September 8th, 2012

маски

Вена: Бельведер, музей Моцарта, Дом музыки

В отличие от еврея и наркомана, которых согласно распространенному в советско-застойный период анекдоту объединяло одно желание, я никогда особенно не стремился попасть в Вену. У меня и мифологическое представление от ней, не то что о Париже или Венеции, было довольно смутное, и где находится Австрия, что это такое, тем более какая она, я воображал с трудом - отдельные мифы (о "лоскутной империи" Габсбургов, о гастрономии, о литературе и живописи, конечно, ну и о музыке, само собой) в целостную картинку не складывались. Когда любая поездка за границу казалась в принципе невозможной, в детском фольклоре (помню хорошо по собственному опыту, но что характерно, когда я в 90-е годы на филфаке обратился к детскому фольклору уже на новом для себя уровне, такого рода приколов обнаружить не удалось) бытовала и другая шуточная загадка про Вену, обыгрывающая то же русскоязычное созвучие: "город, в котором много крови". И если мысль о путешествии в Швейцарию я вынашивал долго, а мечтал о ней больше двадцати лет, с тех пор, как ничего кроме мечты и не предполагалось, то в Вену я попал, можно сказать, случайно. Ну не то чтобы нехотя, но выбирая из нескольких равноценных вариантов, среди которых Австрия, пожалуй, приоритетом не была.
Collapse )
маски

слишком женатый врач: "Обычное дело" Р.Куни в театре им. Е.Вахтангова, реж. Владимир Иванов

Пьесы Куни как правило ставят в антрепризах, а репертуарные театры если и обращаются к ним, то от безысходности, из отчаянного желания заработать или хотя бы просто привлечь побольше публики в пустующие залы. Вахтанговскому театру привлекать дополнительно народ не надо и он, вроде, не бедствует, поэтому появление в репертуаре Куни - дело необычное и меня, если честно, смущало. Тем более, что эта же пьеса под другим названием, "Клинический случай", несколько лет уже как идет в проекте "Арт-партнер XXI" Леонида Робермана, который с театром Вахтангова совместно осуществил как продюсер небесспорную постановку Туминаса "Ветер шумит в тополях". Но кстати говоря, и у Робермана в постановке Самгина "Клинический случай" - спектакль вполне достойный:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1235402.html

Однако Самгину удалось в комедии положений отыскать сатирический заряд, что придало нехитрой пьеске некоторую осмысленность. Владимир Иванов социалку оставляет в стороне, но к чистому фарсу "Обычное дело" тоже не сводит. Пользуясь тем, что действие спектакля происходит в Новый год, фарс под занавес прорывается в рождественскую мелодраму и практически сказку.

Ставка, как водится, сделана на актеров, но с актерами режиссер поработал на совесть. И, например, Мария Аронова, которой не всегда удается сдерживать темперамент, здесь показывает себя в привычном, казалось бы, комедийном амплуа актрисой необычайно тонкой, играя бывшую медсестру, родившую от женатого врача. Василий Симонов, вчерашний студент, до сих пор просто казавшийся переспективным, подающим надежды молодым артистом, в роли сына предстает неожиданно взрослым профессионалом. Евгений Косырев несмотря на возраст давно уже большой (во всех отношениях) артист, но и для него "Обычное дело" - несколько новый поворот, персонаж средних лет, стареющий в одиночестве ребенок, безнадежно влюбленный, но обретающий заслуженное счастье. Лидия Вележева, у которой образ не самый выигрышный в пьесе (жена главного героя) и вовсе напоминает молодую Юлию Борисову сочетанием острой эксцентрики с лиричиескими интонациями. Про Галину Коновалову в обыкновенных выражениях говорить нельзя, настолько она сама по себе необыкновенная - просто супер, что она за последнее время так заблистала, выходит в премьере за премьерой, не повторяясь в каждом спледующем спектакле, и тут ее разбитная бабулька-панкушка, в мехах, заправленных в узкие сапожки штанах и огненно-рыжем парике зажигает круче всех. Причем не просто смеха ради - интересный у Иванова получается расклад, сознательно или нет: среднее поколение - вечно врущие, идущие на поводу у обстоятельств лицемеры, трусы и приспособленцы, а младшие и старшие, 18-летний парень и бабулька, персонажи Василия Симонова и Галины Коноваловой, готовы подать всем пример и искренности, и отваги. Забавная получилась кастелянша у Марии Бердинских, Кириллу Рубцову для мистера Лесли-маразматика нацепили облезлый парик и организовали пасть с торчащими редкими зубами, но это уже почти что маски, а вот главные герои и в водевильном сюжете остаются живыми людьми и непростыми характерами. Прежде всего доктор Мортимер у Алексея Гуськова - персонаж, в общем, сатирический, но это ноты не социальной сатиры на страховую медицину, как в постановке Самгина, а сатира нравов: все действующие лица комедии смешны, но вместе с тем обаятельны, только Гуськов к своему персонажу позволяет себе быть строгим, а в некоторых эпизодах и безжалостным. Сценография Максима Обрезкова - выгородка из силуэтов узнаваемых лондонских зданий в фирменную черно-белую "шотландскую" клетку, но в этой условно-британской декорации порой запевают "Кам он энд дэнс", так что образцом "английского юмора" вахтанговский спектакль вряд ли можно считать, это как раз пример того, что называется "вахтанговской" эстетикой, яркой, порой где-то грубоватой, но точно рассчитанной на гарантированный эффект.
маски

