March 1st, 2013

маски

"На-На" в "Гусятникове", DAVID в "BAD ROOM"

Вот и мы дошли наконец до "Гусятникова", о котором столько слышали, но все обходили стороной - спасибо любимому агенству "Интермедиа". Грешен, на концерты группы "На-На" я не хожу, да и на презентации не всякий раз, хотя в последнее время они почему-то светскиактивизировались. Однако "На-На" - это все же ретро, и как ретро их следовало бы позиционировать, так что новые песни им еще меньше нужны, чем новые солисты, а новые клипы и подавно. Тем не менее именно новый клип, да еще с участием Волочковой, которая теперь еще и поет ("еще и поет" - сказал профессор Преображенский про Шарикова) стал информационным поводом для мероприятия - по счастью дневного, то есть для нас без отрыва от театральной жизни. Для небольшого концертно-клубного шоу режиссеры напустили столько едкого дыма, что пришлось сбежать и слушать издалека, от столика, где мы оказались вместе с Васькой Козловым и Костиком Бакановым, состави таким образом клуб ветеранов музыкальной журналистики "для тех, кому за тридцать" (сколько именно за тридцать в каждом конкретном случае - уже неважно). Правда, и вип-звезды, потускневшие подстать нам, но которых, однако, кормили отдельно через двор напротив (видимо, чтоб камеры не зафиксировали, когда грим вместе со слюнями потечет), подобрались - Виктор Салтыков, Кай Метов, Азиза (попробуйте объяснить двадцатилетнему, кто такая Азиза и что значит "милый мой, твоя улыбка манит, ранит, обжигает" - сам Алибасов растерялся б). Ну а мы попили разных коктейлей - Вася, как ни странно, отдал предпочтение голубым, зато я - розовым, безумная фея сосредоточилась на морсе, и после того, как в "Гусятниковом дворе" сожгли чучело Андрея Разина (якобы он должен Бари Алибасову денег и не отдает, но кто кому сколько должен, пусть они разбираются сами), закусили чем Бари Каримович послал - омара, жалко, нам не досталось (безумная фея изначально его проглядела и потом день напролет до ночи по этому поводу сокрушалась), но хорошо поели фаршированной рыбы и стейков, а когда все разошлись, еще и самое вкусное поднесли, чизкейки и другие сладости. В подарочных пакетах, что самое приятное, обнаружилась водка - ну, дороже для человека пищущего ничего не может быть, если только виски, но это, видать, дороговато уже и для Алибасова, он ведь у нас погорелец, та квартира, где мы в прошлый раз проникались "нанайской философией" -

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1647180.html

- якобы пропала в пожаре, теперь приходится по ресторанам гулять. Кстати, о философии: помимо водки дарили еще и книжку Алибасова, и я подумал что допечатка, но оказалось, аутентичное издание 1999 года, из неразошедшегося еще с тех пор, стало быть, тиража - букинистическая редкость, не иначе.

