August 9th, 2012

маски

на всю оставшуюся жизнь

Первым спектаклем Петра Фоменко, который я увидел вживую, на сцене, был "Великолепный рогоносец" с Райкиным и Вдовиной, и в пространстве Малой сцены Сатирикона это было для меня просто открытие. Потом смотрел другие, не всегда и не все мне нравилось, у Фоменко и за последние десятилетия, когда я мог уже что-то видеть (естественно, о его театральных работах 60-70-х годов я знаю понаслышке, в лучшем случае, по записи, как с "Этим милым старым домом" Арбузова), были постановки не очень удачные - к таким, по-моему, относилось "чудо святого Антония" в театре Вахтангова (Антония, кстати, играл недавно погибший Завьялов). Но уникальность Фоменко, на самом деле, заключалась прежде всего в его универсальности. Его искусство самого конца интересно было и упертым до тупости ретроградам, и радикально настроенным любителям новизны, чего нельзя сказать ни об одном режиссере даже старшего поколения (Марк Захаров, которого я очень люблю, давно уже ставит мало, без прежнего огня и будто через силу; Юрий Любимов, наоборот, работает как из пулемета, неровно, продолжает удивлять, как вчерашний студент, но и вызывать споры), а из последующих - ну разве что Женовач, так он лучший ученик Фоменко, оно и понятно.

Новость о смерти Петра Наумовича громом среди ясного неба не стала - он болел и в последние месяцы в Мастерскую почти не заглядывал, хотя все-таки успел довести до "нужной кондиции" интересно задуманный Кириллом Пироговым "Театральный роман" Булгакова:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2266461.html?mode=reply#add_comment

То, что последняя работа Фоменко - именно "Театральный роман", задним числом можно говорить, символично: мол, всю жизнь человек отдал театру... Но на самом деле Фоменко же еще и замечательный кинорежиссер (причем его "Поездки на старом автомобили" послужили косвенно материалом для популярного спектакля Райхельгауза "А чой-то ты во фраке?"), ну про педагогику и говорить излишне, а мог бы сделать больше и в филологической области. Я думаю, плакать по поводу судьбы Мастерской, оставшейся без Мастера, по меньшей мере преждевременно - при том, что как говорят, Фоменко был "диктатором" (ну это обязательно для всех крупных режиссеров, руководящих большими театрами), Мастерская не была "авторским" театром в полном смысле слова, как, например, любимовская "Таганка", и при этом всегда оставалась театром одного языка, одного направления, а если появлялось в ней случайно нечто инородное вроде "Прости нас, Жан-Батист" (при "соучастии" Фоменко, кстати), то театральный организм изживал это образование сам, без оперативного вмешательства, как доброкачественную опухоль. При этом спектакли самого Фоменко вызывали споры всегда, и новые, недавние вещи тоже воспринимались по-разному. Кто-то не признал "Бесприданницу" - лично мне она полюбилась с первого взгляда. И наоборот, я посчитал "Триптих" пустопорожним упражнением, а многие восторгались. Никакой заданности, никакого предопределения не было в том, что делал Петр Наумович до самого конца, никогда нельзя было предугадать, что получится, чего ожидать.

В спектакле "Театральный роман" много иронии и самоиронии по отношению к "основоположникам", и сами реалии "старого МХАТа", гротескно отображенные Булгаковым, явно проецируются на Мастерскую. Это очень здорово, и я думаю, театру Фоменко (нет нужды переназывать его, как было с БДТ: "имени Товстоногова" - что там осталось от Товстоногова, кроме имени? а "Мастерская имени Петра Фоменко" даже на слух звучит нелепо) не грозит превратиться в мавзолей. В нем же одна молодежь, да и сами "основоположники", если говорить о выпускниках актерского курса двадцатилетней давности, прозванным "фоменками" критикой сразу после первых дипломных спектаклей (я про те постановки, конечно, только читал, в еще прежнем журнале "Театр") - не "мхатовские старики", им едва за сорок. Помимо Каменьковича и Буторина, в Мастерской осуществил замысел "Пяти вячеров" Виктор Рыжаков - режиссер совсем, казалось бы, иного склада и, я бы сказал, иного века, но с каким блеском это удалось и как хорошо вписались "Вечера" в репертуар! Так случилось, что мне довелось задолго до официальной премьеры посмотреть новый спектакль Каменьковича "Дар" по Набоковым - им, вероятно, откроется в Мастерской Фоменко новый сезон - не все согласны (что тоже нормально), но я считаю инсценировку большой удачей. Мастерская - то, что делает мастера Мастером. Фоменко им был и остается.