August 22nd, 2012

маски

"Любовь с препятствиями" реж. Джеймс Хат в "35 мм"

Много цеплялись к фразе из фильма Серебренникова "Изображая жертву" (причем ни в пьесе, ни в спектакле ее не было) про то, что "русское кино в жопе", но в России, где все и вся в жопе, кино как раз еще не худшем положении, в некоммерческом много интересного, вплоть до настоящих шедевров, а в коммерческом на всякого Андреасяна находится свой Оганесян. Но вот французское кино - просто в полной жопе. Мне до сих пор казалось, что уж из десяти французских картин одна да приличная, но процент смотрибельной продукции на самом деле намного ниже, и если попадается что-то терпимое, то крайне редко, а вот такое, как "Любовь с препятствиями" - сплошь и рядом. Снова романтическая комедия, снова с Эльмалехом (когда главные герои французского кино - Эльмалех и Насери, возникает два вопроса: французское ли это кино и кино ли вообще?), снова сумбурная, бестолковая и ни о чем. Эльмалех играет музыканта, который виртуозно лабает на фоно в клубе и сочиняет мелодии для рекламы, Марсо - молодящуюся бабенку, вечно обо все задевающую и падающую, дважды разведенную, с тремя разновозрастными детьми. Музыкант детей ненавидит, жениться не собирается, водит домой каждый день новых телок, а кормит и обстирывает его старушка-мать, хотя и она, и бабка, воинствующая иудейка, постоянно требуют, чтобы парень нашел себе хоршую еврейскую жену. Но и они не больно рады, когда вместо невесты-еврейки он влюбляется в мать-героиню, второй муж которой к тому же, влиятельный бизнесмен, сначала обрубает композитору все рекламные заказы, а потом посредством его лучшего друга наоборот, фактически дает ему отступной, устраивая ангажемент на Бродвее, как раньше отвадил и первого мужа-спортсмена, купив ему спортклуб. Правда, музыкант и не заметил, что его купили, а как узнал - сразу все наладилось. С мужем разобрались запросто, с детьми посложнее, особенно с младшим, вечно норовящим блевануть в самый неподходящий момент, но к финалу и по этой линии дело пошло. Что там у героини Марсо было с мужьями, почему герой Эльмалеха такой, а не этакий, как дети прикипели к новому приходящему папе (все-таки дочка от первого брака - уже подросток, и даже ради соблюдения драматургических законов что-нибудь следовало о ней рассказать) - режиссера не колышет вовсе. Зато много крупных планов Эльмалеха с его глазамы навыкате и средних с Марсо и ее по-прежнему точеной (приходится, верно, регулярно затачивать) фигурой. Неужели больше ничего не надо? И неужели Эльмалеха кто-то считает впрямь красавцем? Я не понимаю ничего, значит.
маски

"Барбара" реж. Кристиан Петцольд в "35 мм"

Немецкий кинематограф радует не каждым подряд фильмом, но среди континентальных национальных кинематографий германская на текущий момент - самая развитая по среднему уровню картин. "Барбара" - тоже не шедевр, но на порядок лучше всех остальных фильмов текущего кинорепертуара. Начало 1980-х. Героиня выдающейся актрисы Нины Хосс - доктор, из Берлина переехавший в глухую провинцию ГДР. Ясное дело, что не по доброй воле. За ней следят, у нее регулярно проводят обыски, ее унизительным образом досматривают, и даже коллега-врач, симпатизирующий Барбаре вроде бы искренне, сотрудничает со спецслужбами, опять же, не из идейных соображений, а потому, что тремя годами ранее его ассистентка допустила грубую медицинскую ошибку и без помощи "органов" ему не дали бы и этой должности в заштатной клинике. Барбара планирует побег в свободный мир, у нее есть возлюбленный "оттуда", с которым она тайно встречается то в гостиничных номерах, то вовсе в лесу. Но есть и пациенты, за которых она чувствует ответственность. В первую очередь душевнобольная и беременная девушка Стелла, ее отправляют из больницы в исправительно-трудовую колонию, "социалистический концлагерь", как точно определяет характер этого заведения Барбара - Стелле удается оттуда бежать и идти ей, кроме как к Барбаре, некуда. Во-вторых, Марио, сбросившийся с четвертого этажа из ревности парень, он нуждается в операции, поскольку мозг его поврежден, он лишился эмоциональной памяти и припоминает лишь бытовые моменты своей прежней жизни. То же в символическом смысле может сказать о себе и Барбара, но если операцию Марио она еще готова пропустить, то когда в ночь, намеченную для побега через море, к ней заявляется Стелла, Барбара ее отправляет с проводником в резиновой лодке, а сама остается. Такой финал, на мой вкус, придает ненужную сентиментальность этой жесткой, холодной, рациональной картине, с исключительной художественной достоверностью реконструирующую обстановку навязанного немцам русскими оккупантами коммуно-фашистского ада, с характерным для периода его загнивания и разложений "отсутствием эмоциональной памяти". Намного сильнее прозвучала бы развязка, при которой Барбара все-таки попыталась бы сбежать несмотря ни на что. Можно обнаружить аналогии между "Барбарой" и "Космосом как предчувствие" Алексея Учителя, от фундаметальных мотивов до таких сюжетных деталей, как бегство из страны-концлагеря через моря - и сделать это желательно для того, чтобы понять разницу в отношении к недавнему прошлому у народов, которым людоедский режим был навязан русскими, и самими людоедами, точнее, художниками, в том числе одаренными евреями, работающими на русских людоедов. "Космос как предчувствие" переполнен ностальгической хуйней, отсутствие воздуха на этой проклятой Богом земле вовсе не отменяет в глазах режиссера значительности полета и самой личности Гагарина, а главным героем становится не тот, кто хоть что-нибудь понимает про эту жизнь, а тот, кто не понимает ничего и остается навсегда в плену фантазий и иллюзий - момент принципиальный, это все равно как если бы в "Барбаре" главным героем оказался врач, составляющий рапорты для ГБ, а не тетка, которая после того, как гэбисты потрошили ее практически буквально, выискивая следы неблагонадежности в том числе и у нее в заднице, предпочитает спасти другого, кому в этом концлагере еще тяжелее, и отказывается не только от свободы, но и от любви - что, в сущности, ненормально и, по большому счету, не до конца, при всех бесспорных достоинствах картины, убедительно.