В "Гусятников" мы хотели и шли по старой дружбе, а в "BAD ROOM" на DAVID'а заглянули скорее попутно, проходили мимо, увидали свет в окошке - ну не совсем так, просто из "35 мм" в "Современник", а из "Современника" - туда, все вокруг Покровских ворот. Мне клуб понравился в прошлый раз, когда там гуляла не то Лама, не то Лана - малоизвестная певица не первой молодости, но вечеринка получилась веселая. Давида я даже лучше знал, потому что писал про него еще в период (о котором он, кстати, нынче старается не вспоминать без необходимости), когда он еще не был бесфамильным, имя транслитерировал кирилицей и подвизался на проекте "Дом-2" - я тогда в "Антенне" выдавал по полполосы в неделю репортажной хроники оттуда и часто ездил на съемочную площадку. Но с тех пор Давид не позволяет терять себя из виду, и однажды мы с безумной феей принимали участие в презентации его дуэта среди двора новоотстроенного отеля в Садовниках, очень было хорошо, лето, бассейн, еда и всякая выпивка. Тут, конечно, послабее - мы потом уселись и за стол, но шашлыков не ели (зачем нам после пирожных Алибасова какие-то шашлыки в "Бэд руме", они же там всегда подгорелые), я пил виски, а еще предлагали лимонад "Ягодный" - 800 рублей бутылка, а на вкус - едкая химия как из дешевой жестянки, да еще и без алкоголя, так что виски в любом случае предпочтительнее. Вечеринка, если б не толковый ведущий Слава Никитин (все время смотрю его на моем любимом канале Ru.tv, но впервые наблюдал, как он работает в качестве МС - отлично, просто супер), смотрелась бы со стороны блядновато. Концертную программу открывали Родион Газманов и Диана Гурцкая, завершали Диля Даль, группа "Переспелки" и певец Самуэль, которых окончательно сменил ди-джей Мишаня. Но ладно артисты, а среди гостей и, что самое страшное, журналистов, я не приметил ни одной знакомой физиономии, и дело не только в том, что я стар и отошел от дел (у "нанайцев" знал почти всех), кроме непосредственно виновника торжества. Давид, позволю себе по старой памяти не переключать клавиатуру на латиницу (у меня вообще с этим плохо, я ж на машинке печатать учился, а там двойной шрифт технически не предусмотрен), тоже пел, довольно много, некоторые вещи более-менее раскрученные - в принципе, не постыдная клубная попса, подешевше и попроще, чем у Эмина Агаларова, но примерно в том же направлении. В ночь с последнего дня зимы на первый день календарной весны пошел дождь (что для последних зим никакая не сенсация), так что мы, когда выползли из заведения, шлепать по бульварам на захотели, да нам и не по возрасту, а дождались, кто за нами приедет. На лимузин к подъезду, разумеется, не рассчитывали, а выбирали между трамваем и троллейбусом - троллейбус не подвел.
маски

"Безопасность не гарантируется" реж. Колин Треворроу в "35 мм"

Трое журналистов из Сиэтла, склонный к выпивке распиздяй-обозреватель с двумя практикантами, 21-летним индусом-"ботаником" и девицей, которую дома считают девственницей, а на работе лесбиянкой, отправляются в глухой городок, прочитав объявление о поиске попутчика для путешественников во времени, безопасность при котором не гарантируется. Парень, который это объявление дал, оказывается, как и следовало ожидать, похожим на законченного психа. Девицу к нему подсылают не как журналистку, но как подсадную утку, под видом клюнувшей на объявление, и она на него успевает повестись прежде, чем выяснится, что любимая девушка, чью гибель путешественник во времени якобы хочет предотвратить в прошлом, жива-здорова, обитает в часе езды и погибать не думала, а товарищ просто врезался на машине в дом ее жениха, и то она уговорила не доводить дело до судебного разбирательства. Тем временем распиздяй-обозреватель встречает свою юношескую подружку, возобновляет с ней романтические отношения, и пусть не слишком удачно, но возвращается в прошлое без всякой машины. А коллега-индус, девственник-переросток, под чутким руководством опытного начальника успевает-таки получить новые сексуальные впечатления. И только девица продолжает сомневаться в своем новом увлечении, ведь за психом следят какие-то непонятные агенты, подозревающие его в похищении лазеров из медцентра, но не допускающие мысли, что технические приспособления нужны ему не как шпиону или маньяку, но для машины времени. Так что когда машина, то есть лодка с пропеллером почти как у пепелаца, только вертикаьно расположенном, действительно обнаруживается, и практикантка, плюнув на возможную карьеру, решается отправиться непонятно уже в какой время, да и не все ли равно, с парнем, которому доверилась - ход кажется неожиданным, нарушением эстетических канонов малобюджетного артхаусного ромкома, где все должно быть дешево, мило, размыто и ни о чем. Суть объявления, которое дало толчок для "журналистского расследования", состояла в том, что путешественнику во времени требуется попутчик, а лучше попутчица. Что-то похожее можно прочитать, например, в "оккультных романах" Майринка - дескать, "переход" легче совершать вдвоем. Но в фильме путешествие во времени, понятное дело, лишь условность - можно вернуться в прошлое и без всякой техники при желании, а вот стоит ли возвращаться - большой вопрос. Поэтому нарочито наивная конструкция "машины времени" в виде моторной лодки смотрится необязательным ироническим довеском, чересчур грубым для картины, претендующей на некую утонченность.
маски

