March 5th, 2013

маски

"Побег с планеты Земля" реж. Каллан Бранкер

После "Гладиаторов Рима" я поверил, что и не самые рекламированные мультики стоит смотреть, но "Побег" - другой случай. На уровне телепузиков решенная антиамериканская интеллигентская агитка, с киноманскими подмигиваниями и сюжетом, рассчитанным на мозг эмбриона. На одной из далеких планет синюшные гуманоиды живут счастливо, и только два брата, мускулистый космодесантник и инженер-задохлик, не могут решить, кто из них круче - при том что задохлик старше, все лавры достаются бойцу, и слава, и даже любовь племянника, предпочитающего дядю родному папе. Но дядя отправляется на Землю, откуда якобы поступил сигнал бедствия. Мускулистый герой, естественно, моментально на Земле пропадает без вести и братец-слабак отправляется на выручку. А на Земле выясняется, что сумасшедший американский генерал заманивает призывом о помощи добрых милых пришельцев, чтоб заставлять их работать на себя и изобретать, изобретать - они, эти пушистые, скользкие, одноглазые с антеннками, уже изобрели социальные сети, мобильную связь и много чего еще (люди бы сами не додумались), но генералу мало этого, он не может забыть, как на глазах у него шестилетнего летающая тарелка пришельцев задавила насмерть его папу, астронома-любителя, и намерен с помощью супер-оружия истребить всю разумную жизнь во Вселенной, кроме земной - а для этого, нарядившись в парик а ля Элвис, охмуряет соплеменницу братьев, чтобы та прислала ему побольше супертоплива. Ну, конечно, брат спасает брата при поддержке жены и маленького сына, обманутая инопланетянка раскаивается, плененные пришельцы освобождаются, американская военщина посрамлена, Земля осталась пребывать в своем недоразвитом, по понятиям пришлых гуманоидов и канадских либеральных нтеллигентов, состоянии - в общем, все хорошо.
маски

"Тайна перевала Дятлова" реж. Ренни Харлин

Неужели история с т.н. "группой Дятлова" действительно реальна? Но допустим, мало ли историй - однако неужели она настолько знаменита, что американским молодым документалистам-любителям могло быть о ней что-то известно и до такой степени заинтересовать без всяких на то поползновений со стороны русскоговорящих евреев-продюсеров, что им могло прийти в голову снарядить собственную поисковую экспедицию? То есть я понимаю, что это типа жанровое кино, ужастик, мокьюментори и тому подобное - но про Дятлова с присными в Америке и без Роднянского знали, или если б не деньги отсюда, то кина оттуда не было бы в проекте? Вот что меня занимает. Остальное до того предсказуемо, что и говорить не о чем. Первые минут двадцать, пока персонажи добираются до места, впрочем, забавны с чисто культурологической точки зрения. Американыши едут поездом, потом на попутном грузовике, до затеряного в уральских горах поселения. Причем шофера грузовика они встречают в баре "Тайга", где им наливают самогон - том самом баре, где гуляла перед отправкой в поход и группа Дятлова, о чем напоминает фотография на стене. Шофер до того любезный, что не просто подвозит их безвозмездно до места, но еще и знакомит с теткой, которая в молодости собирала трупы дятловцев по горам, и помнит, что тел было одиннадцать, а не девять, как в официальном отчете - в отличие от бомбилы из "Крепкого орешка-5" он даже не поет им Синатру, то есть поступает полностью безвозмездно, как и подобает благородному дикарю. Вообще представление о русских как о благородных и бескорыстных дикарях внедряется что-то уж очень навязчиво, и с трудом верится, что этот, извините за выражение, "тренд" не спонсируется православными, ну да черт с ними. Потому что оказавшись на перевале, американцы повторяют судьбу дятловцев. То есть не совсем так, но дверь в горе, секретная военная лаборатория в бункере, эксперименты по телепортации и прочая хуйня с вылетом двух последних выживших американцев через магический, открытый еще народом манси портал прямиком в 1959 год (вот чьи два лишних тела нашла тетка Сергея, прекрасно говорящая по-английски сельская учительница, которая и племяннику свой языковой навык передала - иначе как бы они общались в баре "Тайга"?) - ну это все такая ерунда, право слово, и в особенности мутанты, выжившие после всех экспериментов, которые сидят заточенными в горе, спрыгнули со своих ржавых крюков и бегают, пугают случайных туристов. А вот что не ерунда - так это мутанты, которые бегают по улицам городов РФ, ездят в метро и в лимузинах, принимают законы и нарушают их, 140 миллионов мутантов, которым тесно сидеть в своей клетке, им хочется снова выбраться наружу и поубивать всех вокруг - вот об этом американцам и прочим легковерным придуркам следовало бы задуматься всерьез, благо тут и тайны особой нет, мутанты ведь своих планов не скрывают.
маски