"Женщина из пятого округа" реж. Павел Павликовский

Вроде бы не бездарный Павликовский режиссер, но за какой жанр не возьмется, все не то выходит. Семью годами ранее выпустил предыдущий фильм, молодежную мелодраму "Мое лето любви" - жуткого качества, но она у нас в прокате шла:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/405065.html

В данном случае (а "Женщина из пятого округа", сделанная в 2011-м, сразу попала на "ТВ1000") непонятно даже, какой жанр изначально мыслился режиссером в качестве исходного. Писатель-американец, автор единственного, но довольно успешного романа "Лесная жизнь" Том (Итан Хоук) приезжает в Париж, желая вернуть себе дочь от жены, с которой в разводе, жена заявляет в полицию и бывшего мужа выставляет, в автобусе у него спящего крадут вещи, а в сомнительной арабо-негритянской ночлежке хозяин Сезар отбирает американский паспорт за возможность пожить по соседству с вечно срущим в общей уборной негритосом и предлагает непонятную работу типа "вахтера" по 50 евро за вечер. Одновременно Том знакомится с двумя женщинами разного возраста и национальности - служащая в ночлежке польская девушка проявляет к нему интерес, но еще больший - зрелая полурумынка-полуфранцуженка, воспитанная в английском пансионе вдова венгерского писателя (Кристин Скотт Томас). В этом европейском интернационале все, начиная с польской уборщицы, говорят о литературе и цитируют стихи, а между тем сосед-негр шантажирует Тома его связью с польской уборщицей и, вымогая деньги, грозит рассказать все хозяину Сезару. Вскоре негра находят в туалете, где он так любил срать и никогда за собой не смывал, убитым с вантузом в пасти. Тома арестовывают, несмотря на алиби - он провел вечер с венгерской вдовой. Правда, выясняется, что алиби липовое - вдова покончила с собой двадцать лет назад после того, как убила парня, задавившего насмерть на парижском бульваре ее мужа и ребенка. Криминальный триллер, не успев раскрутиться (так и осталось загадкой, в чем состояла суть "вахты" Тома, оцененной Сезаром в 50 евро), превращается будто бы в психопатологической (логично предположить, что вдова-самоубийца - плод разыгравшейся не в меру писательской фантазии, почему-то не находящей выход в собственно литературном творчестве), а затем то ли в мистический (Тому снова является призрак героини Кристин Скотт Томас), то ли уже совсем черт знает во что (настоящим убийцей негра оказывается хозяин ночлежки Сезар). Помимо стихов (да не каких-нибудь там, а Харта Крейна и все в таком духе) сюжетные эпизоды перемежаются символическими перебивками с изображением, видимо, той самой "лесной жизни", описанной героем в своем единственном романе, который так понравился польской уборщице, что она прочла его в переводе на польский, потом стала сожительствовать с автором, а в конце, под титры, спела на польском грустную песенку.
маски

Вэл Килмер в "С первого взгляда", реж. Ирвин Уинклер, 1999

До чего все-таки интересный и необыкновенный артист Вэл Килмер, вроде бы и по фактуре, и по фильмографии - типичный герой боевика, да еще и не перворазрядный, но какой извилистый он прошел путь, от подростковых комедий к артхаусным короткометражкам через кинокомиксы и даже проекты русских жуликов, снятые исключительно с целью отмывания денег. А в мелодраме "С первого взгляда" Килмер играет слепого парня, с романтической историей и драматической предысторией. Предыстория, впрочем, не особенно оригинальна (бросил отец), да и собственно история тоже (влюбленная девушка, скооперировавшись с родной сестрой героя, хочет вернуть жениху зрение, но возникают проблемы психологического характера - все это сильно смахивает на "Молли Суинни" Фрила, хотя сценарий написан по Оливеру Саксу, стало быть, история болезни реальная: зрячим парень словно еще меньше видит, чем слепым, и вскоре снова начинает слепнуть), а оригинален сам Килмер еще и в таком амплуа.