November 12th, 2012

маски

"Рамона", театр марионеток Резо Габриадзе в СТИ

И "Сталинград", и "Рамону" под другими названиями Габриадзе в Москву уже привозил, но когда я на пресс-конференции в ГМИИ при открытии выставки спросил Габриадзе, тот же самый это спектакль или новый, он сказал, что вся драматургия - другая, первый вариант он делал, не имея постоянного помещения, а теперь все собрал как целое. Кстати, Феликс, с которым мы сидели на одном подоконнике (свободных мест и даже на приставных практически не было, при безумных для кукольного спектакля ценах), сказал, что ходил с утра в ГМИИ на выставку и там очередь стоит, причем не на Корбюзье очередь, а именно на Габриадзе (по счастью, мне хватило сил в свое время подняться на оба вернисажа, от Габриадзе остался даже подаренный каталог с автографом). Концептуально "Рамона" - это все те же "Локомотивы", про влюбленные паровозы, и как во всех других спектаклях Габриадзе, среди персонажей не делается различения на одушевленные и неодушевленные образы: птицы и звери, вещи, люди и, в данном случае, паровозы - часть единого космоса, все взаимосвязаны. Рамона - маневровый локомотив, работающий при станции. Мужа Рамоны отправили далеко, за Урал, на Север, там он трудится. А Рамону одолевают циркачи из потерянного шапито, Изольд Федорович Бабахиди и Изяслав Лейбович Самаркандский. Им нужно на выступление в Цхалтубо (мне сейчас даже не верится, что по Западной Грузии, о которой с такой любовью и с юмором рассказывает Габриадзе, я когда-то поездил, отдыхая в санатории в Цхалтубо, и туда к нам тоже приходили выступать всякие артисты), а доставить их может только Рамона, но не имеет права со станции отлучаться. Однако муж издалека посредством подруги Рамоны, радиоточки Ольги (самый смешной в плане внешней выразительности персонаж - столб в юбочке, с шамкающим громкоговорителем) призывает ее помогать просящему, и Рамона соглашается доставить цирк в Цхалтубо, а когда главная цирковая звезда, канатаходка Амалия-Аномалия, не может выступать, берется и подменить ее на канате - да срывается с веревки в момент появления долгожданного мужа. История, в общем, трагическая и ироническая. Куклы забавные, милые, трогательные. Текст в своей корявости местами очень смешной: "Вода из крана течет, вода в кран не возвращается", "фильм художественной ценности не имеет, но это про нас, это про любовь", "человек без ног стоит перед вами на коленях". Но как и в случае с изобразительным или литературно-кинематографическом творчеством, главная прелесть кукольного театра Габриадзе - в обаянии дилетантизма. Более отточенное технически зрелище убило бы все впечатление. "Фильм художественной ценности не имеет, но это про нас, это про любовь".
маски

Малена Эрнман в КЗЧ, "Musica viva", дир. Мэттью Уиллис

Когда певица вышла первый раз в безрукавочке с черными нашитыми спереди полосками, зал долго не мог успокоиться - хотя пела она арии Генделя из "Ксеркса", и для барочного репертуара, предназначенного кастратам, оделась она нормально и при этом "креативно". Но пела, правда, неидеально, вообще ей явно не хватало диапазона, в нижнем регистре у нее голос звучит плохо, переходы грубые, верхний тоже не всегда вытягивает. И Моцарт прошел с огрехами, особенно ария Идаманта "Идоменея" (для нее Эрнман уже переоделась в более традиционное концертное платье), рондо Вителлии из "Милосердия Тита" получше. Но больше радовал оркестр, дирижер Мэтью Уиллис, еще относительно молодой, уже приезжал, увертюры к "Ксерксу" Генделя и "Так поступают все" Моцарта в первом отделении, Баркаролу из "Сказок Гофмана" Оффенбаха и Славянский танец № 4 Дворжака отыграл неплохо, причем кроме Оффенбаха вещи не самые затасканные, что приятно. Малена Эрнман, впрочем, программу выбрала тоже неплохую. Во втором отделении продолжила линию "брючных" арий романсом "со скрипкой" Никлауса из "Сказок Гофмана" и куплетами князя Орловского из "Летучей мыши" Штрауса, но здесь уже доходило до откровенной эстрады и чуть ли не цирка. Тетенька, несмотря на возраст, выступает в разных амплуа, но похоже, в ущерб основному, академическому. Она еще два раза переоделась, Оффенбаха и Штрауса пела в штанах и пиджаке, но главное, понятно, не чтобы костюмчик сидел, а чтобы голос звучал, и с этим у нее как раз проблемы. Но на эстраде голос имеет не первостепенное значение, так что публика ревела от восторга, и кстати, помимо обычных старух и уебищных теток с не менее уебищными отпрысками на концерт набежало много геев, как никогда и совсем не тех, которые обычно ходят в КЗЧ. Последним блоком Эрнман исполняла Народные песни для меццо-сопрано с оркестром Лучано Берио, отдельные номера цикла зимой звучали в одном из концертов фестиваля "Возвращение", но полностью я эту интересную вещь раньше не слушал, так что раздел понравился мне больше других, и требовал меньших вокальных усилий, а энергии и артистизма артистке точно не занимать, хотя в камерной обстановке, наверное, ее небезупречный вокал выиграл бы по сравнению с большой площадкой. С другой стороны, эстрадная подача предполагает и огромное пространство, и толпу народа, и всякие шумовые фоны - тут как бы нормально, что по лестницам мечутся орущие дети, а бабки хлопают в такт не только Штраусу, но и Россини (на бис тетенька выдала арию Розины из "Севильского цирюльника"). А все же всегда лучше, когда к энергетике, умению себя эффектно подать и богатому гардеробу прилагается музыкальный и просто художественный вкус, не говоря уже о собственно вокальных возможностях.
маски

