July 6th, 2012

маски

"Римские приключения" реж. Вуди Аллен в "35 мм"

Ведь хотел же посмотреть "Римские приключения" в дублированной версии, как попсовую киношку, каковыми все последние рекламно-туристические поделки Вуди Аллена и являются, а в "35 мм" шел на ночной сеанс "Зверей дикого юга" - но фильм неожиданно заменили, не возвращаться же. Безусловно, "Римские приключения" поживее, чем "Вики, Кристина, Барселона", и они не раздражали меня так, как "Полночь в Париже", разве что местами, но все равно - формат стабильный, разномастные лав-стори на фоне вылизанного, как для рекламного проспекта, городского пейзажа с хрестоматийными достопримечательностями, и уже нет сил слушать (да еще и читать в субтитрах) эти вымученные, искусственно сконструированные по схемам сорокалетней давности шутки.

Фильм начинается с монолога стоящего на площади регулировщика, заканчивается тоже монологом из окна с видом на Испанскую лестницу, а между двумя монологами - суетливый многословный скетч-ком с несколькими сквозными сюжетами: скромный служащий-обыватель в одночасье и совершенно неожиданно становится суперзвездой, а затем так же резко теряет популярность: пожилой архитектор встречает самого себя, только на тридцать лет моложе, когда тоже жил в Риме, и переоценивает свой давний мимолетный, но яркий роман с подругой своей невесты, пошловатой актрисулькой-псевдоинтеллектуалкой; молодожены, приехавшие в столицу на медовый месяц, попадают каждый в свою передрягу, муж вынужден выдавать случайную проститутку за жену, а жена, заплутав в поисках салона красоты, соглашается на ухаживания сначала популярного актера, а затем и напавшего на них гангстера; наконец, американка встречает в Риме свою любовь, левака-юриста Микеланджело, и приехавший знакомиться с зятем отец девушки, постановщик опер на пенсии, обнаруживает в отце жениха, гробовых дел мастере и владельце похоронного бюро, необыкновенный вокальный талант, проявляющийся, правда, только когда тот поет под струями душа, раздевшись и намылившись, но заскучавшего в отставке антрепренера это не останавливает и он выводит самородка на сцену как есть, в душевой кабине, петь "Паяцев" Леонкавалло.

Американского пенсионера Вуди Аллен играет сам, и это, как ни странно, самая неожиданная в картине роль. На первый взгляд стопроцентно алленовский персонаж, болтливый занудливый мнительный еврей, однако поскольку жених дочери героя в данном случае левак, да еще итальянский левак, то есть эмоциональный, для контраста своего персонажа Аллен придумал скорее консерватором, точнее, правым либералом по убеждениям и радикалом во всем, что касается творчества (итальянские леваки, напротив, придерживаются реакционного подхода к искусству и особенно к опере) - прежде он одевал действующих лиц "Риголетто" белыми мышами, и "Тоску" помещал в телефонную будку, теперь ставит "Паяцев", соединяя подчеркнуто старомодное оформление с голым певцом в душевой кабине. Диалоги, правда, натужные, претензии на остроумие дохлые, но в целом эта линия смотрится неплохо. Линию архитектора, его молодого "двойника" и их возлюбленной едва спасают актеры - Алек Болдуин (у него в последнее время как будто второе дыхание открылось, а ведь совсем уже вроде обрюзг и опустился), Джесси Айзенберг и Элен Пейдж, но придумана она совсем неинтересно. Чуть позанятнее злоключения молодоженов, но если бы не Пенелопа Круз в образе проститутки (ей это удается блестяще), то осталось бы смеяться над падением парня со стула - прием уже, конечно, сто с лишним лет пользуется успехом, но можно и посвежее что-нибудь изобрести. Роберто Бениньи, в лучших своих образах просто феерический, здесь получился самым бледным и неинтересным, может, потому, что пока Вуди Аллен для самого себя пробует хоть что-то неожиданное, Бениньи играет типичный алленовский образ в итальянском варианте. И развитие этой линии настолько предсказуемо от начала до конца (обыватель-звезда сначала напуган, затем, распробовав прелести звездной жизни, пользуется ими, устает от них, а потеряв, изо всех сил старается вернуть себе атрибуты скоротечной славы), что следить за ней в отсутствии яркой актерской работы просто скучно.

