April 14th, 2012

маски

"Заклинательница акул" реж. Джон Стокуэлл

Много я видел фильмов бессмысленных, дурацких, но тут я просто остался в недоумении: в начале и в конце звучит монолог героини о том, какие акулы умные животные, нет рыб интереснее и красивее акул, но как в прологе акула слопала несколько человек, так и в финале происходит то же самое - вот и понимай как хочешь. А впрочем, что тут понимать: кой черт понес их на эту галеру? Ну ладно героиня Халли Берри, та самая "заклинательница", специалистка и фанатка, любительница плавать с акулами без защитной клетки, но зачем это надо было пожилому богачу, да еще до такой степени, чтобы не пожалеть ста тысяч евро? Правда, у буржуя есть сын, живущий в Кейптауне с матерью, а сам папаша якобы умирает от рака, хотя держиться бодрячком, всем хамит и требует, чтоб за его богатство все ему в ноги кланялись, то есть ведет себя как козел. Прогулка к акулам для клиента будто бы возможность с сыном время провести, но зачем же нырять, если можно спокойно фотографировать с борта? Да не просто нырять, а без всякой защиты, когда инструктор говорит, что нельзя, опасно? Сын-то, кстати, не горит желанием бросаться акуле в пасть - и ему от отца тоже достается. При этом отношения отца с сыном еще как-то разработаны и за ними, безотносительно подводных эпизодов (в которых невозможно разглядеть, где акулы, где люди, где водоросли), следить интересно, а вот драма инструкторши с ейным мужиком (потасканный Оливье Мартинес) подается без начала и без конца: ушел, вернулся, обиделась, простила... - но это все не очень интересно, а если что интересно, так это с каким феерическим упорством создатели фильма устами своих героев пытаются убедить, что акулы-людоеды - замечательные существа, а если кусают человеков - так человеки сами виноваты.

Нет, ну в принципе, конечно виноваты, с акулы-то какой спрос, а человек должен понимать: не зная броду, не суйся в воду. Вот и когда Иран ударит по Израилю, виноваты будут израильтяне, потому что не упредили удар, и когда русские снова захватят Украину, украинцы будут виноваты, что снова просрали вою самостийность, и спокойное наблюдение за пусками корейских ракет, и за строительством мечетей посреди европейских городов, заклинания типа "ну они же такие, как мы, тоже люди" - все это вина не тех, кто запускает и строит, как не вина акул, что у них зубы большие и мясо человеческое им по вкусу, так уж природа распорядилась. Но людям же разум для чего-то дан - а можно ли считать разумным человека, который не с голодухи и не спасаясь от худшей опасности, а забавы ради к акулам лезет? Ничего кроме как того, чтобы ему голову откусили, такой человек не заслуживает. Вот и не жалко никого в фильме ни из тех, что в прологе на корм рыбам пошли, ни под конец. Да и скормили-то авторы, кого не жалко: козла-буржуя смертельно больного да старпома одинокого никчемного, а остальные, усталые, но очень довольные, к берегу прибились. А акулы-то - да, акулы, наверное, молодцы, своего не упустят.
маски

"Мачо и ботан" реж. Фил Лорд, Крис Миллер

Только из рецензии "Афиши", на удивление толковой от начала до конца (не в пример отзыву того же автора на "Play" Остлунда), я среди прочего узнал, что "Мачо и ботан", как называется этот опус в русскоязычном прокате, создан по мотивам старого американского телесериала с Джонни Деппом в главной роли:

http://www.afisha.ru/movie/209023/review/420487/

Важно для меня это было потому, что в фильме есть эпизод, где герои Татума и Хилла, внедренные как агенты под прикрытием в школу, где торгуют наркотой, сталкиваются со старшими товарищами, и один из них - наркоторговцы жестоко убивают его в перестрелке, и это один из самых смешных, откровенно пародийных моментов картины и в целом достаточно остроумной - показался мне удивительно похожим на Джонни Деппа. Я и теперь не уверен, Депп ли то был или его двойник, но важно не это, а то, что ассоциация неслучайна, тут отсыл к первоисточнику, лично мне, увы, совершенно неизвестному. Однако и вне контекста "Мачо и ботан" смотрятся отлично.