"Подросток с правого берега", Красноярский ТЮЗ, реж. Роман Феодори

Сажают на поворотный круг и возят - в разные, причем, стороны. Как будто быидет экскурсия для школьников в краеведческом музее на антропологическую тему, в которую отдельными монологами вклинивается антропология актуальная - рассказы подростков, учитилей и их родителей о себе и своих проблемах. Проблемы, которые самим героям и также, вероятно, автором спектакля кажутся мировыми, со стороны далеко не всегда выглядят значительными, если честно. Претензия же на то, чтобы показать противоречия внутреннего и внешнего мира провинциальных подростков без прикрас и без искусственных выводов, без прописной морали, заведомо ложная, тут дело даже не в том, что театр чего-то недодумал, недопонял. Театр, кстати, хороший, в Москву приезжает регулярно, привозил, в частности, добротный спектакль "Собаки якудза", в "Подростке" мимоходом упоминающийся. В "Подростке" есть отдельные забавные персонажи, особенно пухлая девочка, работающая аниматором по детсадам и изображающая лису, или гопник, который набухался пивом и пошел с классом в ТЮЗ на "Маленького принца", а еще воспоминание мальчишек о первом сексе в 12-летнем возрасте - это не то чтоб потрясающе, но хоть сколько-нибудь ярко, они выделяются из массы не просто историей, но образом в целом. Однако мероприятие совсем не стоит той страшной клятвы, которую приносят артисты в начале представления, когда круг в первый раз поворачивается, занавес раскрывается и труппа театра выходит из зрительного зала на авансцену с обратной стороны - мол, ничего мы не придумаем, ни на шаг от правды не отступим. Да отступать, по большому счету, не от чего. Правый берег в Красноярске считается более криминальным, менее развитым в социальном и культурном плане, чем левый - но я не думаю, что разница принципиальная между двумя берегами в Красноярске, и точно менее глубокая, чем между обоими берегами Красноярска и самым глухим городком Швейцарии. Так что в чисто антропологическом аспекте про эвенков и строительство чума слушать выходит интереснее, и экскурсоводша как персонаж глубже, чем ее подопечные, и в целом рамка, формат, прием оказывается более запоминающим, чем содержание, "контент", так сказать. Да и то - когда на круге в юбилей Театра им. Маяковского возили под музыку, вот это была красота.
маски

"Ставангер" (Pulp people) М.Крапивиной, Лиепайский театр драмы, реж. Константин Богомолов

Как в шоу "За стеклом", все персонажи пьесы одновременно сосуществуют в подобии аквариума, наполненного икеевской мебелью (что-то похожее можно было сравнительно недавно видеть в спектакле "Там, внутри"), хотя по сюжету находятся в разных странах. Две семьи - латышская и норвежская. Муж-латыш подрабатывает таксистом и знакомится с "черной стюардессой", чьи самолеты всегда падают и в них все, кроме нее, погибают; жена отправляется в Норвегию - якобы нанялась сидеть с ребенком, на самом деле познакомилась в интернете с разведенным норвежцем из городка Ставан, который оказывается наркоманом в завязке и отцом великовозрастного дауна, причем продолжает трахаться с бывшей женой. Обыкновенная жизнь, описанная в пьесе Крапивиной, прирастает фирменным богомоловским абсурдом - дочка латышской пары носит бабушкину голову, которую та, будучи тяжело больной, пожертвовала как донор пострадавшей внучке; сын пары норвежской с младенчества приучен к героину, потому что мама когда-то перепутала порошок с манкой; наконец, дед-латыш, бессловесный паралитик, жмет на зеленую и красную кнопки, когда хочет есть и срать, а на самом деле, как следует из его монолога, проводит эксперименты над окружающими, и его вывод - они разумные существа, за остальное он поручится не готов, но разум в них присутствует. Вывод старика тоже легко поставить под вопрос, тем более, что паралитика отвозят вскоре в морг, где церемонию прощания проводит отставная "черная стюардесса", потерявшая с любовником в автоаварии один глаз. Так же легко упрекнуть режиссера в цинизме, в недостаточной любви к человечеству, в отсутствии пресловутого "позитива" - по правде сказать, лаконичный и стильный до лабораторной стерильности (даже говно, которое дед-паралитик разбрасывает из ночного горшка по стенам и по полу, легко отстает от гладкой поверхности, практически не оставляя следов) "Ставангер" по сути высказывание куда более жесткое, чем недавний "Идеальный муж" Богомолова, способный показаться невнимательному и незаинтересованному праздному зрителю раздутым, расхристанным, аморфным. "Идеальный муж" - разговор через универсальные формулы и категории на злобу дня, а "Ставангер", хотя и на материале новой драмы поставлен (Костя говорил, что пьеса переписывалась, но я не знаком с первоисточником и судить не берусь, насколько сценическая редакция далека от первоначального текста, но, по-моему, это первый опыт обращения Богомолова к современному автору и без привлечения текстов из литературных хрестоматий), выходит на обобщения того порядка, где русский, латышский или норвежский колорит теряют всякое значение (правда, в спектакле постоянно обыгрывается актуальная для Латвии тема: персонажи-норвежцы никак не могут понять, что Латвия - это не Россия и не в России находятся; впрочем, понять это никак не могут и в России, что для Латвии намного хуже). И если "Идеальный муж. Комедия" - несмотря ни на что, уморительно смешная штука, то "Ставангер", при наличии остроумно решенных моментов ("где моя пизда?" - озабочена героиня, но вскоре находит ее, и "пизда" оказывается многократно уже просверленной деревяшкой, в которую тем не менее по очереди втыкают сверла норвежский любовник и латышский муж; а грудью еще одной героине служат красные надувные шарики, которые дамочка предлагает потрогать), оставляет по себе ощущение предельно мрачное. Вот и даун-переросток с видеокамерой на лбу, раскачивавшийся до поры на деревянной лошадке, умирает, отравившись газом от невыключенной матерью духовки.