February 22nd, 2013

маски

преодоление бессонницы

Поставленную задачу - найти хоть какое-нибудь занятие на два часа между дневным прогоном в филиале театра Пушкина и концертом в КЗЧ - безумная фея выполнила с опережением: нашла мероприятие в культурном центре "Преодоление", прежде более известном как музей-квартира Николая Островского. Вот ведь дела - чуть ли не каждый день хожу мимо по Тверской, но никогда в этом центре-музее не бывал. И это при том, что как ни удивительно, читал, да еще сравнительно недавно, "Как закалялась сталь":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1399103.html?nc=14#comments

Впрочем, в соответствии с новыми веяниями, Николай Островский и его большевицкий энтузиазм вписаны нынче в куда более широкий историко-культурный контекст. Дом, где автору "Как закалялась сталь" Моссовет выделил в 1935-м квартиру (обстановка которой до сих пор выставлена на обозрение), оказался особняком с более чем двухвековым послужным списком. Теперь над квартирой Николая Островского и по соседству с ней, витринами с изданиями "Как закалялась сталь" на корейском и сербскохорватском языках, творчеством слепых художников, а также прочих нестандартно видящих, двигающихся и чувствующих себя индивидов (отдельный раздел выставки составляют картины "нерукотворные" - в буквальном смысле нарисованные не руками, поскольку их авторы вынуждены держать карандаши и кисти кто в зубах, кто пальцами ног), действует "музыкальный салон княгини Зинаиды Волконской", где, оказывается, бывали Пушкин с Вяземским и который сегодня обстановкой больше смахивает на советское учреждение типа жэка. Однако мы пришли не в салон, а на вернисаж дизайн-мистерии Леонтия Озерникова "Музей бессонницы". Заявились мы за час до официального открытия (ведь потом нас ждал Кен Дэвид Мазур с Барбером и Брукнером в КЗЧ), но художник в нарядном пиджаке, сначала показавшийся мне на тридцать лет повзрослевшим Е.Н.Понасенковым, уже встречал при входе. Бегло осмотрели его выставку, потом пошли к Николаю Островскому, поднялись на третий этаж к Зинаиде Волконской и вернулись к Леонтию Озерникову, уже когда начали подходить гости. Выставка могла бы понравиться трехлетним детям - они вроде любят все блестящее. Концептуально скульптурные инсталляции Леонтия небезынтересны, некоторые прямо-таки презанятные - "Единорог-пегасик", например, "Роботесса", "Мотошут" и прочие мифологические киборгоиды, а также женские ипостаси Сфинкса и Феникса - Сфинга и ФенИкса, или, скажем, "Стенд деликатного доноса", композиция с пишущей машинкой, откуда торчит металлический лист, а на нем цитата из Ветховго завета, жалоба Адама на Еву. С точки зрения пластической, пожалуй, у специалистов-искусствоведов к автору экспозиции могли бы возникнуть вопросы, но мы вопросов не задавали, я просто попивал себе шампанское и кушал конфеты (не зная, к сожеланию, что нам вскоре предстоит марш-бросок на ленинский проспект в ресторан Михася, а то бы не стал перебивать аппетит), так что в рамках поставленной задачи, если здраво рассуждать, время провели неплохо. Безумная фея еще и подарки получила - давали от спонсоров проекта "Биотик" натуральные успокоительные, я отказался, а она взяла двойную дозу, но боюсь, ей не поможет.
маски

новости 20-летней выдержки

Накануне встречаем в "35 мм" Князеньку и он, улучив минуту, когда я остаюсь без присмотра, заговорщицки зазывает меня на 20-летие своего "Мира новостей". Я не собираюсь тащиться на Ленинский проспект и тратить на это целый вечер и настолько уверен, что не поеду - даже не записываю точный адрес, не видя в том практической необходимости. Но на следующий день концерт Кена Дэвида Мазура заканчивается в половине девятого - одно отделение, десятиминутное Эссе № 1 для оркестра моего любимого Барбера еле слышно под непрерывный кашель и болтовню немытых теток по мобильным в полупустом зале (невероятно, чтоб такое небольшое количество публики могло производить столько посторонних звуков, но, значит, подобрались настоящие чемпионы уебства, кашляли как туберкулезники, разговаривали как глухие), потом 7-я симфония Брукнера, разболтанный НФОР халтурит, на 2-й и 3-й части оркестр еще как-то собирается, но овации в каждом перерыве расхолаживали бы и более стройный коллектив, а тут еще и молодой дирижер (его именитый папа, говорят, недавно нажил в Израиле перелом шейки бедра) со страху не способен держать ни халтурщиков-оркестрантов, ни уебков-слушателей - в общем, едва только покончили с Брукнером, я из зала вылетел пулей (но Ян-Латам Кениг все равно нас обогнал, видать, ему как профессионалу совсем невмоготу пришлось это домашнее порно) - и что же делать, когда вечер только начинается? Пришлось через третьи руки вызванивать Князеньку, все уточнять и мчаться из последних сил на Юго-Запад в Центральный дом туриста, благо когда я окончательно уверился, что гуляют они там, немного успокоился - десять лет назад я в ЦДТ ездил несколько раз на неделе, особенно когда в Чертаново жил, там работал трехзальный Киноплекс на Ленинском, потом он разорился, теперь в этом помещении спортклуб, а в самой гостинице (где я десятиклассником ночевал с группой, ездившей по обмену школьниками в Германию) - ресторан, принадлежащий небезызвестному Михасю. Безумна фея, разумеется, при мне, а приглашал-то меня Князенька одного - но куда ж мне ее девать?