Два урода, Ченинг Татум и Джона Хилл (Джона Хилл хотя бы талантливый, но Татум, такой жуткий в романтическом амплуа, оказался неплохим комиком), играют бывших одноклассником. Один из них в школе слыл звездой и красавцем (конечно, Татум, хотя вот убей не пойму, что же в нем можно найти), другой - увальнем и задротом. Но выпускного лишили обоих - ботану отказала девушка, а мачо не допустила до праздника директора школы. Спустя семь лет оба после полицейской академии оказываются напарниками, неудачно производят первый арест и новое место их службы - секретное подразделение, откуда их внедряют в школу под видом учеников. Переростки сталкиваются с ситуацией, к которой по опыту собственной школьной юности не готовы - что и оказывается самым любопытным в фильме, поскольку за семь лет многое изменилось. Когда-то сводивший девушек с ума длинноволосый Чатум (в парике он особенно жуткий), случайно перепутав анкеты с напарником, вынужден якшаться с ботаниками, в смысле - с юными химиками; а толстяк Хилл метит в спортсмены, актеры и просто красавцы, получая (не в последнюю очередь благодаря воздействию наркотика, с которым призван бороться) роль Питера Пэна в школьном спектакле и сердце своей партнерши, исполнительницы Венди. Не знаю, насколько в действительности так, но в теории теперь среди американских школьников модно быть толерантным в вопросах пола и расы, быть вегетарианцем и бороться за спасение окружающей среды. Приторному красавчику, толерантному вегетарианцу-гринписовцу, поступившему экстерном в Беркли, все эти достоинства не мешают, однако, стать наркодилером.

Сюжет о том, как два придурка-переростка спустя семь лет, попутно раскрывая сеть наркоторговли (поставщиком, если че, оказался хамоватый физрук), отыгрались за свою школьную юность, особенно ботан, который в новых условиях оказался, что называется, "в тренде", вполне укладывается в формат и канон школьной комедии: вечеринки, интриги, вопрос кто с кем пойдет на выпускной - а то, что в эту структуру вписана еще и криминальная линия, которая, к сожалению, под конец подавляет и вытесняет культурологический план в подтекст, не так уж важно и картину не сильно портит. Мне, честно говоря, все равно было, кто окажется поставщиком нового популярного наркотика, и даже судьба приторного красавчика-дилера волновала не слишком (при том что этот образ заслуживал более подробной проработки), а захватила меня по-настоящему, помимо загадочного явления "призрака" Джонни Деппа, мысль о том, как быстро проходит время, как неотвратимо сменяются поколения и как трудно, то есть попросту невозможно, вернуться в прошлое - поскольку возвращаться-то и некуда, чего было - того уж нет, а что есть - все другое, новое.
маски

"Дом ветра" в "Закрытом показе"

При всех возможных претензиях к фильму Вячеслава Златопольского я уже в своем спонтанном отзыве сразу после просмотра на фестивале "Окно в Европу" заметил, что осуждать это кино из эстетических соображений - последнее и неблагодарное дело:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2071163.html?mode=reply#add_comment

Так что меня изумил сам факт, что "Дом ветра", телепремьера которого вполне уместна была бы в формате "фильма выходного дня", вдруг оказался предметом дискуссии в студии "Закрытого показа". И еще удивительнее, что дискуссия, безусловно, несовершенного, но совершенно невинного и уж во всяком случае не позорного фильма (9 из 10 фильмов в "Закрытом показе" куда более уродливы и убоги, не исключая и беспомощных "Огней Гордона"), приняла характер склоки, каковой не случалось, пожалуй, и незабываемом шоу "Окна". Вспомнить об "Окнах" пришлось еще и потому, что Гордон сотоварищи не просто хамил режиссеру, называя его дураком, пророча ему бесславный конец в профессии и полное забвение - я сам не страдаю избытком такта и считаю, что от души можно говорить, что угодно и в любой форме (хотя "Я жопой чувствую, что он тупой" - для высказывания ведущего о режиссере в любом случае перебор; впрочем, "жопа" и "говно" стали самыми ходовыми характеристиками в данной беседе) - но именно что разыгрывал гнев, его агрессия выглядела настолько фальшивой, неубедительной, что возникал вопрос: зачем Гордону нужно вот так натужно, вымучивая из себя злобу, нападать на Златопольского?

Вячеслав со мной познакомился в Выборге на фестивале, где я увидел его фильм - говорю, что он познакомился со мной, а не я с ним, потому что я не представлял, как выглядит режиссер "Дома ветра", пока он со мной не заговорил, прочитав к тому моменту отзыв о фильме в моем дневнике и каким-то образом идентифицировав во мне автора (наверное, просто кто-то пальцем на меня указал). После моего дежурного вопроса "а не родственник ли вы часом того самого товарища (Милосердова) Златопольского?" (естественно, подтвердилось, что нет, иначе бы режиссерский дебют состоялся раньше и, должно быть все-таки с другим сценарием), мы пообщались, и при некотором несходстве во взглядах на жизнь и на искусство (камнем преткновения, что характерно, стал не "Дом ветра", а другое кино из той же фестивальной программы, "4 дня в мае", которое мне очень понравилось, а Златопольский, как всякий истинно русский патриот, посчитал его антиисторическим и русофобским), пообщались вполне мирно, он пригласил меня на московскую премьеру фильма, но когда подошел срок, обо мне, конечно, не вспомнил - да и я вряд ли бы пошел смотреть "Доме ветра" в кино еще раз. Я и в "Закрытом показе" не пересматривал картину целиком, переключался на "Кто там?" Верника, еще на что-то, но обсуждению уделил максимум внимания. И как удивился появлению этого фильма в этой программе, так ни на минуту и не переставал удивляться на протяжении всего шоу.