"Сейчас самое время" реж. Ол Паркер ("Новое британское кино")

Ужасно, до неприличия напоминает "Спеши любить", хотя, наверное, подобных фильмов и романов, по которым они сняты, пруд пруди. Вообще это не сегодняшняя массовая литература открыта, что образ смертельно больной девушки до чертиков трогателен. Вот больной, необязательно даже умирающий парень - уже не так романтично, а девушка, чистая, прекрасная, которой осталось так мало жить... - Ремарк хорошо, лучше многих, на этом поспекулировал. "Сейчас самое время" - тоже чистой воды спекуляция, ладная в том смысле, что девчонок должно пронимать. Дакота Фэннинг - отменная актриса, но тут ей особо нечего играть, тесно в убогом образе, во вторичном сюжете про больную лейкемией Тэссу, которая до смерти (не в смысле дО смерти - а буквально до смЕрти) попробовать как можно больше, поэтому ворует с подружкой косметику в супермаркете, дерзит родителям, которые живут в разводе, и также рассчитывает на секс с парнем, но что-то долго выбирает, пока не познакомится с симпатичным соседом. Насколько можно считать тупорылого и белобрысого Джереми Ирвина симпатичным - вопрос не риторический (он играл юного героя в "Боевом коне" Спилберга, но для приторного Спилберга смазливый блондинчик без тени интеллекта на челе - в самый раз, а тут все-таки типа драма...), да Тэсса ж его персонажа и не за красоту полюбила, а за заботливость. Он, правда, все равно уехал в университет, и в целом оказался не таким уж надежным, как и предсказывал беспокойный отец, но для того, чтоб по утрам за ручку держать, сгодился. А анализы у девушки были все хуже и хуже, тромбоциты нестабильные, кровь носом, метастазы сначала в спинной мозг, потом и все все остальные органы - любящие парень, младший брат и мама с папой, которые по такому случаю с перепугу аж помирились, были рядом, но девочка не выжила и вскоре умерла. Кино, как водится в таких случаях, жизнеутверждающее - у лучшей подруги Тэссы, той, с которой они воровали в магазине и кушали галюциногенные грибки, родился ребенок от одного подлого раздолбая, и можно наблюдать уже покойную, но вечно живую Тэссу с этим ребенком, она ведь так хотела дожить до его появления - это все понятно, законы жанра, претензий нет. Мне другое неясно - неважно, в "Сейчас самое время", в "Спеши любить", или в картинах совсем иного плана вроде "Сердца бумеранг" Хомерики с "Последней сказкой Риты" Литвиновой герои как бы "неожиданно" узнают, что умрут, потому что болеют. А те, кто не болеет - они не знают, что умрут, или как? И необязательно от старости - мало ли, вон, моя подруга детства, на год с лишним меня старше, прыгнула в речку с обрыва, нашли через два дня и еле тело вытащили из-под коряги. С другой стороны, иной раз поневоле задумаешься, глядя на какого-нибудь старца - ну сколько ж можно, даже неприлично уже, а старцу хоть бы что, да и пожалуйста, не жалко, ежели никому не в тягость, но вот мне и во время фильма иногда становилось до того противно - хотелось, чтоб героиня поскорее концы отдала, надоела возня вокруг нее. Почему-то считается, что коли рак у тебя - значит, осталось жить недолго и все можно, а под "все", опять же удивительно, понимается не настоящее "все", а херня какая-то. Ну а если нет пока рака - значит, будешь жить вечно и ничего тебе нельзя? Что за бред... Не перестаю думать о недавнем разговоре в троллейбусе с одним знакомым, в два с лишним раза старше меня, который похвастался, что купил билеты на спектакли следующего Чехофвеста. Спрашиваю его: а вы что же, рассчитываете с гарантией дожить до следующего лета? Я вот, например, не доживу. Он говорит: я тоже не доживу, ну так в завещании укажу, кому билеты передать. Вот такой подход я понимаю.
маски

Татьяна Доронина в "Временно доступен"

