September 14th, 2012

маски

"Похождения призрака" реж. Хавьер Руис

Совсем новенький, этого года фильм, дебют режиссера в полном метре, и довольно остроумный опыт по скрещиванию подростковой школьной комедии с мистическим триллером. Главный герой Модесто (актер Рауль Аревало играл в "Они продают даже дождь", которые показывали год назад на ММКФ, "8 свиданий", шли в прокате, но самый замечательный фильм с его участием - "Печальная баллада для трубы") с детства видит и слышит призраков, умеет с ними общаться. Он взрослеет, становится учителем, но отовсюду его выгоняют за странности, а туповатый психоаналитик пытается все объяснить тем, что Модесто гей, и даже собственный мертвый отец психоаналитика, не вылезающий из петли, с которым Модесто, естественно, может общаться, жалуется на невыносимого сынка. Тем временем Модесто устраивается в школу, которую донимают банда юных привидений. Много лет назад во время школьной вечеринки вспыхнул пожар, и несколько учеников, запертых в наказание на чердаке, погибли. Теперь их призраки терроризируют родную школу. Директриса школы, дочь ее основателя, прибегает к помощи Модесто, но им мешает лысый очкастый пузан, председатель родительского комитета. Впоследствии, конечно же, выяснится, что наглый очкарик когда-то бросил одну из погибших беременной, а призрак-заводила, красавчик и хулиган, на самом деле и виновен в пожаре, он его устроил с расчетом, что про них вспомнят и тоже позовут на вечеринку, но за музыкой никто не услышал сигнализацию. Много тайн в большей или меньшей степени предсказуемых раскрывается (психоаналитик, конечно же, сам гей, и его отец об этом знал, поэтому и не уходит в мир иной, продолжает опекать любимого одинокого великовозрастного сынулю), а Модесто влюбляется в директрису школы, но это уже штампы жанра, даже сразу двух. Интересно, однако, как эти штампы взаимодействуют. По закону подростковой комедии кульминация сюжета приходится на выпускную вечеринку, а вся интрига разворачивается в процессе подготовки к ней. Мистический же триллер предполагает, что необходимо разгадать, по какой причине призрак не покидает человеческий мир, и помочь ему отправиться. Модесто предполагает, что незавершенное дело погибших учеников - несданные выпускные экзамены, и он берется "выпустить" призраков из школы - это, пожалуй, в фильме самое забавное, хотя держат их на земле проблемы гораздо более серьезные, чем отсутствие диплома, который им вряд ли понадобится: беременную - ложная надежда на непутевого женишка, поджигателя - чувство вины, ботаника - желание испытать хоть какие-то простые радости (сходить в клуб, выпить), а еще одного симпатягу-спортсмена - любовь к живой ученице, депрессивной, с суицидальными наклонностями, от которых парадоксальным образом роман с призраком ее излечивает. А еще в фильме при столкновении разных эпох (призраки продолжают как бы жить в своих 80-х, так что девочки строят планы, как бы выйти замуж за Джорджа Майкла, а мальчики вспоминают, как в детстве мечтали провести ночь на ранчо Майкла Джексона) возникают комические эффекты, как в еще одном, уже третьем, ныне набирающем популярность жанре ностальгической комедии ("Машина времени в джакузи", "Папа-досвидос", "Третий лишний" и т.д.)
маски