В гардеробе нам подивились - где вы раньше ходили, мол, пришли, когда народ уже расходится? Но никто и не думал расходиться, хотя когда мы поднялись в ресторан, Житинкин уже кружил, не приближаясь к столам, а Гуревич складывал водку в сумку, подаренную, а вернее, позаимствованную на какой-то еще другой тусовке. Князенька был весел, благодушен и почти что рад нам вдвоем - пускай его называют дегенератом, а я Князеньку люблю, хороший он, добрый. Не так уж сильно мы и опоздали - горячее стали выносить через полчаса после нашего прихода. Не послушали только выступления Михаила Шуфутинского и Марины Хлебниковой, застали кого-то, поющего песню Трофима про Сочи на французском языке и про Париж, после него Вадима Брилева, потом Вячеслав Малежик очень долго выступал без всякой фонограммы под гитару, за ним Александр (не путать с тезкой Малежика) Добрынин все с теми же, что 25 лет назад, то есть еще до рождения издания-юбиляра, "Розовыми розами" и "Рыжим клоуном" - и всякий раз напоминал, что ждет от газеты к своему 56-летию (мамочка моя, и ему уже 55! вот тебе и "Светки Соколовой день рожденья") хороших фотографий на обложку - ну-ну, я тоже подожду. После него от имени "Ласкового мая" вышел певец, которого я вообще не знаю, но мы уже, откушав кальмарового салата и пирожных-суфле, собрались уходить.

В подарочном пакете нашли книжку интервью, взятых главным редактором у разных известных людей, в том числе Сергея Михайлова ("Михась? Нет, Михайлов!"), Алимжана Тохтахунова ("Просто Алик из Парижа"), Севы Могилевича ("Большие деньги любят тишину"), Баскова, Кобзона, Жириновского и многих других грандов русской духовной культуры. Князенька еще раньше мне рассказывал о ресторане Михася, но обстановка в заведении явно сложилась задолго до "лихих 90х", больше напоминает рубеж 1970-80х". Азатик намекал, что кебабы зажарены из лосятины, подстреленной на охоте лично Михасем - это, должно быть, тонкий восточный юмор. А кроме книжки в пакете еще газеты были, свежие номера "Мира новостей" - совсем как всегда у Князеньки, который вечно ходит с огромной сумой и осеменяет своими материалами встречных-поперечных. Последний раз мы с ним виделись в Екатеринбурге, он как раз отбывал в Москву днем раньше на новогодний корпоратив и оставил мне столько газет, сколько не смог раздать остальным знакомым и незнакомым. Газеты я на следующий день взял с собой в самолет и так зачитался комментариями Волочковой про обстановку в Большом театре, что чуть мимо Москвы не пролетел. Добавить нечего - да здравствует "Мир новостей" и Князеньке отдельное мерси за приглашение.
маски

"Крепкий орешек-5. Хороший день, чтобы умереть" реж. Джон Мур

Либералов-правозащитников фильм оскорбил еще сильнее, чем православных фашистов, поскольку бывший миллиардер-политзаключенный по сюжету оказался еще большей гнидой, чем "кандидат на пост министра обороны", да и вообще они два сапога пара, оба в деле, бывшие партнеры, просто в какой-то момент деньги не поделили. Зато православные должны радоваться - Голливуд с удовольствием (в расчете на прибыль, но, похоже, напрасном) продолжает подтягивать песню, что ЦРУ во все вмешивается и ни с чем не считается.