"Неталантливо живу" - отменная формулировка, какой бы смысл в нее не вкладывала сама Доронина, да и понимает ли она уже вполне, что говорит? Много лет не ходил в ее, то есть в горьковский МХАТ, а как-то раз отправился на "Вассу Железнову" - ну, в общем, "зомби-шоу", одновременно смешное, жалкое и страшное:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2096857.html

С другой стороны, рядом и Дибровым и Татьяна Васильевна не кажется ни безнадежной маразматичкой, ни манерной пошлячкой. Дибров в своем пафосе дошел уже до того, что взялся осуждать 20-летих девушек, что выходят замуж за 50-летних бизнесменов - видимо, 20-летние девушки задели его лично тем, что не все из них выходят замуж за 50-летних православных телеведущих, некоторые предпочитают сразу за бизнесменов. А Доронина все толкует о гуманизме, одновременно восхищаясь идеологией позднего Сталина, трясет головой и хихикает - живой труп чего-то действительно некогда великого. Но сама Доронина - она в любом случае Доронина, так или иначе, а от нее оторваться невозможно, нечасто она приходит на ТВ, последний раз я ее наблюдал несколько лет назад у Бермана и Жандарева:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/682710.html

Вот МХАТ им. Горького - другое дело, и слушать о том, что именно он и есть воплощение настоящего ("единственно верного", как сказала сама Татьяна Васильевна на юбилее Джигарханяна) психологического драматического театра - уже даже и не смешно. Не с театра Гоголя надо было начинать санацию, а вот с таких заведений, где не просто из соображений сиюминутных демагогически клянутся именем Станиславского, а где такой порядок - норма. Теперь они ставят "Тень" Шварца, оказывается - боже мой, как свежо, и можно вообразить, что это будет за спектакль (но лучше сразу вообразить и не смотреть, потому что на деле наверняка окажется еще хуже). А глянуть на афишу МХАт - только руками останется развести. И тем не менее Доронина твердо стоит на том, что МХТ им. Чехова - это не тот МХАТ. Ну конечно, МХТ - не "тот", и хорошо. А МХАт им. Горького - "тот", что ли? И который "тот" - опять же, из любимого Татьяной Васильевной периода рубежа 1940-50-х годов?
маски

"Любовь за стеной" реж. Петер Тимм, 2009

Очевидно, кино "датское" - к 20-летию падения Берлинской стены его готовили. И потому интересно его рассматривать больше в историческом аспекте, чем художественном, для последнего картина многого не предлагает, обычная мелодрама на историческом фоне, с элементами сатиры и с водевильным, в духе чуть ли не Мариво, сюжетом: в Западном Берлине девушка Франциска поселяется в комнате с видом на приграничную караулку и ходит за продуктами в ближайший магазин за углом, то есть в ГДР, где дотируемые социалистическим государством продукты в несколько раз дешевле. Уронив на проходе КПП сумки, она знакомится с гдр-овским пограничником Сашей, который рискуя если не жизнью, то званием или даже свободой устремляется на помощь симпатичной девушке (его потом начальник спросит: "а если бы это был старик - тоже помогали бы?"). Саша и Франциска начинают встречаться - тайно, но настолько тайно, что сразу попадают в поле зрения спецслуж, причем не только восточногерманской Штази, но и их западноберлинских коллег, а также ЦРУ, куда ж в сегодняшнем западном фильме без ЦРУ (вот странно, что с восточной стороны обошлось только местными агентами, без русских, Путин зря, что ли, так долго там сидел?). В результате Франциска меняется паспортами и, по возможности, внешностью, с Сашиной подружкой и сама остается внутри стены, а подружка выбирается на свободу. Все могло бы закончиться плохо, но стена пала, поэтому хеппи-энд. Ну ладно хэппи-энд, жанр обязывает, но откуда такая амбивалентность в оценках, чуть ли не ностальгия по ГДР или, по меньшей мере, одинаково критичное отношение к системам по обе стороны стены, откуда вдруг эти мысли, что в каждой системе есть свои плюсы и минусы? Безусловно, они есть, и цены в магазинах ГДР наверное были много ниже, чем в Западном Берлине. Но свои плюсы были и у Третьего Рейха - никому же, и в последнюю очередь немцам, не приходит в голову хотя бы заикаться об этом (а между прочим, уроки Третьего Рейха следовало бы усваивать полнее, и положительные тоже, не только отрицательные), в этом смысле Европе все же далеко до русских, которые никогда не перестанут обожествлять Сталина и скучать по разваленной пидарасами и жидомасонами великой стране. Видимо, какие-то сомнения по поводу историко-идеологической подоплеки опуса были и создателей фильма, коль скоро они вынуждены дополнительно оправдывать про-ГДРовскую риторику семейными обстоятельствами героя - мол, дед Саши состоял в германской компартии и погиб в нацистском концлагере. Но почему бы тогда не вспомнить, сколько членов германской компартии уморили в своих концлагерях русские коммуно-православные фашисты, прежде чем в очередной тыщепервый раз грешить на безответное ЦРУ? И кто, кроме ЦРУ, защитит этих убогих, когда дикари снова попрут на Берлин?