"Чужаки" Э.Бейкер в филиале театра им. А.Пушкина, реж. Адриан Джурджиа

На задворках фастфудовского заведения посреди американского захолустья зависают два приятеля, 30-летних раздолбая-переростка, с незаконченным образованием, без работы, но с убеждениями, что именно такой образ жизни и делает их абсолютно свободными. Они сочиняют стихи и поют песни под гитару, один из них, который после антракта появится только уже на поклонах (умрет от передоза) даже пытается писать роман. К ним прибивается тинейджер, подрабатывающий в забегаловке разнорабочим. Если описывать происходящее в категориях православно-фашистских, маргиналы вовлекают малолетку в пучину разврата: дают ему пробовать чаек с "грибочками", приучают к курению и сквернословию, даже открывают для него литературу Генри Миллера и Чарльза Буковского. По понятиям западного либерального интеллигента подросток таким образом получает первый урок свободы. Режиссер спектакля - тоже "оттуда", но с опытом работы "здесь", поэтому спектакль у него ладный, аккуратный, и три молодых, но разных актера (Игорь Теплов - ученик Козака, сформировавшийся в театре Пушкина; Антон Феоктистов после перехода из МХТ оказался на первых ролях; а Василий Буткевич - студент-первокурсник Школы-студии МХАТ) составляют прекрасно слаженное трио. Да и пьеса, в общем, складная. И художник Вера Мартынова через соединение видеоинсталляции на заднике с натуралистически оформленной авансценой находит точное соотношение быта и условности. Но есть два объективных обстоятельства, которые не позволяют этой рядовой постановке стать событием. Одно связано непосредственно с текстом пьесы. Он, правда, адаптирован Михаилом Дурненковым (главным мастером по адаптации классиков и современников для московских театральных нужд) по подстрочному переводу Екатерины Райковой, но адаптирован весьма осторожно. Так что совсем свежая, 2010 года вещь кажется давно пережеванной, морально устаревшей. Точно как и Генри Миллер с Чарльзом Буковски - давно уже литературные классики, а не бунтари, персонажи Энни Бейкер - маргиналы, но маргиналы по меркам вчерашнего дня. Эту пьесу легко представить себе в репертуаре театра-студии Табакова середины 1980х - тогда там такое и брали, но по тогдашним меркам это было свежо и максимально смело, а по теперешним - не особенно. Второе обстоятельство - внешнее, обусловленное контекстом, в котором спектакль выпускается. Тут как в советском анекдоте: У нас тоже каждый может выйти на Красную площадь и кричать "долой Рейгана". Персонажи устраивают альтернативное празднование "дня независимости", нечто вроде наркотического сейшна, потому что обыкновенная американская повседневность их не устраивает, они против нее пускай пассивно, но таким вот образом выступают. И можно, конечно, сколько угодно говорить, что пьеса не про Америку, что ее проблематика универсальна - она действительно универсальна, то есть обо всем на свете и ни о чем конкретно, но при всем том на сугубо американском материале, и празднуют в "Чужаках" не Новый год, не Рождество, а День независимости 4 июля. В этом смысле далеко не столь гладкий "Медленный меч" Клавдиева, который я на днях смотрел в ЦДР, на мой взгляд, явление куда более значительное. Неприятие капитализма и общества потребления - даже для Запада уже пошлый штамп. Для современной же России - просто нелепость. Не говоря уже о том, что как бы ни был православным поперек горла бездуховный американский капитализм, однако ж сленговые песенки и грибной чаек они скорее воспримут не как методы и орудия бунта против бездуховности, но как ее симптомы, и довольно потирая липкие ручонки, скажут: ага, вовремя же мы наших дитенышей от этой западной заразы защитили.
маски

"Молодые сердца" реж. Дэнни Муни

В дни, когда американские астронавты героически высаживаются на Луне, двое рядовых армии США во Вьетнаме, получив увольнительные, вместо того, чтобы зависнуть на неделю с приятелями в Гонконге, отправляются в Мичиган: один хочет вернуть девушку, от которой получил неожиданно "прощальное" письмо, другой - поддержать друга. Приехав домой, они находят неверную невесту в объятиях удолбанных хиппарей, борцов за мир, от безделья, сытости и избытка свободного времени устраивающих акции протеста и печатающих разные дурацкие листки. Во главе компашки стоит слащавый прыщ в хипстерских очках, и на его девушку друг незадачливого женишка кладет глаз. Сам же жених искренне не понимает, с чего вдруг невестушка даже имя поменяла, не говоря уже об убеждениях.

