December 31st, 2012

маски

обретенное время

Праздники я в принципе не люблю, но к Новому году отношусь лояльнее, чем к любому прочему - единственная за год возможность посидеть спокойно дома перед телевизором. Круглый год мечешься, кверху жопой прыгаешь, а тут хоть ляжешь под одеяло и пультом щелкаешь - вся жизнь перед глазами так и промелькнет.

Пил чай и смотрел сначала "Сказку о потерянном времени", потом "Приключения Буратино". Как по заказу по разным каналом внахлест показали два главных фильма, описывающих наши с безумной феей, позволено будет сказать, статус кво и модус вивенди. Ну "Сказка о потерянном времени" - это про фею больше, чем про меня, скачущая через скакалку бабушка из фильма - прямо вылитая она, ей и накануне "больших выходных" не усиделось дома, поперлась сначала на дневной концерт в консерваторию, а оттуда в Дом музыке на Ульяну Лопаткину. Зато "Буратино" - это уж наш двойной портрет, имея в виду Лису Алису и Кота Базилио, только слегка наоборот: в сказке лиса хромает, а кот симулирует слепоту, у нас же наоборот.

Пил красное вино и смотрел телеверсию "Золотого граммофона". Любой концерт, спектакль, шоу выигрышнее смотрится в качественно смонтированной записи - только не ЗГ, все, чем он хорош, можно увидеть и услышать только из зала. Вот и на сей раз в телеверсию не попал ни один прикол, которым запомнилась нынешняя, 17-я вообще и 11-я для меня лично церемония. Видеть ее по телевизору - значит, ничего не видеть, если, конечно, не включать специально ради Стаса Михайлова и Елены Ваенги, тогда да. Правда, в нынешнем году телевизионщики только шутки, самые смешные, почикали, но даже местами номера почти не переставляли, только чуть сдвинули Софию Ротару, чтоб пришлась на окончание первой "порции" эфира перед новостным выпуском, потому что делились они не по отделениям концерта, в первую часть вошло первое целиком и несколько номеров от второго. Интересно, пришлось ли перемонтировать "Песню года", артисты ведь одни и те же между Кремлем и Олимпийским мотались, а драматургический принцип шоу в обоих случаях примерно схожий, кого позвезднее надо оставлять напоследок.

Пил водку с томатным соком и смотрел Алена Делона у Познера, а потом фильм "Смерть негодяя" Жоржа Лотнера 1977 года. Фильм я раньше, конечно, видел, в середине 90-х на первой кнопке, не иначе стараниями К.Л.Эрнста, картины с Делоном шли косяками, и везде он играл либо полицейских, либо бандитов, либо бизнесменов-политиков, везде был одинаковым. Мне если и нравится что-то с Делоном, то или совсем раннее "На ярком солнце" Клемана, что он справедливо считает главной своей работой, либо, как ни странно, совсем свежие, где он уже потасканной, что его, именно его и только его приторной гладкой роже пошло удивительно на пользу - я имею в виду, конечно, не армянских "Мам", боже упаси, такое даже я не смотрю, а вот "Астерикса", которого он тоже у Познера упомянул, и особенно малозаметно прошедший фильм "Осторожно, смотрят дети", где он играл замоченного детишками бомжа. "Смерть негодяя" - характерный образчик французского коммерческого кино 1970-80-х с участием Делона (а также Орнеллы Мути в роли любовницы убитого друга героя и Мирей Дарк, играющей сожительницу самого героя), чистый жанр, но с "идеями", разумеется, левыми: такие любили в советском прокате (кстати, показывали со старым дубляжем, кажется) за то, что они "бичевали язвы капитализма" - продажные политики, гнилая система, надо все отдать рабочим и т.п. Лотнер - режиссер средней руки, но сценарист, переработавший исходный роман - Пьер Мишель Одиар - известен не только как папа нынешнего режиссера Одиара, но и как автор или соавтор сценариев более известных картин - таких как "Профессионал", "Игра в четыре руки", оба с Бельмоно, и среди прочего - "Украли бедро Юпитера" с Филиппом Нуаре и Ани Жирардо, которое мы когда-то, в глубоком моем детстве, ходили смотреть в кино с тетей, маминой сестрой, под названием "Сюрприз Афродиты" (по части переименования фильмов советские прокатчики дали бы фору теперешним). Беседа же Делона с Познером неожиданно показалась мне интересным, при том что в первой половине передачи Делон спокойно обошелся бы и без Познера, рассказывая свою биографию послеовательно, еще и сэкономил бы время на наводящих вопросах. Наверное, поклонники Делона совсем ничего нового из этого малопрофессионального интервью не вынесли, но я никогда его личностью не увлекался, так что смотрели и слушал с увлечением. Какие-то вещи покоробили, особенно насчет часовни среди 45 собачьих могил с местом, которое Делон приготовил для собственного упокоения, ну и про Швейцарию не очень-то убедительно - мол, не из-за налогов второй паспорт приобрел. Записывалось интервью аж 19-го декабря, то есть еще до "государственной дуры", и ничто в передаче "не предвещало", Познер чинно всех поздравил, высказал пожелания, более приличествующие священнослужителю или, в крайнем случае, психоаналитику - хитрый старый еврей смекнул, видать, загодя, что лавочку его так или иначе прикроют, вот и хлопнул со всей "дурой" погромче, теперь смягчил - и все прилично, "надеюсь, много раз еще с вами увидимся". А не "увидимся" - значит, за правду пострадал Владимир Владимирович, получится, и успел еще кино про "Мам" напоследок порекламировать, сто лет никому не сдавшееся.

