес, но не более. А между тем он как мало кто умеет удивлять какждым новым фильмом. Вот сделал теперь анимационный мюзикл про магазин самоубийств - семейный бизнес четы Тюваж и их детей. Дела идут хорошо, поскольку в мрачном мегаполисе, где последняя базилика зажата посреди серых небоскребов, жизнь людская - сплошная тоска, а самоубийства запрещены и за них штрафуют. Но в семействе Тюваж появляется младший ребенок, сынишка хохочет уже в колыбели, а когда подрастает, от избытка жизнерадостности решает прикрыть родительскую лавочку и покочить с тотальной депрессией. Устроив маленький погром, он с поразительной легкостью меняет воззрения родителей и старших брата с сестрой, сестру Мэрилин даже выдает замуж за умелого кондитера, а брат Винсент (имена детям супруги явно подбирали в соответствии с профилем своего магазина, доставшегося им еще от прадеда), не удавшийся физиономией, решает стать поэтом, и все вместе они перепрофилируют заведение в кондитерскую. Мультик украшают милые песенки, он по-хорошему старомодно нарисован (3Д дохленькое, но это к лучшему), и несмотря на откровенно дохленькую драматургию - на полтора часа картина раздута очень искусственно, 25-минутного хронометража хватило бы с головой - смотрится неплохо, хотя Бертон наверняка сделал бы в том же духе что-нибудь более веселое, а Шомэ - более изысканное.
маски

"Штиль" реж. Фолькер Шлендорф в "35 мм"

Шлендорф нередко халтурит, особенно в последние годы, но "Штиль" - очень выверенное и драматургически, и стилистически, и политически высказывание, поэтому о нем, при всем убожестве идеологической подоплеки произведения, можно говорить до некоторой степени всерьез. Маленькой шайкой коммунистов в Париже застрелен нацистский офицер. Полиция не в состоянии поймать виновных, и вместо них казнят заложников. Среди последних в основном также коммунисты, в том числе те горе-сопротивленцы, что в 1939 после подписания пакта между нацистами и их русскими друзьями отказались сражаться за родную Францию, предпочитая слушать приказы из Москвы, а также попавший под раздачу 17-летний подросток с задатками писателя. Казнь 150 заложников обсуждается на высшем уровне, и только прямое распоряжение Гитлера решает исход дела - даже высшие офицеры вермахта против, не говоря уже о жандармах-коллаборационистах, те так просто как к близкой родне относятся к приговоренным, сам Петен готов чуть ли не сам предложить себя взамен обреченных, церковь и та за выступает в защиту коммунистов. Все это очень трогательно, и тем более трогательно, что в качестве рефлексирующих персонажей со немецкой стороны выступают Эрнст Юнгер и Генрих Белль. Они, конечно, не сталкиваются непосредственно и не вступают в дискуссию о судбе и роли Германии (подобную той, которую вообразил бы для книжки "Мое столетие" Гюнтер Грасс, там у него, правда, Юнгер общается с Ремарком и о предыдущей, первой мировой войне), Юнгер к 1940-м годам уже имеет высокий чин и смотрит на ситуацию из прекрасного мирного Парижа (где коммуно-террористы малочисленны и оказывают влияния на повседневную жизнь куда меньшую, чем упоминающийся в картине мимоходом Саша Гитри), а Белль лишь кандидат в офицеры и поневоле вынужден участвовать в расстрельной команде, да и вообще Белль не назван по имени, так что образ немца-очкарика, случайного на войне человека, можно считать условно-собирательным (при том что навеян он биографией Белля определенно), но каждый с высоты своего опыта, огромного или скромного, выражает неприятие "карательных мер". Еще и поэтому Шлендорфу так важно подчеркнуть литературные способности расстрелляного тинейджера - немцы-то упомянутые выжили, а Юнгера, особо подчеркивается в финальных титрах, после войны издавали во Франции. (Писателем, кстати, Юнгер был средним - неплохим, да с Беллем рядом не поставить, хотя Белль, с другой стороны - продажный двойной агент, но зато, безусловно, выдающийся прозаик).

