September 16th, 2012

маски

"Холостячки" реж. Лесли Хэдланд

Из всех "свадебных переполохов", появлявшихся за последние годы в широком кинопрокате, этот - самый бессмысленный и неостроумный. Шутки про порванное или запачканное платье невесты не канают ни в какую, особенно после того, как в одном из недавних образчиков жанра белый наряд заблевали и обкончали одновременно. То, что невеста в "Холостячках" - мордатая толстуха, а ее менее "удачливые" в личной жизни подружки, сути дела не меняет и веселья происходящему не добавляет, тем более, что над толстухой авторы опуса смеяться стесняются, а проблемы теток с внешностью относительно стандартной (Кирстен Даст и после "Меланхолии" осталась "пэтэушницей", только уже постаревшей и потасканной) лично мне не кажется смешными. К тому же все они так или иначе к моменту брачного торжества тоже как-то устраиваются, кто со старым знакомым, кто с новым. Еще и Джеймс Марсден отвратный мелькает, изображая опытного ловеласа - вот это, возможно, могло быть смешно, но тоже получилось мерзко.
маски

"Травиата", Compagnia Artemis Danza, хореография Моники Казадеи в центре "На Страстном"

Примечательно, что весь наш паноптикум отправился на "Травиату", а не на Пекинскую оперу в Стасик. Но я не сомневаюсь, что китайцы были еще хуже. Танцевальная "Травиата" меня раздражала только под конец почти полуторачасового действа, утомив однообразием хореографии, мягко говоря, не отличавшейся богатством пластической фантазии, а во многих моментах попросту смехотворно убогой. Но поначалу приятно было просто смотреть под фонограмму идущих внахлест шлягерных номеров хрестоматийной оперы (при том что я с трудом переношу Верди в принципе) на молодых и красивых людей: в ансамбле два парня, остальные девушки, парни черных брючках и пиджачках на голое тело, девушки такие точно пиджачки чередуют с белыми пышными и ярко-красными легкими платьями, а порой остаются топлесс. Опять-таки - молодые красивые тела вызывают интерес, но больше эротического, нежели художественного свойства, что же до искусства - я серьезных эстетических открытий в этой "Травиате" за утомительными корчами симпатичных исполнителей не углядел.

Не говоря уже о всемирно признанных опытах освоения через танец оперных партитур вроде шедевра Морриса "Дидона и Эней" (слава Богу, такие вещи тоже изредка привозят и показывают), недалеко ходить за удачными примерами работы в этом направлении Олега Глушкова со студентами ГИТИСа или Аллы Сигаловой в Школе-студии МХАТ, сигаловская "Жизель", пожалуй, может служить образцом, как классно, остроумно и в сугубо хореографическом плане, и концептуально можно осмыслить и переосмыслить приевшийся музыкальный материал. Отказ Моники Казадеи от иллюстрации сюжета через пластику - ход абсолютно правильный, современный, актуальный, но вместо сюжета надо ведь что-то предложить взамен, какую-то вменяемую концептуальную идею. Чисто телесная же эстетика приедается довольно быстро, и, может, если бы в перформансе (а "Травиата" Казадеи - не танцевальный спектакль, а скорее именно перформанс, и логичнее было бы показывать его не в обычном театральном пространстве, разделенном на сцену и зрительный зал, а в обстановке художественной галереи, например, или даже, при другом климате и другом уровне подготовленности публики, на открытом воздухе) изначально акцент был сделан на тело как таковое, а не на его движения, тем более не на движения в ансамбле (для этого у радующих глаз артистов труппы еще и явно недостает технической подготовки и будущие драматически артисты из числа студентов московских театральных школ заезжим танцовщикам легко дали бы фору), может, и результат получился бы убедительнее, чем то подобие арт-стриптиза с невнятной интеллектуальной претензией, которое мы увидели.
маски

"Сouple" в "Б2"