На удивление интересный сценарий безнадежно испорчен режиссером-бездарем и такими же бесталанными актерами, эксплуатирующими самые отвратные мелодраматические ужимки. В кои-то веки появляется возможность взглянуть на "вьетнамское" прошлое америки не через клише, навязанные русскими агентами, а хоть сколько-нибудь объективно, и увидеть, насколько американские солдаты, отстаивающие не только свою свободу, но и свободу всего цивилизованного человечества, сражающиеся с дикарями-убийцами, не просто храбрее, но и мудрее интеллигентствующих университетских долбоебов. Но куда там, с такими тупорылыми исполнителями двух главных ролей - один просто кирпич кирпичом, а другой, еще и улыбчивый белозубый кирпич. Именно последнему, другу-энтузиасту (невыносимо приторный Лиам Хемсворт) приходит в голову, дабы выслужиться перед хиппарями, придумать байку, будто они не в увольнении и приехали за девчонкой, но дезертиры по идейным соображением. Очкастый подонок-пацифист, приревновав, тут же тиснул в своем любительском листке заметку-донос, парней чуть было не загребли - как им удалось удрать от военной полиции, ну это просто водевиль, что окончательно портит и без того загубленную на корню хорошую мысль (вместе с хиппарем, отбившим у него невесту, кирпич рядится в военно-полицейскую форму и "отбивает" друга у шерифа).

Тем временем космонавты, выполнив лунную миссию, возвращаются на землю. Время возвращаться и друзьям во Вьетнам. Но брошеный жених вместе с негром-уклонистом решаются-таки бежать в Канаду. А вот дружок-враль едет обратно, потому что теперь его преданность новой возлюбленной (раскаявшейся и бросившей подонка-интеллигентка ради солдата пацифистке) будет вести его сквозь огонь по минным полям, хранить и ему жизнь, и тех, кто за ним идет. Пафосное без иронии оригинальное название "Любовь и честь" заменили на более нейтральное, думается, не только из коммерческих соображений - уж больно и в самом деле нынче такие категории, как любовь и честь, да еще в сочетании и отчасти конфликтном противопоставлении (фактически же противопоставление финалом снимается), сегодня не ко времени. Некогда величайшая в мире страна, отправлявшая своих граждан на Луну, а на земле стоявшая на стражи свободы цивилизованного человечества, теперь пляшет под шпионскую дудку на радость врагам.
маски

день независимости

В третий раз я прихожу в узбекское посольство на празднование дня независимости, но впервые - по персональному приглашению. Получить такое приятно,еще приятнее провести таким образом в посольком садике один из последних ясных и теплых вечеров года, но я подумал: а что меня связывает с Узбекистаном. Стал вспоминать - и оказалось, что пусть не напрямую, зато не так уж мало. В детстве у меня была книжка "Узбекские народные сказки" - довольно пухлый сборник, где сказки сопровождались рифмованными пословицами, многие из которых я помню до сих пор (типа "сказали дурню тюбитейку снять, а дурень рад и голову отдать", или "где лев в капкан попался головой, то место лис обходит стороной"), и уж во всяком случае историю про Тахира и Зухру я узнал раньше, чем про Ромео и Джульетту. А еще про Насыра Плешивого - есть такой в узбекском фольклоре персонаж, народный мудрей, притворяющийся простаком-неудачником, аналог Иванушки-дурачка или Ганса-Чурбана. Мало того, у нас в советское время жили в Узбекистане родственники. Они, конечно, были не узбеками, а шахтерами, и работали в Зарафшане - сын родного брата моей бабушки, то есть, получается, двоюродный мне дядя, и в какой-то момент даже приезжали к нам в гости: в Австрию или Швейцарию тогда нельзя было поехать, но из Узбекистана в Россию проблем не составляло никаких. А когда после официальной части на посольском празднике пошла "музыкальная программа" и стали петь сначала Наталья Нурмухамедова, потом группа "Уч-Кудук" - я почувствовал себя совсем комфортно и по-свойски, принадлежа к поколению, которое еще застало "Песню года" конца 80-х, когда там вся эта национальная эстрада (конечно, это была общесоветская эстрада с национальным оттенком, не больше, но и не меньше) звучала в полный голос.
Наталья Нурмухамедова
Среди дипломатов в смокингах, помимо меня, выделялись немногие - персоны типа Олега Марусева или Никаса Сафронова. Наш старый знакомый Никас Степанович мне здесь встретился впервые, в прошлом году его не было. Но когда кто-то из местных удивился, что он здесь, сказал со свойственной ему уверенностью: "Меня ж Лавров отправил, как я мог Лаврова ослушаться?" И продолжил налегать на плов, что совершенно справедливо - такого плова, как в узбекском посольстве, я не ел никогда в жизни и ни в одном ресторане ни за какие деньги его не подадут.
Никас
В меня вместилось только четыре тарелки, больше не осилил физически, хотя плов того заслуживал.
с пловом
Специфических восточных сладостей, в отличие от прошлого года (но может потому, что тогда отмечали юбилей, 20-летие независимости) не предлагали, только праздничный торт. А вот вина наливали исключительно узбекские, я попробовал три сорта, все в большей или меньшей степени сладкие, и чем слаще, тем вкуснее - как мне объяснили, изготавливаются они из сортов винограда, растущих только в узбекских горах. Сам я в Узбекистане не бывал, хотя очень хочу и много наслышан. Судя по тому, например, что с обидой пишет в своем последнем, неудачном романе Чингиз Айтматов, Узбекистан культурно и экономически на пространстве пост-советской Средней Азии доминирует (Айтматов с огорчением констатирует, что его соплеменники предпочитают узбекскую эстраду своей народной культуре - но, значит, хорошая эстрада, раз предпочитают, никто ведь не навязывает), меня же больше интересует исторический аспект. Дворик посольства украшает памятник Улугбеку, но памятнику десять или около того лет, а самой истории - века и тысячелетия.
маски