А ведь если разобраться и отбросить клише, что нацисты - плохие, а всякий, кто им противостоит - герой, то выходит, что убийцы немецкого офицера - подлые бандиты (других подставили, а сами скрылись, да еще рассчитали, что массовые казни помогут "пробудить патриотов" и потому желательны, иначе говоря, они сознательно провоцировали нацистов), что ответные репрессии - законны или, уж по крайней мере, объяснимы. И самое главное - я в жизни не видел и не знаю ни одного фильма о русских зверствах в оккупированной Латвии, Украине, Польше, да хотя бы и в Германии, зато много слышал, к примеру, о героизме русского партизана Кононова, расстреливавшего латышских женщин на 9-м месяце беременности, без всяких приказов от православного фюрера, а просто "по законам военного времени", и прекрасно помню, как до последних дней земной жизни этого ныне горящего в аду подонка русские всячески защищали не то что от возмездия, а хотя бы от попыток разобраться в случившемся некогда посредством открытого суда. В то время как случайная гибель, среди прочих заложников, 17-летнего французика, уверенного, помимо победы пролетариата и торжества коммунизма во всем мире, что революционерки должны быть полигамны "как Крупская", преподносится не просто трагедией, а самым очевидным выражением бесчеловечности (как будто кто спорит) нацистской системы. Это даже не двойной стандарт, это элементарное косоглазие т.н. интеллектуалов, которое, а не столько даже решимость православных и исламских фашистов, делают неизбежной следующую большую войну: категорически не принимая ни в каком виде убийство человека человеком, они спокойно и зачастую благожелательно относятся к агрессии зверей против людей.
маски

"21 и больше" реж. Джон Лукас, Скотт Мур

Китаец Чен, еврей Кейси и просто Миллер давно закончили школу и редко встречаются, но по-прежнему считают себя лучшими друзьями. Поэтому когда Чену исполняется 21, два лучших друга хотят устроить ему вечеринку "прощай, молодость". Походив от одного бара к другому, китаец накануне важного собеседования (он должен стать доктором, как его отец, дед и прадед) превращается из рассудительного косоглазого юноши в мешок с говном, пребывающий в состоянии полной недееспособности, либо переживающий всплески нездоровой активности, и тогда готовый плясать голышом в красном лифчике и с приклееным к хую плюшевым медведем. Настоящие друзья, несколько более вменяемые, пытаются доставить Чена на квартиру, но не знают, где он теперь живет, а на родительский адрес заявиться небезосновательно опасаются, так что волокут несчастного китаезу по всем окрестностям, попадая раз за разом во все более нелепые ситуации и попутно выясняя, что они мало что друг о друге знают: один бросил колледж и работает на заправке, другой (который еврей, конечно), наоборот, превратился в зануду и готов до конца дней заниматься финансами, причем чужими, ну а Чен, чья жизнь, казалось, расписана на десятилетия вперед, вовсе не преуспевающий студент-биолог и будущий великий врач, ему грозит отчисление, он ненавидит навязанную предками специальность и чуть ли не пытался по этой причине покончить с собой. Весь фильм состоит из приколов, какими обычно удобряют подростковые комедии (дрочка, блевота и т.п.), но героям-то не по 15 лет далеко, им 21 и больше, что, с одной стороны, смотрится поначалу неорганично и нелепо, с другой - даже концептуально, поскольку пафос произведения как раз к тому и сводится: юный друг, всегда будь юным, ты взрослеть не торопись.
маски