Редко я хожу в "Б2", но каждый раз по особому поводу и с особым чувством, вспоминая, что присутствовал на открытии заведения, что теперь кажется невероятным, в 2001-м году - с тех пор все места, что открылись позже, давно позакрывались, на их месте возникли новые и закрылись тоже, а "Б2" остается, причем практически в изначальном формате. На "Сouple" я последний раз был в "Икре" (тоже, кстати, приказавшей долго жить) - тогда они презентовали альбом, а в "Б2" праздновали день рождения солиста, но полноценным, большим концертом. С тех пор группа подраскрутилась, я смотрю, уже и клипы по Ру.тв пошли, а среди камер в клубе были и операторы с "России1", что совсем неожиданно. "Сouple", впрочем, предлагают вполне удобоваримый, "форматный" продукт, не особенно тяжелый по музыки, а по текстам явно связанный с традициями т.н. "русского рока", в свою очеред перекликающимися с "бардовской" линией. Что мне, в общем, не особенно близко. Но в приятной обстановке и после очередного стакана виски я, может, не готовый орать и плясать, начинаю понимать и ценить, что пока еще есть возможность проводить время таким вот образом - скоро не будет.
маски

"Добро пожаловать на борт" реж. Эрик Лавэн

Еще один свежак, 2011 года продукт, не выходивший в прокат, хотя как раз такая херня обычно и выходит, но если в кинотеатре смотреть - обплюешься, а на ночь глядя дома по телеввизору - еще ничего, терпимо. Лавэн - режиссер не первого и даже не третьего ряда, некоторое время назад в телеэфире (только не на Первом, как "Добро пожаловать", а на ТНТ) всплывал его опус "Полтергей" - дурацкая комедия, но, по крайней мере, со свежим, пусть и не особенно остроумным приколом:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1852240.html

В "Добро пожаловать на борт", напротив, все подчеркнуто традиционно, в духе старых картин с участием Пьера Ришара, только без Ришара и вообще все как будто из-под палки, с натугой, такое ощущени, что режиссера заставляют насильно, как и главного героя фильма, веселить публику. Герой Франка Дюбоска (Дюбоск - облезлый и крайне, на мой вкус, необаятельный, ну совсем не Пьер Ришар, хотя пытается выступать в аналогичном амплуа "простака себе на уме") - артистичный придурок. Он приходит в агентство наниматься на работу", и понятно, что на роль "массовика-затейника" в элитном круизе этот урод совсем не годится. Но в это самое время менеджер компании объявляет даме-пиарщику, что после пяти лет романа он ее бросает, а в круиз берет жену. Пиарщица в отместку дает работу заведомому придурку, а в круиз едет сама, чтобы окончательно испортить неверному любовнику кровь. На борту к основным персонажам добавляются новые - дама-капитан, пассажир, разыгрывающий перед пассажирками гея, чтобы сподручнее было затаскивать их в койку, и т.п. Горе-аниматор оказывается отличным постановщиком детских спектаклей, и когда его ссылают в наказание "анимировать" детский клуб, там начинается интересная жизнь, а жизнь взрослых устраивается наилучшим образом, все достойные находят себе пару, включая жену злодея-менеджера, владелицу компании, которая разводится с мужем и увольняет его с должности.

Мне же все это было интересно еще и с той точки зрения, что не так давно я наконец-то оказался на похожем борту - не в длительном круизе, а просто на пароме, но все-таки огромном плавучем городе. Аниматоров я видел только по внутренней трансляции в каюте (и эти "танцы маленьких утят" с толстыми тетеньками не показались мне забавными), зато много времени провел как раз рядом с "детским клубом", поскольку там кое-как ловился хиленький интернет - никакой особенно бурной деятельности при детском клубе не заметил, малышня бесилась по своему обыкновению, и не особенно дико, поскольку это была в основном нерусская малышня (но даже нерусские, а вполне человеческие дитеныши все равно отвратительны), и этот небольшой личный опыт я пытался применить к фильму - про круизы комедий много, но раньше для меня это было все равно что про полеты на Луну. А ничего особенного такой опыт не дает, тем более когда кино само по себе убогое. Режиссер, видимо, и сам все понимал, пробовал разбавить собственные несмешные приколы мини-пародиями на "Титаник" - до чего же жалкое зрелище. Еще хуже получилось с привлечением постаревшего и седого Энрике Масиаса в роли самого себя, вышедшего в тираж. Но вообще круизный лайнер, этакий "корабль дураков" - еще не до конца, несмотря на огромное количество вариантов, разработанный в кино и литературе (взять хотя бы "Женщину в гриме" - лучший, по-моему, роман Франсуазы Саган, и до сих пор, кажется, не экранизированный) образ.
маски