"Москва 2017" реж. Джейми Брэдшоу, Александр Дулерайн

Десять лет назад я смотрел "Ивана-дурака" - случайно, вместо "Ванильного неба", оказавшись на сеансе в старом, сталинской постройки двухзальном кинотеатре "Победа" на Абельмановской. В то время русскоязычный фильм в еще не отошедшем от комы кинопрокате был сам по себе событием, а тем более произведение такого рода. "Москва 2017" пришлась бы больше к месту как раз тогда, на рубеже 90-00-х, и своей идеологией, которую трудно воспринимать всерьез, и эстетикой, о которой всерьез трудно говорить. Но "Москву" я смотрел уже совсем в других обстоятельствах, хотя тоже в "сталинском" кинотеатре "Родина", тоже изначально двухзальном (сейчас в духе времени дооборудованы еще два зала, итого четыре), и тоже при почти полном отсутствии благодарного зрителя - несмотря на рекламу, в том числе телевизионную, благо "Москву 2017", как и когда-то "Ивана-дурака", создавала если не одна команда, но примерно один круг соратников-единомышленников, близких к Борису Юхананову. Помимо самого Юхананова, в длинном списке продюсеров значатся и Александр Дулерайн, и Роман Петренко, последний еще и появляется в кадре, в роли эпизодической, но, по крайней мере, более внятной, чем персонаж Ингеборги Дапкунайте - я вообще не понял, зачем она была нужна в картине и кого сыграла. С пересказом содержания фильма тоже неизбежно возникают проблемы - юханановские последователи никогда по поводу вменяемого сюжета не заморачивались, им наоборот, чем абсурднее, чем "альтернативнее", тем ближе к идеалу. Так что "Москва 2017", отчасти напоминающая структурой, интригой и типом героев пелевинские романы десяти-пятнадцатилетней давности, от идеала Юхананова, когда от недоумения у публики лезут на лоб глаза и сводит судорогой ноги, довольно далека.

