October 31st, 2012

маски

"Индепендент" реж. Стивен Кесслер, 2000

Не лучший образец модного и поднадоевшего, но десять лет назад еще не столь привычного жанра "мокьюментери", точнее, его элементов в более традиционном игровом формате: герой фильма - режиссер кинотрэша, вышедший в тираж, но намеренный вернуться в профессию с картиной про сумасшедшего убийцу, который требует, чтобы про него сняли непременно мюзикл, и даже приглашенный на третьесортный фестиваль, то есть такая бледная тень "Эда Вуда", но любопытная тем, что главную роль играет Джерри Стиллер - в первую очередь интересный как отец Бена Стиллера, который в фильме тоже мелькает, но и сам по себе, как оказалось, довольно занятный мужик. Между прочим, у него в фильмографии - полно известных мне названий, и "Любимчик учителя", и "Лак для волос", и "Образцовый самец", и даже "Секс в большом городе" - но роли везде явно не первого плана, ну и понятно, в "Образцовом самце", например, главного героя играет сын Бен. А в "Независимости" Бен - на заднем плане, а в центре - папаша. Ну и само собой - сатира на Голливуд, на его продукцию и деятелей - это уже не очень свежо.
маски

Бородин, Брамс, Изаи в КЦ им. Чайковского (фестиваль "Вива Челло")

В центре имени Чайковского я уже бывал, и тоже на Холоденко, конечно, а зачем бы еще, но снова обратил внимание на странности звука - то ли изначально такая акустика (все-таки мезонин, крыша покатая, может поэтому), то ли подзвучка сделана, но гул постоянный, к тому же, помимо неизбежных во всяких случаях шумов от просвещенных меценатов и православных с их выводками в окна крыши ледяной дождь стучал - но концерт оказался лучше, чем я ожидал, сомневаясь, стоит ли тратить на него вечер, отрываясь от мероприятия с шампанским и закусками (уже, впрочем, второго за день) - нет, стоило. Эксклюзивным в программе, пожалуй, можно считать Бородина, его нечастно исполняемую сонату для виолончели и фортепиано - никогда ее раньше не слышал, ничего, правда, в ней нет особенного: тематическое скудомыслие, неизобретательное развитие, финальная часть вовсе куцая, будто недописанная (а может и недописанная в самом деле), но послушать тем не менее, да еще в столь достойном исполнении, интересно. С тем же виолончелистом Александром Чаушяном после Бородина играли Вторую сонату Брамса, куда более известную, узнаваемую, но не совсем затасканную, и сделали ее блестяще (виолончелисту бы только с пиццикато поаккуратнее чуть). После слегка затянувшегося антракта к дуэту присоединился скрипач Андрей Баранов. То есть сначала выступил с 3-й сонатой Изаи для скрипки соло, и что, для кого он изображал - я не понял, Изаи любят играть студенты и аспиранты консерватории на класс-концертах в зале Мясковского, так они это делают намного достойнее, без демонстративной "виртуозности". В трио № 1 Брамса скрипач держал себя ровнее, выбивался из ансамбля только во второй части и слегка в финале, хотя можно было обойтись и без этого, но в принципе, общего впечатления не испортил.
маски

"За холмами" реж. Кристиан Мунджу в "35 мм"

Планировал не смотреть фильм целиком - православная духовность европейского розлива на два с половиной часа казалась перебором по всем статьям - и выбрал такой сеанс, чтоб досидеть до середины или чуть дольше, а потом побежать. Но вместо псевдоглубокомысленной нудятины (вульгарного морализаторства я не ждал, все-таки кино не русское, а какое-никакое европейское) картина оказалась забористым психологическим триллером, напомнившим мне к тому же и по сюжету, и по проблематики выдающийся польский фильм прошлого года "Именем дьявола" Барбары Сасс:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2034517.html?nc=3#comments

Только у Мунджу по европейской моде (польское кино моде не следует, потому оно особенное и ни на что сегодня не похоже) добавляются лесбийские мотивы: подружка по приюту и любовница приезжает из Германии, чтоб забрать свою любезную с собой, а та уже обитает при монастыре. Тогда, видя тщету своих усилий, залетная девица сама пристраивается в монастырь и с ней начинает твориться нечто невообразимое - то припадки агрессии, то, немногим лучше, приступы безразборного милосердия, сопровождающегося опять-таки агрессивными эскападами, когда героиня от всего отказывается ("батюшка" наставляет ее: надо отречься от любви к людям, чтобы Бог тебя полюбил), прежнее свое имущество, хранимое в приемной семье, раздает направо-налево, а горе-усыновителей упрекает в стяжательстве. Все ради любимой - но та взыскует иной любви, хотя от прежней тоже не вполне готова отказаться.

Пришлось идти на фильм еще раз, причем почти что с самого начала. Трудности православных лесбиянок - тема ну ни капельки лично меня не занимающая. А вот что есть православие как таковое, "За холмами" до некоторой степени осмыслить позволяет. "Для истинно верующего даже войти в чужую церковь - грех", убеждает "добрый" батюшка приезжую, которая живет в страе недостаточно по его понятиям православной. Механизм заражения православной отравой, превращение хоть и лесбиянки, но в прочих отношениях нормальной девки в бесноватую (практически буквально - особенно это видно, когда та в поисках чудотворной иконы заходит за алтарь) - может, эти вещи сам режиссер не считает самыми важными для себя, но со стороны именно они делают его опус невероятным для сегодняшнего кино, с одной стороны, тупо, без всякого разграничения, антиклерикального, либо, как в случае с православными или мусульманскими фашистскими странами, наоборот, столь же тупо проповедническими (=пропагандистскими).

Развязка кому-то может показаться неожиданной - для меня она, наоборот, абсолютно предсказуема, но противостояние одержимой лесбиянки сектантскому мракобесию ничем иным и не могло закончиться: из любви девку угробили, задумали изгонять из нее дьявола, привязали цепями к крестообразным носилкам, не давали пить - короче, уморили. В недоразвитых странах православные убийцы еще б и орден получили, приехал бы уполномоченный по правам человека и сказал бы, что лесбиянка сама себя привязывала, ну туда ей и дорога, но раз кругом Евросоюз - притянули монашек с батюшкой во главе к прокурору. Тому, правда, некогда с ними особо разбираться, уехал срочно на место другого преступления - сын зарезал мать и выложил видео в интернет. То есть Мунджу хоть и судит православных изуверов с позиций светского, либерального, атеистического псевдогуманизма, и лесбияночку ему, видите ли, жалко (а при таком подходе самое важное в этой истории неизбежно ускользает из поля зрения - в отличия от упомянутого польского "Именем дьявола"), но подспудно чувствует - победить православный сатанизм только с помощью гражданских инструментов нельзя, Сатану можно одолеть только с Христом.