Главный вопрос, который возникал всякий раз, как кто-нибудь в этой студии открывал рот: а судьи кто? В стане противников "Дома ветра" обнаружились Андрей Кравчук и Ярослав Чеважевский, очевидно, как специалисты по теме бесхозных детей: один до того, как получил заказ на пропагандистского "Адмирала", снял пошлейшего "Итальянца" про мальчика-сироту, который не хочет ехать в нормальную страну, чтобы жить там по-человечески, а предпочитает заживо гнить на любимой родине; второй, создав шедевральный (кроме шуток) сериал рекламных роликов про отвратный сок, дебютировал в формате полного метра "Кукой", дичайшей хренью про девочку-сиротку, живущую с трупом бабушки - оба почему-то теперь считаются экспертами в области "доброго кино" и с ученым видом знатоков громогласно, Чеважевский так просто истерично, нападают на Златопольского. Но и с противоположной стороны сидели знатоки примерно того же пошиба - Егор Кончаловский, Сергей Гинзбург, ну а на месте Аллы Суриковой после "Человека с бульвара капуцинок" я бы вообще помолчал, даже будучи педагогом "виновника торжества". Актеры в студии подобрались подстать режиссерам: в числе поклонников фильма - Евгений Герасимов (он обмолвился, что сыграл в следующем фильме Златопольского... ну даже не знаю, чего от этого можно ждать), в числе противников - Елена Драпеко и Сергей Белоголовцев, ну Белоголовцев хотя бы в "О.С.П.-студии" некогда преуспевал, а Драпеко и Герасимов стоят друг друга, к тому же оба депутаты и за народ горло порвать готовы если не себе, так окружающим. Для полного комплекта в студию позвали Елену Твердохлеб - я точно не знаю, кто она такая, представляют ее журналисткой, но если ее привлекают к участию в обсуждени - значит, это "ж-ж-ж" неспроста, и тут она себя проявила во всей красе, поставив вопрос ребром: "Давно ли вы в церкви были? Креста на вас нет!" Чеважевский с Ратгаузом признали, что-таки нет на них креста, Гинзбург с Гордоном предпочли отмолчаться, режиссер Златопольский со сценаристом Тиммом в этом смысле оказались с ними солидарны.

Даже безотносительно к качеству "Дома ветра" слушать суждения "экспертов" чудно было. "Уровень нашего кино крайне низок" - констатировал Сергей Гинзбург; "я ничего постыднее в этой программе не видел" - бесновался Гордон; Чеважевский, ничтоже сумняшеся называя себя "профессиональным режиссером" и уже по этому признаку противопоставляя себя Златопольскому, сказал, что "Дом ветра" - пример, как не надо снимать кино. Пример, как надо - очевидно, "Кука", "На море" и особенно "Счастливый конец" - хотелось сказать Чеважевскому: а ты налей и отойди. Уровень российского кино, стало быть, предстоит поднимать Гинзбургу с Гордоном, ну и Егор Кончаловский постарается помочь по мере возможностей. Да, еще же Вадим Демчог принял посильное участие в дискуссии - этому равных в студии вообще не было, не считая Елены Твердохлеб, вот уж где величайшее шоу на земле. Надо, однако, отдать должное Демчогу - именно он на самое яркое высказывание Гордона о Златопольском "я жопой чувствую, что он тупой" нашел самое яркое из возможных возражений: "Она у вас, значит, слишком умная, на оба полушария".

Все это безобразие, увы, не отменяет объективных недостатков картины. Златопольский уверяет, что знает о них - но у меня сложилось ощущение, что знает он не все и не самое главное. Недоработки по части формы, и прежде всего драматургической, а потом уже изобразительной - отдельная тема. Намного серьезнее просчет не узко-художественный, формальный, но метафизический, философский. Режиссер вслед за сценаристом указывает, что единственный для героев выход - это выход из этого мира в иной. Но в том и проблема - Златопольский может не понимать, не догадываться, не допускать такой мысли и даже не думать об этом, но для русских, не имеющих души, нет и такого выхода, для них все уже в этой жизни заканчивается без намека на продолжение. Именно это я имел в виду, когда писал в своем первом отзыве на "Дом ветра" и потом говорил режиссеру при личной встрече, что для разработки этого мотива на должном уровне надо быть Кесьлевским. Я не уровень мастерства имел в виду, совсем нет. Дебютанта Златопольского трудно назвать пока что великим мастером, но споры о его предполагаемом непрофессионализме, да еще между Чеважевским и Гинзбургом, модерируемые Гордоном, не стоят выеденного яйца. Но при отношении к бессмертию души как к метафоре этического порядка "Дом ветра" воспринимается в точности так, как описывали его оппоненты во главе с ведущим, независимо от мастерства режиссера, если уж на то пошло. А с другой стороны, сводить разговор до уровня, на ком из собравшихся обсудить картину образованных евреев крест есть, а на ком нет, и кто из них чаще ходит в церковь, а кто ограничивается посещением детских хосписов - это более чем смешно, это непристойно.

