August 28th, 2012

маски

"Джордж Харрисон. Жизнь в материальном мире" реж. Мартин Скорсезе в "35 мм"

Понимаю, что есть, и до сих пор (чего я на самом деле не понимаю, ну да ладно), фанаты-битломаны, для которых три с половиной часа потратить на документальный фильм о Харрисоне (даже не о Ленноне!) - раз плюнуть, еще и мало, они б и дальше смотрели. Но я заранее знал, что для меня это слишком, и сознательно пришел на последние сорок минут. Мне хватило - там говорили про все: и про смерть Леннона, и про наркотики, и какой-то несносной буддистской поеботины про медитации было выше крыши, и жена Харрисона рассказывала, как на них двоих, в том числе больного раком мужа, напал психопат с ножом. То есть самый ординарный докфильм про неординарную, может быть, но не особенно мне интересную фигуру - разве что от бренда "скорсезе", но эти брендовые документалки в последнее время слишком сильно себя и свои бренды дискредитировали. Один момент мне показался действительно занятным - из рассказа сына Харрисона. Он говорил, что тоже, как все подростки, "бунтовал", но в его семье, где в ходу были изначально хипповские ценности, пацифизм и прочая хрень, "бунтовать" означало посещать школу с военным уклоном, и сын упоминает, что отец бесился, когда видел его в форме военно-воздушных сил. Значит, все-таки можно осторожно рассчитывать, что наследники безмозгло-прекраснодушного поколения западных интеллектуалов если не от внезапного просветления, то хотя бы в пику предкам возьмутся за ум.
маски

"Цезарь должен умереть" реж. бр. Тавиани в "35 мм"

Невозможно воспринимать эту поделку как произведение киноискусства - то есть возможно, но если с такими мерками подходить, тогда это херня, а не искусство. Как некий концептуальный видеоперформанс - да, пожалуй. То это уже совсем другая история, в подобном случае вовсе ни к чему говорить о каком-то социальном значении эксперимента, а следует сосредоточиться на визуальном решении. Оно банальное, но в своем роде стильное: команда уголовников, отбывающих многолетние, вплоть до пожизненного, сроки за убийства и наркоторговлю, разыгрывает шекспировского "Юлия Цезаря", все артисты-любители как на подбор фактурные, брутальные (особенно Брут), играют, что называется "на разрыв аорты", и очень личностно воспринимают, проживают как сюжет об убийстве Цезаря, так и каждый шекспировский стих в переводе на итальянский. Слава Богу, что дело происходит в Италии - я имею в виду не пьесы Шекспира, а фильма Тавиани, потому что итальянец - он все-таки и за решеткой итальянец, можно представить, как бы в аналогичной ситуации выглядели бы православные урки, но лучше даже не представлять. А в итальянские тюремные интерьеры сцены трагедии Шекспира вписываются весьма органично и, пожалуй, занятно. К сожалению, братьям Тавиани визуально-эстетического эффекта недостаточно. Им важно, чтобы заключенные получили право голоса и от первого лица, а не только от лица действующих лиц пьесы Шекспира, им хочется подчеркнуть, что после опыта работы над театральным сочинением многие из них стали писателями или профессиональными артистами по выходе на свободу или оставаясь в заключении, и вот эта неизменно вульгарная интеллигентская мечта о преображении сущности жизни и человеческой сущности через искусство, конечно, сводит все визионерские изыски картины (цветные эпизоды спектакля обрамляют черно-белую репетиционную хронику, бетонные стены тюряги и тюремное тряпье чудесным образом преобразуется в римские патрицианские дворцы и одеяния) к абсолютному нулю. Хорошо еще, что сомнительное это высказывание столь лаконично, что не успевает ни слишком сильно наскучить, ни вызвать физиологическое отторжение.