Судя по наплыву публики на ночном сеансе (на предыдущем и вовсе чуть ли не аншлаг набрался) и по ее реакции, мои впечатления не совпадают с общими. Да и я не могу сказать, что фильм меня покоробил или заставил поминутно смотреть на время - на общем репертуарном фоне он смотрится выигрышно. Но это ведь чистой воды эксплуатация - и готовых приемов, и расхожих клише, и ожидаемой зрительской реакции. Творческой, художственной фантазии - минимум, все в лоб, все наповал (но работает, ничего не скажешь). Ну и в какой город Вуди Аллен отправиться дальше? А вот, кстати, мог бы и Москву освоить. Местные евреи голову сломали, как бы исправить имидж православных людоедов в глазах прогрессивной мировой общественности, и в кокошниках на Трафальгарской площади плясали, и гнилые кости неизвестно чьи под видом "святых мощей" в европейское турне отправляли - ничего не помогает, все равно на слуху одни только омоновские побоища, незаконные аресты, фальшивые выборы и всяческое блядство. Им бы Вуди Аллена нанять по примеру испанцев и итальянцев - он, понятно, человек независимых взглядов, не Бондарчук и не Машков какие-нибудь, значит, заплатить ему за участие в агит-кампании придется вдвое (неподкупные интеллектуалы стоят дорого, но отрабатывают честно). Зато какая красота получится - сияющая чистотой, утопающая в цветущих садах Москва, ни пробок, ни гастарбайтеров, ни бомжей, ни драк митингующих с омоновцами, все любят и все веселятся, разнокалиберные звезды Голливуда гуляют по старым живописным улочкам, которых не касалась рука девелопера, и встречают местных артистов в эпизодических ролях (в "Римских приключениях" - на каждом шагу то Орнелла Мути, то еще кто-нибудь, а в Москве можно было бы Михалкова подписать, он же претендует на мировую известность, вот благодаря Вуди Аллену о нем хоть кто-нибудь в мире да и узнал бы), за отдельные деньги можно было б между делом даже вставить, до какого расцвета демократии, свобод и прав человека дожили русские - вот это были б "Вики, Кристина, Москва", или "Полночь в Москве", или "Московские приключения", да все равно, как ни назови, принцип один на все случаи.
маски

«Квартет-а-тет», «Двое на качелях», «In PIVO veritas», "Киев Модерн-балет", хореограф Раду Поклитару

Если поклитаровский "Щелкунчик" мог показаться занятным пусть не хореографией, не качеством танца, так хотя бы концепцией (тоже, впрочем, не особенно оригинальной), то нынешние одноактные балеты - просто черт знает что такое. Особенно первый, "Квартет-а-тет" - как понятно из названия, квартет, две пары, занавесочка двигается туда-сюда, солисты работают то по эту сторону тряпочки, на авансцене, то по другую, и тогда это танцевальный театр теней получается, но это еще ладно, а вот ткань на лицо натягивать и что-то при этом изображать - мало того, что пошлость, так еще и позавчерашняя, уже всеми спародированная и почти забытая, а для Поклитару, значит, самый "модерн" и есть. "Двое на качелях" - дурацкая пантомима, плоско иллюстрирующая сюжет бродвейской мелодрамы Гибсона: на сцене две убогие кушетки, на заднике два нарисованных компьютером разнокалиберных окна, у нее - полукруглое, чердачное, у него обычное, квадратное, игра с телефонными трубками перерастает в любовную игру, которая заканчивается его бегством с чемоданом - все это крайне невыразительно по хореографии. После всего этого третья одноактовка хотя она и самая продолжительная, минут на сорок, смотрится повеселее, она, по крайней мере, без особых претензий сделана. «In PIVO veritas» - дивертисмент с прологом и эпилогом: гремит гром, зажигается свет и на сцене в замковом погребе за столом бражничает в одиночестве дородный рыцарь в килте, который, помахав мечом, то ли заснул, то ли замечтался - а в его замке уже начинается "кельтская вечеринка", молодежь тоже в старинных юбочках, но в современных майках и модных прическах, пляшет под пиво, при том что песенки на фанере звучат про виски, но танцульки ничего, живенькие, только совсем бессмысленные, да и опять же, хореографически - в лучшем случае эстрада, не самого высшего качества.
маски

"Без мужчин" реж. Алиса Хмельницкая, Резо Гигинеишвили в "Закрытом показе"

В одном Гигинеишвили не слукавил - картина действительно так криво прошла в прокате, что я ее там в свое время не успел выловить, и редкий случай ("редкий случай" - формулировка, постоянно звучавшая при обсуждении в студии), когда я впервые смотрел кино именно в "Закрытом показе", и больше меня интересовал фильм, а не дискуссия вокруг него. Но в остальном все сказанное гостями и особенно членами съемочной группы к сути дела отношения не имеет, начиная с того, что "Без мужчин" - кино "зрительское". Может, для того и позвали "гигиенишвили", чтоб потрафить широкой публике (насколько я понимаю, вдохновительница проекта - его сорежиссер и сопродюсер, а Гигинеишвили подключился на более поздней стадии), а только источником вдохновения создателям картины изначально служило скорее творчество Катрин Брейя, нежели Георгия Данелия.