Герой фильма - выходец из 90-х, маркетолог Михаил Галкин. Начинал он в ларьке, торгующем водкой, но быстро взлетел, подписавшись на крупные дела и заодно на сочинение (в буквальном смысле, потому что сочинял от всей души) доносов на российских бизнесменов. Тем временем мировая рекламная закулиса плетет зловещий заговор против России, и гуру рекламщиков (на что же польстился Макс фон Зюдов, согласившись участвовать? понятно, что после Бергмана он играл в фантастических голливудских боевиках, но все же в голливудских и хотя бы у Спилберга... всегда есть куда падать ниже) выдумывает невероятно изуверский план. Сначала на косметическом ток-шоу во время несложной операции участница впадает в кому, и обвиняют в этом тех, кто навязывает стандарты красоты. Стройность начинает ассоциироваться с нездоровьем, фастфудовские бургеры идут за лекарственные средства, и к 2017 году все в России жрут бургеры и жиреют, а мировая рекламная закулиса гребет деньги лопатой. Революцию против рекламы берется возглавить все тот же Михаил Галкин, тем более, что он пострадал от заговорщиков лично, попал в тюрьму после скандала с ток-шоу, и чуть было не лишился семьи.

Надрывно-пафосный саундтрек Эдуарда Артемьева, автоматически отсылающий к кинематографу Никиты Михалкова, должен, видимо, задавать определенное настроение при восприятии данного опуса. Но самое смешное в проекте то, что следуя расхожим левацким штампам (антикорпоративным, антирекламным, антифастфудовским), авторы проекта в силу собственного жизненного, а также общеисторического опыта, и вдобавок наличия рудиментов пусть не вкуса, но стыда, не могут по-левацки противопоставить империи бургеров обычную для западного интеллигента шнягу из наивных представлений о демократическом социализме. И тут их фантазия совершает действительно заслуживающий внимания кульбит: в рекламном мороке, в корпоративном наваждении обвиняются... большевики, коммунисты, социалисты. "Маркетинг придумал Ленин" - такой слоган мог появиться только в русскоязычном фильме, и только от создателей проектов вроде "Дауны комментируют мир". Можно, конечно, увидеть во всем этом многоуровневую иронию и самоиронию. Самоирония в "Москве 2017", безусловно, присутствует, и более того, ничего кроме в фильме, говоря по-серьезному, нет - насмешка и игра, неостроумная и неувлекательная, но вряд ли продюсеры на самом деле выступают против бургеров - этого, кроме всяких шуток, последнего реального оплота той системы, при которой подобные фильмы на русском языке можно выпускать в прокат, да и хотя бы снимать. И все визуальное решение картины каждым кадром, каждой мелочью (вплоть до нелепых кукольных "монстров", которых Михаил Галкин наблюдает за спинами и головами лидеров и просто рядовых участников фастфудовско-корпоративного безумия) напоминает ленинское (из анекдота): "ничего я вам не завещал, я просто ручку расписывал!" Как бы только не пообломали шутникам ручки, когда до сурьеза дойдет.
маски

Мария Александрова в "Петрушке" и "Жар-птице" (телеверсия)

Римейки-фальшаки Андриса Лиепы в рамках проекта "Русские сезоны. 21 век" я видел на сцене практически все, и многие не по одному разу - но с другими исполнителями, "Болеро", например - с Илзе Лиепа. А когда танцевала в "Петрушке" Александрова, не ходил, то ли не мог, то ли просто жалко было сил. По телевизору посмотреть запись можно, хотя в сравнении даже с "Петрушкой" в Большом (из репертуара которого он что-то исчез, не успев появиться) и постановка, и оформление, не говоря уже про уровень танцовщиков Кремлевского балета, выглядит до смешного нелепо. Александровский Петрушка, хрупкий и ломкий (скорее в силу природы, органики исполнительницы, а не особенностей хореографического решения - понятно, что у Ивана Васильева, когда тот еще работал в Большом, совсем другой был Петрушка) больше смахивает на итальянского Пьеро, чем на героя из лубочного балагана а ля рюс. "Жар-птица", по-моему, в этой версии просто неинтересная, не второй, а третий сорт, только что не брак. "Петрушка" в целом поприличнее, массовые сцены на маленьком экране смотрятся выигрышнее, чем на площадке КДСа.
маски