"Гамбит" реж. Майкл Хоффман

Бренд "братья Коэны" подразумевает, во-первых, криминальную комедию, а во-вторых, сочинение на тему, что миром правит дурацкий случай. В сценарии "Гамбита" все это есть, но фильм Хоффмана лишет того философского отношения к действительности, присущего собственным режиссерским работам братьев, которое и приподнимают их над жанром. В результате "Гамбит" - не самая плохая, но обычкая, к тому же напичканная никчемными визионерскими наворотами комедия из жизни незадачливых жуликов, вызывающих куда большую симпатию, чем их потенциальные жертвы, так что "Гамбиту" даже до непритязательных "Игр джентльменов" очень далеко, несмотря на то, что Колин Ферт куда тоньше, чем Том Хэнкс. Горе-искусствовед Гарри Дин (Колин Ферт) не столько наживы ради, сколько из идейных соображений и эстетического омерзения придумал, как наебать своего босса, напыщенного медиамагната Шабандара (колоритный и почти неузнаваемый Алан Рикман), на которого работает в качестве эксперта по живописи. С сообщником майором они разработали прекрасный план: майор намалевал весьма умелую подделку под Моне, а Дин убедил босса, что картина была вывезена из Германии, где находилась в коллекции Геринга, американцем, и ее нынешняя законная владелица - разбитная техасская ковбойша Филомена Пузновски (Камерон Диаз). Но сразу все планы летят к черту - босс оказывается не так глуп, как искусствовед думал о нем, а искусствовед - не так умен, как он сам о себе думал. Зато ковбойша по прилете в Лондон превосходит все ожидания. Криминальная комедия перерастает в комедию положений с характерными для последней мотивами, вплоть до того, что для поправки бюджета рафинированный джентльмен Дин пытается выкрасть вазу из отеля "Савой", где проживат мисс Пузновски, и остается в буквальном смысле без штанов. Кстати, у меня есть винный бокальчик из московского "Савоя" с логотипом - не коллекционная ваза, конечно, но сувенир приятный. Был еще фужер под шампанское, но его мама разбила пару лет назад. Гамбит же состоял в том, что вместо продажи липовой картины герой заменяет настоящую на подделку и перепродает ее тем самым ряженым японцам, деловое знакомство для горе-коллекционера с которыми послужило предлогом к званому ужину, во время которого персонаж Ферта и произвел подмену, рискуя быть съеденный охранником-львом - хорошо ковбойша вовремя его стреножила, накинув лассо. И стали они, имея в виду искусствоведа с ковбойшей, жить поживать - вы подумайте, какой мезальянс.
маски

Бриттен в БЗК, Камерный оркестр МГК, дир. Феликс Коробов

Камерный оркестр консерватории - не позорный для своего скромного статуса коллектив, дирижер уважаемый, а программа просто отличная, монографическая, эксклюзивная. Публика только - еще хуже, чем обычно, всегда разномастное говно, а это - одни старухи с мордами, истлевшими еще при татаро-монголах, и хотя контингент немногочисленный, зато уебки отборные. И все равно концерт жалко было бы пропустить - где еще услышишь такую музыку Бриттена в мало-мальски приличном (а оркестр МГК всяко не хуже "Новой России" или НФОРа) исполнении? Поначалу, правда, не собрались и увертюра "Построение дома" прозвучала криво, да к тому же Коробов, будучи дирижером прежде всего театральным, склонен к эффектам, в концертном формате неуместным - может, разместить медные в первом амфитеатре и имело смысл для большего объема звука (все-таки в основе увертюры лежит псалом), но надо же заранее соображать, что старые говна оживятся, почуяв этакую развлекуху, и оркестра за их звериным гомоном уже не будет слышно. Зато "Простая симфония" прошла очень хорошо - аналог Первой симфонии Прокофьева, игра в неоклассику, но менее ироничная и по-настоящему, а не лукаво, как у Прокофьева, бесхитростная. Особенно забавная вторая часть, где весь струнный оркестр играет от первой до последней ноты пиццикато, и протяжно-певучая третья. Почему-то вместо обещанного Максима Пастера вокальное соло в Сонете для тенора, валторны и оркестра пел стажер Сергей Радченков, старательно, но ученически, явно неготовый еще к подобного сорта произведениям ни голосом, ни головой в целом. А на концерте для скрипки и альта во втором отделении я испытал волнение, какое редко выпадает и на симфонических вечерах куда более высокого уровня, солисты - совсем молодые, из оркестра же, Кирилл Кравцов и Мария Теплякова, но справились с партиями прекрасно, дирижер не подвел, вторая и третья части прямо-таки на сто процентов удались, вторая, где нежные эпизоды контрастно обрываются в драматичные, резки пассажи, даже с блеском. Пятичастная сюита на народные темы - сочинение и само по себе довольно блеклое, а в таком концерте и подавно проигрывающее остальным номерам, разве что для завершения программы, "на десерт" подошло, но в целом жалко, что вполне достойный, хотя и неровный вечер не собрал хоть сколько-нибудь адеватных слушателей, а одну только богадельню.
маски