"Переправа" реж. Фрэнк Крамер, 2009

Родом режиссер из Южной Африки, и как он сам попадал в США, мне неведомо, но вряд ли его вдохновлял личный опыт, скорее всего, достаточно было гонорара и желания следовать либеральной моде (а кино ведь снималось, как я понимаю, на обамовской волне). Фильм сделан по всем стандартам западного "социального кино", с пересекающимися сюжетными линиями, объединенными не только системой персонажей, но и главной темой. Тема - иммиграция и натурализация, естественно, в США. Подход к ней тоже традиционный: с одной стороны, несчастных иммигрантов угнетают, с другой, они почему-то все-таки спят и видят, как бы попасть в ненавистную Америку, и не только дикари-мусульмане. Одна из героинь - неудачливая австралийская актриска. За грин-карту она готова спать с сотрудником иммиграционной службы (его играет Рэй Лиота), но тот в нее влюбляется, готов бросить жену, и в конце концов делает ей все документы, а бабенка его сдает, мужика арестовывают, в общем, ни за что. Тем временем его жена и коллега (Эшли Джадд) ведет дело 15-летней мусульманки, которая открыто сочувствует шахидам, но почему-то когда ее хотят выслать (младших детей в семье уже нельзя - они родились в США, а ее привезли из Пакистана в трехлетнем возрасте), либерально настроенные юристы рассматривают это как покушение на права. Еще одна мусульманская линия связана с убийством девушки ее собственным братом - за то, что она связалась с женатым мужчиной и навлекла на свою семью позор. При этом дикари-убийцы рассчитыват на гражданство США, куда привезли с собой все свои дикарские понятия и не собираются от них отказываться. Хорошо пожилому офицеру (не самая, прямо сказать, выигрышная роль для Харрисона Форда) удается расследовать гибель женщины - мусульман-убийц покрывает сотрудник его же конторы, как выясняется, и дикаря арестовывают прямо в момент принесение присяги. Зато другой дикарь, азиат, накануне нападавший на магазин, становится гражданином.

Все это было бы совсем уж обычной шнягой, не стоящей внимания даже несмотря на участие приметных артистов, если б не еще одна линия, еврейская. Молодой и довольно циничный паренек (Джим Стерджесс) изображает ради грин-карты религиозного иудея, и хотя не знает иврита и тем более не верит в Бога, старый раввин ему подыгрывает. То есть при явном сочувствии мусульманам-убийцам в фильме одновременно проводится мысль, что уж евреи-то везде пролезут и своих протащат. Поразительно, что именно такие вот фильмы (а у проекта огромный бюджет при минимальных, как водится, сборах - это фактически американский аналог "Предстояния") рассматриваются зажравшимися западными интеллектуалами как "социально значимые" - про художественный уровень вообще лучше речь не заводить, тут ведь главное - продемонстрировать несправедливость системы, что не дает пакистанским шахидам и корейским бандитам свободно самовыражаться ("несчастная" девочка-мусульманка навлекла на себя беду "невинным" школьным сочинением, в котором написала, что смертники 11 сентября наконец-то были услышаны, и агенту, ведущему ее дело, нагло заявила: "я думала, что живу в свободной стране!", но ее хотя бы выслали, а косоглазый гангстер, в отличие от астралийской актрисы, таки стал гражданином США), и втихую потакает хитрым евреям (персонажу Стерджесса тоже достался заветный паспорт). Самое смешное, что показательная ненависть к американской иммиграционной системе и в целом к мифу об "американской мечте" никак не отменяет того факта, что единственной пружиной всех микро-сюжетов в этом и множестве аналогичных произведений служит желание всех дикарей мира любой ценой обустроиться в этой невыносимой, отвратительной, насквозь прогнившей и не имеющей никаких перспектив на будущее Америке.