June 19th, 2012

маски

"Папаши без вредных привычек" реж. Кристиан Клавье

А ничего кино - дурацкое, но заебов гораздо меньше, чем я ожидал, а комедийные моменты - смешнее, чем можно было рассчитывать. У меня было опасение, что коль скоро завязка сюжета отталкивается от желания лесбийской пары усыновить тайскую девочку, будет много загонов по части политкорректности, а при всем том, что нынче "пропаганда гомосексуализма" для православных фашистов и вообще для русских свиней главный раздражитель, то всякое лыко в строку, но как раз насчет "либеральных ценностей" все спокойно, дергаться стоит скорее уж не православным, а правозащитникам, потому что как ни накручивал Клавье, сам по себе очень смешной, на интригу шуточек, штучек, трюков и забавных (правда, не всегда) ситуаций, а сюжет разработать полноценно не сумел, и не потому, что не хватило таланта, просто в предложенных условиях задача решения не имеет.

Адвокатша Алекс с сожительницей Ким мечтают о приемыше-тайке и уже присмотрели подходящую сиротку, дедуля которой отдал концы на глазах у Ким (она работает звукооператором и снимала в Таиланде репортаж), но для этого по новым правилам усыновители должны быть официально зарегистрированной парой. Бывший муж Алекс (а она успела и замужем побывать) отказывается, его новая жена беременна двойней, тогда к делу приходится подключать ее брата-раздолбая, помешанного на машинках разорившегося владельца автосалона - само собой, его привлекают только сестрины деньги, потому что помимо автомобилей его интересует разве что придурковатая и буйная мамаша-маразматичка. Я, правда, не понял, почему, коль скоро поводом для привлечения брата становится одна на двоих с сестрой фамилия, мужа и жену изображают для бестолковых тайцев не они, а сестрина сожительница-буч, но это ладно. Липовый муженек, как водится, оказывается полным идиотом, и приключения французов в Тайланде, их общение с фауной живой и свежеприготовленной в тайских ресторанах становится самым забавным в фильме.
Мужа-брата играет сам Кристиан Клавье, а опекающего тайскую сиротку французского доктора, живущего в Таиланде и безутешного пять лет после смерти жены, которую сам случайно убил мячиком на ее собственной песенной презентации (ну такой юмор - но в фильме веселее, чем в пересказе) - Жан Рено, от которого я некоторое время отдохнул и пока что он меня, как и в "Шефе", не раздражает. Другое дело, что доктор - персонаж сложный, самый противоречивый в фильме. Есть эпизод, когда он набрасывается с кулаками на гей-пару в ресторане. Ким в ужасе: "Вы гомофоб?" - он говорит, что нет, но что против проституции. Естественно, когда нелепый братец попадает в тюрьму, сестра-адвокат приезжает его вызволять и доктор сразу в нее влюбляется, настолько, что следует за ней в Париж через три месяца и интрига, уж было разрешившаяся, по инерции продолжает раскручиваться, но уже вхолостую. Если доктор, пусть даже он типа не "гомофоб", поймет, что женщина, ради которой он забыл убитую жену - лесбиянка и живет с мясистой теткой, которая его к тому же грубо обманула вместе с братцем своей партнерши - то как он может отреагировать? Вся логика развития событий говорит о том, что примириться с этим фактом он не мог бы, и режиссер, надо отдать ему должное, это понимает. Но развести лесбиянок и поженить разведенку с врачом он не может тоже - это вывернуло бы наизнанку всю правозащитную концепцию на радость православным и любым другим фашистам. Поэтому в кульминационный момент режиссер говорит: "стоп" - и пускает семейный фотоальбом на заключительных титрах. Последний снимок в этом альбоме, если досмотреть титры до конца - лесбиянки целуются на глазах у врача, но что это значит, в каком качестве они перед ним это делают и тем более как он реагирует, понять невозможно и уже как будто бы неважно. Хотя на самом деле это и есть момент истины, принципиальный, в сущности, для уяснения концепции проекта момент.

Я весь фильм пытался оставлять в стороне мое собственное отношение к лесбиянкам (а оно, в отличие от православных гнид, которые либо сами лесбиянки или, как Кирилл, педофилы всея руси, либо в глаза живых лесбиянок не видели, у меня выстрадано всем моим печальным личным опытом), пытался сосредоточиться на откровенно комических и по-настоящему смешных эпизодах (как европейцы знакомятся с восточной кухней, с восточным бытом - едят огромных улиток и окунаются голой жопой в бочку с кипятком) но и подходя к делу объективно - как ни крути, начав "за здравие" однополых союзов, Клавье кончает "за упокой", поскольку вся история построена на том, что лесбиянки врут, крутят динамо и вообще они довольно специфические, а вовсе не самые обычные бабы, и если радоваться тут нечему, кино в большей степени льет воду на мельницу православных и других фашистов, чем содействуют "просвещению консервативной публики", которая к тому же и не спешит просвещаться. Режиссер не от хорошей жизни, а вынужденно приводит своих персонажей к тому, что ложная ситуация, основанная на вранье, лицемерии и подлоге, не разрешается в ту или иную сторону, но консервируется с усугублением: врач принимает решение переехать в Париж и считает себя частью "семьи", в которой, помимо пары лесбиянок и маленькой азиатки, уже есть один неженатый мужчина-натурал (то есть брат одной из "мам"). Итого: две лесбиянки, два натурала и девочка - требуется слишком большой запас толерантности, чтоб и такую конфигурацию признать нормальной семьей, способной растить ребенка. Я уж не говорю про то, что тащить всякую косоглазую дрянь из Азии в Европу любыми методами - это и само по себе не очень хорошо.

Зато для Таиланда "Папаши..." - неплохая, пусть и несколько внутренне противоречивая реклама. Плохо скрытой рекламы в фильме немало, начиная с совершенно неуместных славословий в адрес авиакомпании, услугами которой пользуются фальшивые "родители", но в целом получается, что Таиланд, за исключением тюрем, куда лучше не попадаться (но хорошему европейскому адвокату часа достаточно, чтобы вытащить оттуда, даже если повесили обвинение в нападении на инвалида, как герою Клавье - его там проститутка ограбила), просто райский уголок: и природа, и погода, и еда, и дети на выбор - хочешь усыновляй, а хочешь прямо так, сразу.