"Оз. Великий и ужасный" реж. Сэм Рэйми

У Бертона и Гиллиама не всякий раз и на собственные проекты фантазии хватает, а фабрика должна выпускать продукцию бесперебойно - вот и ярмарочных шарлатанов вместо настоящих волшебников или хотя бы высококлассных фокусников. А ведь для человека моих лет и старше, воспитанного на ценностях цивилизованного мира, это все равно как, наверное, для русских - армянские фантазии на темы Эльдара Рязанова. Но я-то оригинального "Волшебника страны Оз" отродясь не видал и знаком с историей только посредством сказок, украденных, как ядерные секреты, как все остальное, для русских у американцев предателями-евреями. Так что меня слащавый приквел Рэйми не особенно покоробил. Ну черно-белый пролог чересчур претенциозен и затянут - но он драматургически необходим, поскольку предвосхищает дальнейшие сказочные события, отсюда в наивно-фрейдистском ключе возникают фантазийные двойники: недооцененный ассистент превращается в летающую обезьяна на посылках, вынужденная предпочесть помолвку с другим парнем невеста - в добрую колдунью, а парализованная девочка, которую горе-фокусник не способен излечить - в трогательную фарфоровую куколку, и уж ей-то Оз запросто приклеит новые ножки, и она побежит-побежит по дорожке из желтого кирпича. Сюжет, на котором строится основное блюдо фильма - избыточно-красочная, до откровенного дурновкусия доходящая, сказочка для малолеток, сдобренная парой подмигиваний "для тех, кому за тридцать" - совсем неинтересный. Три сестры-ведьмы, одна из которых злая и убила папу-короля, другая добрая, а третья не определившаяся, но обманувшись в лучших чувствах к случайному гастролеру Озу, превращающаяся в законченного монстра. И залетный циркач-трюках, с помощью своих техногенных примочек выдающий себя за волшебника и тем самым внушающий сказочному народу уверенность в победе над злом. Народ сказочный - какие-то уродцы, карлики, бородачи всех цветов кожи (ну это уж как водится - во всякой современной сказке непременно наблюдается расовое разнообразие, хотя в Канзасе 1905 года, откуда прибыл персонаж Джеймса Франко, на те же вещи смотрели, несомнено, совсем иначе). Мне только куколка понравилась, и когда Оз ее клеил (в смысле - ноги оторванные обратно приделывал, а то вышла бы пропаганда педофилии с фетишистским оттенком, это низзя), у меня прямо слезы подступили к глазам.
маски

"О чем молчат девушки" реж. Карен Оганесян

"Молчат" в данном случае надо понимать так, что "скрывают", потому что болтают героини фильма без умолку. Востребованная рекламщица (Юлия Пересильд) в первые десять минут успевает выбросить и разбить два мобильника, но все равно продолжает названивать с подружкиного телефона, оставляя сообщения жениху, которого, заподозрив в неверности ошибочно, она решила бросить, и спешно отправившись в компании таких же чумичек в Испанию, точнее, на Майорку, выйти там замуж за первого встречного, но, разумеется, супербогатого мужика - но тем для разговоров хватает и без того.

Вообще-то Оганесян среди соплеменников-кинематографистов казался человеком одаренным и даже более-менее профессиональным, но ""О чем молчат девушки" - это в каком-то смысле страшнее, чем "Что творят мужчины": Андреасян, по крайней мере, и не пытается выдать свое говно за кино, не приглашает настоящих артистов, для начала. А у Оганесяна, помимо Пересильд, снимается, например, Михаил Пореченков. Я не в смысле "мариванна, как вы могли стать валютной проституткой?" - Пореченков за деньги и не в таком снимается, я недоумеваю, зачем Оганесяну понадобился для такого сорта картины актер Пореченков.