На самом деле проблема фильма вовсе не в том, какой там представлены ЦРУ, Россия, а также Украина (для русских в еще меньшей степени, чем для американских, свойственно понимание, что это две разные страны, очень-очень разные), а в том, что этот боевик скверно придуман именно с точки зрения жанра. Что обидно, ведь "Орешек-4" - классный, и какой так чудесный дуэт сложился у Брюса Уиллиса с Джастином Лонгом! В "Орешке-5" тоже переворачиваются автомобили, падают вертолеты и разлетаются в клочья бетонные стены - но радости никакой, и ирония, присущая "Крепкому орешку" изначально, давно выдохлась. Ирония по отношению к "семейным ценностям" - тем более, и вообще вся эта история про старого полицейского в отпуске, который едет искать сына-цээрушника в Москву, все ему там портит, потом все исправляет и уже вместе они едут в Припять спасать политзаключенного, которому угрожает генерал, а оказывается, что политзаключенный и сам угроза миру похлеще всякого генерала, намеренный продать террористам оружейный уран, завалявшийся в Чернобыле со времен аварии - история эта очень искусственно и неумело "зарифмована" с взаимоотношениями беглого каторжника-бизнесмена и его дочери, будто бы она его продает, а на самом деле притворяется предательницей по договоренности с папой, потому что отцы и дети - они даже в России отцы и дети. При этом персонаж Брюса Уиллиса
постоянно талдычит, что он в отпуске, но требует, чтобы сын называл его папой, а не по имени - мол, дело семейное, а политика, бизнес, криминал, международные отношения - только фон.

Что же касается бытовой, этнографической, топологической лажы в кадре - по этой части любой новорусский боевик даст "Крепкому орешку-5" фору. Ну что, неправда разве, что Садовое кольцо вечно стоит в пробках? Другое дело, что у американцев просто в голове не могут уместиться некоторые вещи. Они не допускают, что двуногие без перьев, некоторые даже более или менее похожие на людей, могут жить без свободной прессы, без намека на справедливый суд, без работающих законов, и совершенно естественно себя при этом чувствовать - поэтому вынуждены придумывать Россию, которая на современную Украину (где большую часть фильма и снимали) еще немного смахивает, а для России реальной - много чести, слишком уж благостная картинка получается. Не говоря уже о типажах "из народа" - бомбила-чурка отказывается брать с америкоса деньги за дорогу из аэропорта, потому что тот благосколонно выслушал песню Синатры в его безобразном исполнении, вы подумайте, какая прелесть.
маски

"Возвращение героя" реж. Ким Чжи Ун

Пропустил и "Паркера" со Стэтхемом, и "Неудержимого" со Сталлоне - если они хоть на десятую долю были так же хороши, как "Возвращение героя", то жалко. А ведь никакой ностальгии по боевика со Шварценеггером у меня нет, пока ровесники ходили в видеосалоны, я Тарковского смотрел, как дурак, и слишком поздно научился различать, где фуфло, а где настоящее искусство. Да "Возвращение героя" - и не боевик, в общем-то, а скорее слегка модернизированный вестерн.

В приграничном захолустье кучкой придурковатых местечковых копов командуэт шериф Рэй, в прошлом герой Лос-Анджелеса, борец с наркоторговлей, уставший терять товарищей в неравной битве. Сбежавший из тюрьмы от толпы спецагентов (невыразительную роль их руководителя вместо замечательного Фореста Уитакера мог бы сыграть любой другой негр) кровожадный мексиканский наркоторговец в компании агентши-предательницы, разыгрывающей роль заложницы, на сверхскоростном авто мчится к границе, мечтая вернуться на историческую родину вместо того, чтобы оказаться на электрическом стуле. Поскольку финансовые, технические и организационные возможности наркобарону позволяют многое, его подручные и все кордоны разбивают, и через каньон наводят штурмовой мост, для чего им приходится убить несговорчивого фермера - что для них и служит началом конца, потому что Шварценеггер своих просто так не сдает.
Его "золотая рота" - это, не считая парня, застреленного при первом же, еще до появления главного злодея, боестолкновении с негодяями,
комичный трусоватый латинос в дурацкой ковбойской шляпе, нервная девица, примкнувший к ним военный отставник, бывший парень упомянутой девицы (в процессе борьбы со злом они, конечно, помирятся), а также откровенно фарсовый чувак, который держит что-то вроде "музея оружия" - откуда, собственно, копы и добывают неустаревающий, как старый добрый боевик и его последний герой Шварценеггер, дедовский пулемет "Максим".

Шварценеггер с годами сильнее изменился внешне, чем Уиллис, но ему, как ни странно, это на пользу пошло, он стал проще, человечнее, что ли. И новое кино с его участием, при всех перестрелках, погонях и прочих аттракционах (но между прочим, гонки по кукурузному полю и сняты просто на отлично) - прежде всего человеческое, веселое и трогательное. Помимо музея оружия с разными базуками, в городке, где шерифом Шварценеггер, у каждой бабки под креслом припрятана винтовка, и старуха всегда готова пустить оружие в ход, а даже безоружные горожане бесстрашны и неколебимы в уверенности: враг не пройдет. Ну а что касается способов смертоубийства и членовредительства - тут, однозначно, корейцам равных нет, и режиссера наняли правильного. Жалко, что это всего лишь кино - ни Уиллис, ни Сталлоне, ни Стэтхем, ни даже Шварценеггер не спасут мир от полчищ озверелых дикарей. Но хоть на последок посмотреть что-нибудь занятное - тоже большое дело.