July 2nd, 2012

маски

"Монте-Кристо" в Театре Оперетты, последний спектакль.

Три с половиной года назад смотрел "Монте-Кристо" на премьере:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1224761.html?nc=7#comments

Потом собирался пойти еще, но все же некогда - дошел только на "прощальную гастроль", ну хоть с банкетом, и то приятно. Состав тот же самый в точности, что и в день премьеры. Но Ланская, у которой раз на раз не приходится, пела лучше, остальные - так же хорошо, как и тогда, а после "Шантеклера" в Театре Луны либретто Юлия Кима, в свое время показавшееся мне далеким от совершенства, зазвучало высокой поэзией - надеюсь, тексты "Графа Орлова", уже написанные, как я понял из разговора с Юлием Черсановичем в ожидании запуска на банкет, окажутся по меньшей мере не хуже монтекристовских. А визуально зрелище очень яркое, я снова оценил, как здорово решен эпизод с побегом из замка Иф - брошенное в море и всплывающее тело выглядит в соединии с умело выставленным видео весьма эффектно.

Я думал, что прощальное мероприятие организовано в основном для гостей, и удивился, когда оказалось, что основная масса зрителей - билетная публика, приглашенных вроде меня единицы. Причем именно эта публика тащила немыслимые корзины цветов, тюки с подарками, а отдельные фанатки нарядились в костюмы, полностью повторяющие фасоном костюмы из спектакля - правда, других размеров: в каждое из платьев фанаток могло бы поместиться три Ланских. Она тоже будет участвовать в "Графе Орлове", как и большинство остальных, и еще Теона Дольниова, которая мне очень симпатична. Жалко, для Андрюши Александрина роли в "Орлове" не нашлось. Потом, на служебном входе, видели тучу поклонников с недоврученными букетами (не все желающие смогли по окончании представления пробиться к сцене) - если проект настолько успешным оказался, можно было и еще поиграть, что закрывать-то раньше времени. Однако уже и новый на подходе.
маски

Мария Голубкина в проекте "Послушайте"

Далеко не все выпуски проекта видел в телеверсии - их регулярно показывает "Культура", которая до того долго и мучительно рекламировала моноспектакли на сцене Дома музыки, и далеко не все, что видел, мне понравилось: Авангард Леонтьев неплохо прочитал "Тамбовскую казначейшу" Лермонтова, но информационные вставки о тексте испортили половину впечатления, а Евгений Князев подошел к поэзии 20-го века с точки зрения декламаторов века 19-го, получилось неорганично и неубедительно, да и сам выбор текстов, в основном самых хрестоматийных, лично меня не порадовал. В сравнении с остальными, да и без сравнения тоже, Голубкина - просто супер, я не ожидал. Никогда она не казалась мне великой актрисой, на кинокэране смотрелась бледно, на сцене сначала Сатиры, потом Пушкинского - и того слабее, да и немного играла. Но ее композиция по Бунину (не знаю, сама ли она выступила режиссером и либреттистом спектакля, озаглавленного "Голос", или помогали ей), составленная из фрагментов нескольких новелл "Темных аллей", отрывков "Окаянных дней", стихов и коротких цитат из "Травы забвения" Катаева и мемуаров Муромцевой-Буниной, с фортепианными "интермедиями" из Рахманинова в исполнении Гиндина - поразительное дело. Проза Бунина, и особенно Бунина - стилистически стерильная, а Голубкина, читающая ее навзрыд, своими "бабскими" всхлипами растопила кристалл текста, что удавалось в театре до сих пор разве что Крымову, да и то совсем другие, несравнимо более радикальными средствами - у Голубкиной же, помимо интонаций, в распоряжении только музыкальное сопровождение. Рахманинов, мой самый нелюбимый композитор, на Бунина в такой интерпретации ложится абсолютно органично - "Элегия", инструментованный "Вокализ", музыкальные моменты, прелюдия соль минор под конец (сыгранная, кстати, необыкновенно - без ресторанного "блеска", но с резкими акцентами, ферматами, контрастными темпами). Последние строки, которые произносит актриса - стихотворение "Есть некий свет, что тьма не сокрушит". Из "Темных аллей" взяты "Чистый понедельник" и "Холодная осень", не целиком, разумеется, но очень точно взятыми фрагментами, работающими на главную мысль спектакля (а "Голос" Голубкиной - драматургически полноценный спектакль), идущую, впрочем, от самого Бунина: в жизни очень мало радости, но эти редкие мгновения все же делают ее не вполне бессмысленной. Может, на меня еще и потому так сильно подействовало, что именно эти два рассказа у меня постоянно на памяти: "Чистый понедельник" отчего-то (не было ну никакого внешнего, практического повода) очень лично воспринимала моя первая любовь, а "Холодная осень" цепляла меня самого, я постоянно к ней возвращался, при том что "Темные аллеи" в целом я воспринимаю с трудом и только сравнительно недавно, в связи с "Катей, Соней..." и "В Париже" Крымова заново, и то отчасти, их для себя открыл. "Холодная осень", а даже не "Чистый понедельник", кажется мне ключом к "Темным аллеям", и она же связывает композицию "Голоса", составленную из прозы, стихов, дневников, мемуаров и музыки, основным для спектакля мотивом: памяти о том, что невозможно ни вернуть, ни повторить.