"Играем... Шиллера" в "Современнике", реж. Римас Туминас

В первый раз я смотрел спектакль во времена незапамятные, но незадолго до ухода из театра Яковлевой, когда, однако, ничто его еще не предвещало, будто ударило меня, и я решил сходить опять, так что впечатления от прежнего варианта у меня относительно свежие:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1942527.html

В новом составе нет также и Суховерко, и его не хватает, но понятно, что определяющее обстоятельство - Хаматова вместо Яковлевой. Мне трудно представить, что таков был выбор Туминаса и от него он исходил, но факт налицо: Марию Стюарт играет теперь Хаматова. Я старался смотреть объективно, тем более, что не особенно любя спектакль в целом, не хотел еще сильнее портить себе впечатление дополнительными предубеждениями, возможно, ложными - тем не менее, как ни крути, а Хаматова словно пришла в этот спектакль из какого-то другого, и даже не из драматической постановки, а скорее из литературно-музыкальной композиции, в каких она последнее время участвует нередко и, как правило, халтурит там безбожно. В "Играем... Шиллера" работает она честно, и вводись она в бесповоротно развалившийся спектакль, оно бы ничего, но постановка жива, и пусть не шла долго, возвращается на сцену в неплохой форме, так или иначе рядом с безупречно точной и строгой Нееловой, бессменной Елизаветой, а также на фоне вполне слаженного ансамбля, где не все одинаково ярки (как и раньше выделяются Юшкевич-Лестер, Древнов-Мортимер и, разумеется, Павлов в образе обычного для всех спектаклей Туминаса бессловесного увечного получеловека-полузверя, полуслуги-полушута "бастарда"), но существуют в единой тональности, Хаматова с ее манерными придыханиями, однообразной мелодекламацией и дефицитом гротесковой остроты, даже если и демонстрирует нечто приближающееся к шиллеровскому преромантизму, то действует все же категорически поперек стилистики Туминаса. Можно не любить и Яковлеву, кого-то и она раздражала, меня отчасти также, и роль Марии не исключение, но Яковлева с ее склонностью к амплуа юродивой, с ее возможностями резкого переключения эмоциональных регистров от апатии до истерики, иногда за гранью хорошего вкуса, но в данном случае к месту и по делу, неплохо соответствовала замыслу режиссера. Когда вместо Александровой (вот уж точно в свое время навязанной Туминасу театром на роль Софьи Фамусовой) в "Горе от ума" ввелась Плаксина, спектакль слегка встряхнулся и как будто выровнялся, настолько бездарная Александрова казалась неуместной, выламывающейся из рамок шедевра. "Играем... Шиллера", начиная с уродливого и нарочито компромиссного (а с кем компромисс? с богатой публикой, приходящей глазеть на "живых артистов"? или с вонючими бабками, того хуже?!) названия, и в целом-то не шедевр, но Хаматова и без того хлипкую художественную структуру разрушает изнутри. Она не ужасная здесь (бывает хуже), но просто скучная (а впрочем, что может быть хуже скуки?), особенно во втором акте, вынужденная в навязанном режиссером жестком рисунке сдерживать обычные свои жесты и интонации, но неспособная привнести в него ничего от себя, ни обогатить, ни осмысленно варьировать его. Ходят слухи, что отработав "Шиллера" два вечера подряд, генпрогон со зрителем и официальную премьеру-восстановление, Хаматова отправляется на лечение и спектакль снова надолго уходит из репертуара. Верно это или вранье - не знаю, с "Современником" у меня никаких официальных, ни даже неформальных контактов нет, уточнить невозможно, но вероятно, именно такого рода информация породило ажиотаж вокруг, в сущности, не слишком знаменательного события.