Авиарейс на Пермь отменен из-за неблагоприятных условий на месте прибытия. В автобусе до отеля подвыпившие горе-пассажиры начинают приставать к молодой девице, и тетка постарше дает им отпор - лупит по башке одного и другого. Женщин это сближает настолько, что они отправляются в путешествие по ночной Москве - и судя по тому, как оно в фильме организовано, сорежиссеры очень давно, а вернее никогда в жизни не пользовались московским общественным наземным транспортом (или это, как и все остальное, по заверения Гигинеишвили, попытка придать происходящему комедийной условности). По ходу выясняется, что молодая выходит замуж и летит в Пермь к жениху, а та, что постарше - разводится и ее после 23 лет брака муж бросил, поэтому ей нужен мужчина. Но поход в эротический клуб заканчивается полным фиаско - стриптизер во время вип-обслуживания признает в клиентке музейного работника, которая когда-то показывала ему мамонта, после чего настроение тетки ухудшается настолько, что она отправляется к безотказному бывшего однокашнику по институту. Молодая всю дорогу переживает за судьбу пострадавших от удара чемоданом, но скоро ей выпадет случай отблагодарить спасительницу - ударить облезлого однокашника, который вознамерился сделать старой приятельнице массаж. Потом еще раз - стукнуть мужа-изменника, который, правда, окажется совсем чужим мужем, случайно попавшимся под руку. Ничего не остается тетке, как в обществе новой подруги метаться от немецкого коллеги-музейщика в стриптиз-клуб, оттуда на работу к дочери, а дальше в поисках беглого мужа на вокзал - она к этому времени уже нагрузилась как следует, а ведь у нее в чемодане пистолеты старинные, раритетная вещь, за ней многие музеи охотились, а досталась вон кому.

Фильм как бы про мужчин и женщин, как бы женский взгляд на мужиков. Взгляд этот по сюжету сводится к позиции красноармейца, поэтически выраженной в стишках Демьяна Бедного: "а с злодеем-кулаком вся беседа - в брюхо толстое штыком мироеда". Что не все так просто, можно уяснить скорее из стилистики фильма - благодаря которой, очевидно, он и не пошел широким экраном в надлежащий срок, а теперь демонстрируется в "Закрытом показе", а не в воскресный прайм-тайм. Медийных друзей, стало быть, "гигиенишвили" собирал понапрасну, пиар-эффекта фильму не добавили ни эпизоды с Петром Федоровым (стриптизер, не забывший экскурсии к мамонту), Антоном Шагиным (милиционер, который просит женщин подтолкнуть служебный уазик, а потом уезжает), Артуром Смольяниновым (бывший жених молодой героини), Михаилом Пореченковым (случайный мужчина в гостиничном номере, которого брошенка ошибкой принимает за неверного мужа) а также участие обеих сестер Михалковой, Анны во второстепенной роли, Надежды - в главной, в дуэте с Верой Воронковой. Несомненно, интрига вышла бы намного напряженнее, окажись на месте Веры Воронковой Анна Михалкова, она же сыгала-таки музейщицу чуть позже в "Кококо" Смирновой, и как сыграла, несравнимо талантливее своей младшей сестры, не говоря уже о Воронковой. Но это еще слава Богу, что Гигинеишвили к моменту съемок "Без мужчин" развелся с Настей Кочетковой и женился на Наде Михалковой - с Кочетковой (если кто такую помнит девушку - "Фабрика звезд-4", а потом "Жаrа") картина приобрела бы совсем иной оттенок, еще менее зрительский и коммерческий, но точно не более артхаусный. Кроме всего прочего, Михалкова намного интереснее смотрится за решетой ментовского "обезьянника", куда героини попадают тоже, чем могла бы смотреться Кочеткова.

По сюжету в какой-то момент у героинь возникает подозрение, что беглый муж одной и жених другой - это один и тот же мужчина, и дело идет к дуэли на раритетных пистолетах, но кто способен досмотреть такую хрень до этой минуты, вряд ли придет в восторг от подобного поворота, а кто пришел бы, давно плюнул и переключил канал, а в кинотеатр просто не пошел бы, тем более, что эта часть аудитории уже видела фильм "Елки" с очень похожим сюжетным мотивом. А единственная линия, которая способна тронуть по-настоящему, связанная с немцем-музейщиком (замечательная работа Александра Сирина), который сравнивает свою коллегу с Каролиной Шлегель, проходит через весь фильм пунктиром, но постоянно рвется и никуда не ведет. Но вообще Гигинеишвили при любом раскладе приличнее Андреасяна, смотреть можно, особенно когда по телевизору показывают с доставкой на дом. Да я и не сомневался, что "Без мужчин" в каком-нибудь виде да покажут. Вот если у Гордона пойдет "Портрет в сумерках" Ангелины Никоновой (а ведь это, в отличие от совместного производства Хмельницкой-Гигинеишвили, и есть настоящий, принципиальный и безжалостный взгляд в том числе и на проблему "мужское-женское" - куда там Катрин Брейя, отдыхает Брейя) - это сильно скорректирует мои представления о возможном и невозможном.