А вот в следующем выпуске "Закрытого показа", в ближайшую уже пятницу, планируется показывать и обсуждать "Райских птиц" Романа Балаяна. И это кино, выражаясь отныне принятым, как я понимаю, в студии у Гордона "высоким штилем" - такой невъебенный пиздец (оно к тому же совсем неновое и странно, что до него только теперь руки дошли), что и Златопольский, и Гинзбург, и Кончаловский спокойно могут выйти покурить - Роман Гургенович, породивший "Полеты во сне и наяву", состряпал несколько лет назад что-то среднее между сиквелом и римейком своего самого известного фильма:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1215541.html

И все же опыт и интуиция подсказывают мне, что "Райских птиц" будут обсасывать со всех сторон, искать в них и правду жизни, и метафору, и аллегорию. И разве что Гордон позволит себе после третьей рекламы прежде, чем дать слово живому классику, насупившись спросить: "Про что кино-то?"
маски

"Господа Бронко" реж. Джаред Хесс, 2009

Поначалу смотрел только Майкла Ангарано, да и к нему я отношусь без фанатизма, просто симпатичный мне типаж, близкий к трогательным персонажам Майкла Сера и Жан-Батиста Монье, только Ангарано более ординарный, и этот фильм 2009 года - его по сути первая главная роль. Потом мне стало интересно, и хотя я так и не опознал Сэма Рокуэлла в гриме, а Майкл Ангарано выдающимся актером здесь себя не проявил, и фильм в целом сделан на уровне полулюбительском, мне он показался заслуживающим внимания.

Бенджамен - подросток, воспитанный небогатой матерью-одиночкой, разрабатывающей модели ночных сорочек (Дженифер Кулидж, более известная как мама Стифлера из "Американского пирога", тут отрабатывает амплуа эксцентричной мамаши, любящей, но с большим приветом), пробует свои силы в литературе, сочиняя фантастические романы. Оказавшись в летнем лагере для начинающих писателей, он в числе прочих участниов семинара отдает рукопись романа "Повелитель дрожжей" своему кумиру, также дебютировавшему в пятнадцатилетнем возрасте фантасту Шевалье, а тот, находясь в глубоком творческом кризисе, присваивает идею и текст, лишь меняя имена главных героев. Помимо писателя-кумира, героя обманывают и друзья - приятельница с полудурочным горе-режиссером и продюсером Лонни как бы покупают право на экранизацию романа Бенджамена за чек на 500 долларов и его согласие сняться в полупорнографической хрени Лонни, хотя чек выписан на следующий год и только тогда можно будет узнать, не фальшивый ли он, а в переписанном сценарии парень едва узнает придуманный им сюжет. Помимо чокнутой мамаши и режиссера с улыбкой гуиплена, на голову Бенджамену сваливается приглашенный мамой "ангел-хранитель" в лице великовозрастного дебила.

Как ни странно, из нагромождения несмешной чепухи получается нескладный, но довольно трогательный фильм о взрослении, что я так люблю. Испытав обман, предательство и разочарование, Бенджамен все же выходит из всех передряг живым и закаленным, а благодаря матери, не верившей в его писательский талант, но на всякий случай регистрировавшей авторские права на тексты сына, ему еще и удается одолеть профессионала-плагиатора. Для роли наивного, но постепенно, набивая шишки, мужающего мальчика типаж Ангарано подходит очень точно. Режиссер Хесс до этого снял "Наполеон динамит" (его с недавних пор крутят по ТВ1000), подростковая тематика ему, очевидно, близка, хотя новых форматов для нее он не изобретает, пользуется готовыми. В "Господах Бронко" бытовые эпизоды (хотя в них много комедийной эксцентрики, гротеска и абсурда, чего стоят только стрелы, смазанные смесью яда и эксрементов, которыми "ангел-хранитель" учит героя побеждать врагов, что пригодилось Бенджамену, когда понадобилось защитить мать от домогательств потенциального партнера по бельевому бизнесу) перемежаются с эпизодами как заведомо дурацких фильмов "улыбчивого" Лонни с участием Бенджамена и его приятельницы, так и воображаемыми картинами из его романа "Повелители дрожжей", и как раз там в фантастическом гриме сказочного персонажа появляется неопознанный Сэм Рокуэлл.