Играет Пореченков того самого услово-абстрактного богатея, с роскошной испанской виллой, лодкой и остальными причиндалами завидного жениха. За него-то и собирается выйти героиня Пересильд, потом осознает, что собственный жених ей дороже чужого мужа (тем более, что под конец у того и жена объявляется беременная - ее играет Ирина Пегова, довольно бойко это делает). Приключения девушки у Оганесяна переживают такие, что и комедии Андреасяна отдыхают: сбежав со свадьбы и прихватив грудного младенца, ребенка русского консула (консула и его жену играют Хаев и Тумайкина), они нападают на обнаружившего их полицейского и, стукнув его по башке, таскают за собой бездыханное тело, прикованное наручниками к одной из девиц, затем угоняют хипповский фургон и на нем заявляются в поместье, где подвизается художник, приятель еще одной героини - та думает, что беременна от него, но предполагаемый отец оказывается гомосексуалистом, а несостоявшийся богатый жених - владельцем виллы, и как все олигархи, несчастливые в личной жизни, довольно вспыльчивым.

Многое можно списать на то, что это арменфильмовская комедия, сделанная по образцу "Секса в большом городе", но чего я никак не могут понять - почему подруги столь разного возраста: младшая, студентка журфака (Таисия Вилкова) годится старшей, якобы популярной певичке Ладе (Олеся Судзиловская) в дочери, причем не в первенцы. Что связало в свое время будущую журналистку и выходящую в тираж певицу с рекламщицей и адвокатшей по разводам - тоже не раскрывается (во всяком случае, ни одна из героинь не разводилась, так что познакомились подруги явно не по работе). Наверное, лучше не задавать лишних вопросов, когда такое смотришь. А самое лучшее - и не смотреть. Тем более что ладно певица, но и рекламщица, и адвокатша, и начинающая журналистка выглядят у Оганесяна не просто бабами-дурами, как полагается по формату комедий подобного сорта, но прям-таки пизданутыми мокрощелками без капли мозга в голове - хорошего же мнения Оганесян о девушках, особенно о блондинках (а три из четырех - светлые). Хуже девушек для него только гомосексуалисты.
маски

"Мама" реж. Андрес Мускьетти

После вооруженного конфликта с женой, закончившегося ее смертью, отец увозит двух маленьких дочек в лесной дом и там на него нападает призрак. Следующие пять лет привидение воспитывает девочек, а потом их находят и брат отца с сожительницей поперек желания бабушки и по сговору с доктором, при условии возможности изучения детей, оформляет на сестер опеку. Старшая из них еще не забыла человеческую речь и навыки поведения, а младшая предпочитает передвигаться на четырех конечностях, спать под кроватью на полу и говорит только "мама" - так сестры называли свою призрачную воспитательницу. В триллере много недоработок и явных недоразумений даже с поправкой на все условности жанра, но сделан он небесталанно, хотя предыстория призрака - безумная женщина из психиатрической лечебницы еще в 19-м веке прыгнула в воду с утеса, а младенец зацепился за корягу и остался непогребенным, отсюда ее печаль и последующие проблемы - рассказана, точнее, показана не очень внятно. Зато интересна картина участием в ней Джессики Честейн в роли приемной матери сестер. Для актрисы работа в подобного рода проектах нынче явно ниже ее реального статуса, и на себя Честейн в парике с челкой похожа мало. Но дело не только в ней, сам персонаж придуман, в общем, оригинально. Татуированная рокерша сожительствует с дядюшкой-художником по-богемному, играет в группе, не прочь приложиться к бутылке и проблемы даже с трудными детьми, совершенно ей чужими, вовсе ей ни к чему, а с приблудным безумным привидением - и подавно. Однако она не решается бросить парня, а дядюшка бесконечно дорожит племянницами, и после того, как призрак сбросил его с лестницы и тот пребывает в коме, именно на новоиспеченную тетушку сваливаются обязанности воспитательницы. И ей удается привязать девочек к себе, во всяком случае, старшую. Потому что когда сумасшедшая возвращается за ними (а призрак не отстает и после того, как ему вернули скелетик родного ребеночка, и вот с этим я как-то плохо разобрался - видать, и привидение по-своему привязалось к живым приемным малюткам), девочкам сложно выбрать между двумя приемными "мамами", живой и мертвой - учитывая, что настоящая мама в фильме практически не появляется. ЧТоб как-нибудь не совсем постыдно акончить эту историю, авторы фильма приняли соломоново решение: более развитая старшая девочка остается в мире живых, а совсем дикая младшая по собственному свободному выбору уходит с привидением. Житейской, психологической или художественной логики в такой развязке, наверное, искать не нужно.