Пил розовый мартини и смотрел "Серебряную стрелу" Артура Хиллера, 1976 года. Хиллер - известный, неплохой режиссер, комедии его иногда очень смешные (обожаю "Приезжих" - умора), мелодрамы чересчур сопливые, но "Серебряная стрела" - иронический детектив, несколько в духе Хичкока, с многократным падением героя-недотепы, каких обычно и играет Джин Уалдер (более известный по аналогичному персонажу из "Женщины в красном", в свою очередь, более известной благодаря песне Стива Уандера) из одного и того же экспресса "Серебряная стрела", где он становится невольным свидетелем убийства известного специалиста по творчеству Рембрандта, которого убирают, чтоб не разоблачил подделки. Примечательна, как и в случае со "Смертью негодяя", персона сценариста, Колин Хоггинс - автор "Гарольда и Мод". Но в общем довольно дохленькая поделка, и женская роль - секретарша убитого профессора - ужасно фальшиво сделана.

Хотел еще посмотреть мультик про капитана Врунгеля - в седьмом часу утра все серии подряд должны были показать. Заснул. Зато как проснулся, пил кофе и смотрел по 5-му каналу "дискотеку 90-х" - с клипами Сергея Рогожина, Валерия Сюткина, Татьяны Овсиенко и "Кар-Мэн". Чуть не расплакался.
маски

"Другой Новый год" во "Дворце на Яузе"