"Евгений Онегин" П.Чайковского в КЗЧ, РНО, дир. Михаил Плетнев

Для концертного исполнения в рамках своего "большого фестиваля" Плетнев из года в год выбирает самые хрестоматийные, заигранные оперы, и, как правило, ему удается представить их по-новому, по-своему, будь то "Волшебная флейта" или "Золушка", но "Евгений Онегин" - такая, казалось бы, хрестоматия, что с ней ничего не поделаешь. И тем не менее плетневский "Онегин" в КЗЧ - явление событийное. Прежде всего, как мне показалось, благодаря Дине Кузнецовой, с некоторых пор американке, но лучшей на моей памяти Татьяне, если говорить даже не о вокальной технике, а о создании музыкального характера. Кузнецова и внешне выделялась среди остальных исполнителей странноватой, нездешней внешностью библейского персонажа руки средневекового скульптора и мимикой, жестами, интонацией на грани нервного срыва - поначалу это раздражало, но потом оказалось логично и убедительно. Вообще "лирические сцены" Чайковского правильнее называть "Татьяна Ларина", она здесь, а не Евгений Онегин, главный персонаж, но у Плетнева женские образы сразу вышли на первый план, Татьяна и Ольга, даже Ларина (Светлана Создателева), даже Филиппьевна (замечательная, очень чистая работа Ирины Удаловой), тогда как ни Онегин (Игорь Головатенко, довольно прилично певший, но временами путавший слова), ни тем более Ленский (солист "Новой оперы" Алексей Татаринцев, достойный, эмоциональный, но не всегда гладко закруглявший фразы), не говоря уже про всяких греминых дирижера интересовали в меньшей степени. Правда, Константин Плужников сделал свою небольшую роль Трике практически сам, и не столько за счет вокала, которым он по возрасту уже особо похвастаться не может, сколько артистически, несколько переиграв в общем контексте, но блеснув вставным номером, представив Трике чем-то средним между Эдвардом Радзинским и Александром Васильевым. Зато Ольга у Алины Шакировой вышла на удивление в вокальном отношении, и "скользкое" место с повторением "меня ребенком все зовут", которое обычно производит комическое впечатление, здесь звучало мило и органично. Слегка подводил мининский хор, на песне "Уж как по мосту мосточку" Плетнев неожиданно задал быстрый темп и хористы смешались в кучу. В основном же фирменные неспешные плетневские темпы оказались еще медленнее обычных, иногда, может, и слишком медленными, но в целом абсолютно убедительными.
маски

"Короли рулетки" реж. Эдуард Кортес в "35 мм"

Глава семьи Пелайо разработал схему, как обыграть казино в рулетку. Схема основывается на наблюдениях за тем, какие номера на том или ином столе выпадают чаще, то есть никаких математических открытий либо мистических откровений не предполагает. В чем тогда интерес? В том, что события в основе фильма реальные - да мне без разницы, если ни персонажи, ни то, что с ними происходит, нимало не увлекает. Семья-то большая - двое детей (один из них носит имя Иван и его играет, для большей основательности, вероятно,немецкий актер Даниэль Брюль), а еще племянники и просто друзья семьи. Роман игрока с девушкой-крупье, расследование от менеджеров казино, ростовщики-кровопийцы, наживающиеся на игроманах - одна банальность громоздится на другую. Упоминание "приза за лучший монтаж" на каком-то третьесортном фестивале звучит не как реклама, а как насмешка, да и монтаж-то обычный, истерично-клиповый, но кроме монтажа в картине и на самом деле нет ничего хотя бы мало-мальски примечательного.
маски

"Присутствие великолепия" реж. Ферзан Озпетек в "35 мм"