Уже который раз подряд хожу на Яузу, если уж отрываться вечером 31-го декабря от телевизора - то ради таких программ, всегда эксклюзивных, со вкусом и фантазией, а также с юмором составленных. Нынешняя называлась "Времена [нового] года" и включала раритеты соответствующей тематики, в основном созданные в 20-м веке, что меня должно было порадовать особо. Но до прошлого года и публика набиралась адекватная, подстать концерту. А тут с самого начала все пошло наперекосяк. Наташа Зимянина в первые же минуты выбегала из зала - пыталась прекратить шум за дверью, но за дверью ладно, а рядом с нами сидели тетки, которые приторговывают билетами, и каждый знакомый мотивчик в ироничном сочинении "The Seans Digest" Раскатова обсуждали отдельно, демонстрируя всем вокруг, до чего они культурные - как будто узнать мелодию Чайковского это великое достижение, а вот оркестр перекрикивать - показатель причастности высокой культуре, однозначно. Мы не выдержали и пока пересаживались в служебную ложу, пропустили часть симпатичной хоровой обработки Воэна-Уильямса английской народной песни "Весна". В ложе кроме нас сидел только один мальчик, сын руководителя гнесинского хора, так что дальше мы, если не обращать внимание на сквозняк, сдувавший программки с бортиков, слушали более-менее спокойно - три пьесы Эми Бич для фортепиано в четыре руки "Летние мечты" ("Шоколадные печенья", "Странствующий дрозд" и "Тарантелла эльфов") в исполнении Ксении Башмет и Арины Пан, "Осенний вечер" Яна Сибелиуса для голоса с оркестром (пела Яна Иванилова) и симпатичное трехчастное "Зимнее концертино" для тромбона с оркестром Дариуса Мийо (солировал Аркадий Старков). Но со второго отделения в зал, когда Борис Андрианов с Александром Кобриным уже играли "Последнюю весну" Грига для виолончели и фортепиано все заходили и заходили задержавшиеся в буфете, некоторые прям-таки махали Андрианову ручкой, проходя вдоль сцены - надеюсь, виолончелист оценил, какие вежливые у его друзья-поклонники и будет иметь их в виду, когда в следующий раз приедет выступать перед русскими. Едва расселись опоздавшие, как начали с еще большим грохотом расходиться спешащие уже к домашним столам, и так уже до конца музыканты выступали в этом безобразном бардаке. Что было совершенно нестерпимо, поскольку во втором отделении звучали вещи совсем редкие. Память о Грегоре Йозефе Вернере не сохранилась даже в Айзенштадте, где он, между прочим, занимал при дворце Эстерхази место капельмейстера до Йозефа Гайдна, а тут исполнили три "летние" части из его "Музыкально-инструментального календаря" для скрипки, гобоя и basso continuo; вслед за тем - финальную часть сонаты "Осень для валторны и ф-но немецкого норвежца Августа Фриса, чью музыку я тоже никогда раньше не слышал; хор колледжа им. Гнесиных спел чудесную четырехчастную кантату Пуленка "Снежный вечер" - вообще внимание к музыке конца 19-первой половины 20-го века невозможно, казалось бы, не оценить - но по реакции зала приходилось признать, что еще как возможно. В "Карнавальной ночи", римейк которой Рязанов снимал именно во "Дворце на Яузе", один из персонажей читал басню про медведя на балу, и вот действительно - "зачем на бал пришел медведь?" Зачем одна крашеная баба привела своих дочек, разряженных в свои 7-9 лет как невесты, чтоб они запрыгивали на сцену? зачем приперлись тетки, которые начинали хлопать в каждую паузу - на улице похлопать не могли? про тех уебищ, с которыми мы поначалу оказались, к несчастью, рядом, и которые, реагируя на Чайковского в сочинении Раскатова, успевали еще и разворачивать леденцы, и говорить нечего. И вот подошел черед "Русских сезонов" Десятникова - изумительной музыки, где барочные и джазовые стилизации перемежаются с фольклорными, я видел два совершенно разных балета на музыку "Русских сезонов", новосибирский в постановке Сигаловой и московский Ратманского в Большом, но никогда не слышал в концертном исполнении - и не могу сказать, что услышал, хотя очень старался. Только собравшимся, видимо, уже хватило и Вернера с Фрисом, и Мийо с Пуленком - Десятникову совсем не повезло, Яна Иванилова пела прекрасно, но старалась зря, оркестрантов из "Questa Musica" с дирижером Филиппом Чижевским мне стало просто жалко, и себя тоже немножко - все-таки еще один потерянный вечер. А музыканты работали честно и, видимо, рассчитывали, что их труд оценят - иначе стали бы метать бисер перед свиньями? Хотя может и стали бы, выходят же некоторые чудики 31-го вечером на площадь, все мечтают народ освободить. Одни освобождают, другие просвещают - хорошо еще если не интеллигенты, так власть поняла, что не с людьми имеет дело, и пока ей кое-как, несмотря на все интеллигентские радения, удается придерживать этот скот в клетях. А интеллигенты безнадежны и никогда ничего не поймут, их станут вешать и топить, а они все будут верить, что возможны "другая Россия" или хотя бы "другой Новый год".