Самый отвратительный и в силу заштампованности, и в принципе вызывающий омерзение кинокадр - крупный план открытого глаза. Сегодня такой прием режиссер может использовать только от полной безысходности. Озпетеку надо что-нибудь сказать про турок и одновременно что-нибудь про геев, дабы оправдать свое присутствие в итальянском кино, и вот он вымучивает из себя какие-то невообразимо вторичные и пошлые, совершенно никчемные истории, оформляя их в такие же бестолковые картинки. В новом его опусе одинокий и слегка потасканный гей Пьетро, мечтающий об актерской карьере и подрабатывающий выпечкой круассанов по ночам, после смерти отца съезжает от опекающей его троюродной сестры, незадачливой и неизвестно от кого забеременевшей адвокатши, в съемную квартиру, на первый взгляд великолепную. Но почему-то из нее сбежали все предыдущие жильцы, а квартирная хозяйка с удовольствием сдает ее новым съемщикам, не возвращая прежним предоплату. А потому, что в квартире живут призраки погибшей в 1943 году семейной актерской труппы "Апполонио". Они участвовали в сопротивлении, их выдали, они прятались и погибли от старой неисправной печки. Общение с актерами отчасти помогает Пьетро определиться с перспективами в профессии, но троюродная сестра считает его сумасшедшим, что, впрочем, помогает ей наладить личную жизнь благодаря знакомству с врачом. Пьетро же поначалу покупается на ласковые слова, которые шепчет ему ночами актер-призрак, затем увлекается живым соседом Паоло и, в отличие от своих предшественников, съезжать с квартиры не собирается. Наоборот, ему удается подружиться и с красавицей-актрисой, и с ее мужем-турком (а как же без турок), и с остальными членами коллектива вплоть до пухлого прожорливого мальчика, а заодно выяснить, что выдала их коллега-актриса, сбежавшая впоследствии в Буэнос-Айрес, но почему-то на момент действия картины снова оказавшаяся в Италии. Впрочем, Озпетек не заморачивается насчет складности сюжета - вот и интригу Паоло с Пьетро он бросает на завязке, никак не развивая. Он ограничивается тем, что покойники с помощью Пьетро узнают из интернета, что потомки Юсупа не забыли погибшего деда и открыли заново семейную аптеку, что президентом США избран афроамериканец (какая радость для бойцов антифашистского сопротивления), а Папой Римским - немец, но последнее известие Пьетро, наблюдая за недоумением своих призрачных приятелей, обращает в шутку. Между тем комические моменты фильма ни капли не смешны, а мелодраматические повороты в своей надуманности тошнотворны. И вообще для Озпетека использовать однажды уже употребленную в дело идею просто неприлично, а "Присутствие великолепие" не что иное, как отрыжка "Окна напротив" 2003 года.
маски

"Боб Марли" реж. Кевин Макдональд в "35 мм"

Документалки про музыкальных деятелей продолжительность от двух с половиной до трех с половиной часов уже надоели, но у меня была надежда, что Макдональд, режиссер "Последнего короля Шотландии", что-то сможет предложить помимо тупого рассказа о биографии персонажа, который сам по себе совершенно неинтересен. Не смог или не захотел, мало того, кино как кино ничего не стоит, и к герою симпатии не вызывает, скорее наоборот. Все слишком предсказуемо с самого начала - когда-то белые торговали черными рабами, а спустя годы от 60-летнего белого козла и 16-летней черной шлюшки родился мулат, который прославился исполнением рэгги. Дальше следует подробное повествование о растафарианстве, причем тут даже у жены Боба Марли не хватает приличных слов, чтобы достойно поведать о веровании в то, что все библейские события происходили в Африке, поэтому Бог вернется на землю в обличье негра, а до этого надо отрываться и курить траву, как якобы заповедано в Откровении. Битлы тоже были лицемерными гнидами, заколачивавшими миллионы долларов на антиамериканской агитации, но кроме этого они были еще и музыкантами, так же как фильм Скорсезе про Джорджа Харрисона, в котором полным полно всяких глупостей, все-таки остается произведением киноискусства, неудачным, нудным, но произведением. То, что сотворил Макдональд, не тянет и на телевизионную халтуру, ну а то, что делал Боб Марли, как и то, что он проповедовал - всего лишь дичайшая дикарская дичь. Но что же случилось с человечеством, как вышло, что к третьему тысячелетию от Р.Х. цивилизованный мир подошел, имея в качестве моральных авторитетов кучку обдолбанных дегенератов?