March 8th, 2012

маски

кам он энд дэнс

Если не ошибаюсь, первой вслух идею отправить "Бурановских бабушек" на "Евровидение" высказала Яна Чурикова, и случилось это довольно давно, но очевидно, что от Первого канала бабки не поехали бы никогда, а канал "Россия", который и всего-то третий раз транслирует "Евровидение", при всей его, казалось бы, отсталости, отправляет на международный поп-конкурс вечно кого-нибудь эдакого. Как подсчитывались голоса и подводились итоги этого так называемого "открытого голосования", не смогли бы объяснить, наверное, ни ведущие, ни члены жюри, ни организаторы - но факт, что отборочный тур проходил в прямом эфире, и претенденты предлагались на любой вкус.

Понятно, что реальная борьба развернулась между дуэтом Билан-Волкова и "Бурановскими бабушками", а остальные воспользовались случаем лишний раз попиариться, но уж что касается этих двух номинантов - не в пример разным другим "честным выборам", тут лично я бы не дал голову на отсечение, что итоги предсказуемы и заранее предрешены. Хотя за Билана и Волкову говорил только их пригламуренный на провинциальный манер имидж и опыт участия в конкурсе (хотя что касается Волковой - никогда не забуду, как "Тату" в Риге, а для меня это было первое Евровидение, безобразно себя вели и, в общем, просрали свою практически неизбежную победу, уступив первое место - кому! - турчанке), а за бабок - и псевдоэтническая имиджевая фишка (уж не знаю, в самом ли деле из Удмуртии они или на Остоженке в английскую спецшколу ходили - но чем черт не шутит, почему бы и не из Удмуртии... лапти на них, во всяком случае, сидят как влитые), с одной стороны, и, с другой, действительно заводная песенка, по всем, между прочим, стандартам Евровидения слепленная: медленный невнятный зачин и куплеты с коротким забойным рефреном на мелодию в духе итальянской эстрады 70-х, построенным на многократном повторении одной и той же фразы, музыкальной и текстовой, для лучшего запоминания с первого раза, и кроме всего прочего, babushka - одно из немногих слов русскоязычного лексикона, легко опознаваемых в мире (из ряда "водка", "матрешка", "балалайка").

Правда, такие песни становятся шлягерами на час, даже если побеждают на Евровидении, недолго звучат из мобильников в качестве рингтонов, а спустя пару лет уже и не вспоминаются. Но коль скоро расчет делается на хороший однократный результат, а не на долгосрочную перспективу - то выбор, безусловно, правильный. То есть он может вызывать вопросы - но на эти вопросы нетрудно найти ответы, они лежат на поверхности. Лично мне, допустим, куда больше по душе пришлась песня, участвовавшая в отборе под номером 2 в исполнении доселе неведомой артистки Ксеноны - псевдоним дурацкий до дебилизма, но не в пример явному евро-хиту от удмуртских babushek, я легко могу представить, что через много-много лет "Close my eyes to see your face" можно будет услышать в туалете ганноверского супермаркета - при надлежащем целенаправленном продвижении, разумеется. Наверное, это старческое у меня, но песня мне так понравилась, что я почти что готов был отправить за нее смс, да вспомнил про "честные выборы" и решил сэкономить, тем более, что я один раз в жизни уже участвовал в смс-голосовании, посылал из Афин сообщение за Тину Кароль (в миру Татьяна Либерман), потратился, а она все равно не победила, хотя уж "show me your love"-то - супер-песенка, остался на память сингл и я его иногда слушаю.

Как я понимаю, Саша Жданов уже вовсю возмущается промежуточной победой бабок, привлекая дополнительных читателей и рекламодателей к своему твиттеру - ну он, ясное дело, за Билана ратовал, а Симояниха моя, должно быть, довольна - она с самого начала болела за "Бурановских бабушек", прискакала из Питера, чтобы присутствовать на отборе непосредственно, завтра припрется в гости и расскажет закулисные подробности, а может заодно растолкует, каким образом баллы начислялсь. Но меня более приятно удивили, на самом деле, не успех "Бурановских бабушек" и не почетный провал Билана-Волковой (чтоб им совсем провалиться, с концами), а общий настрой программы. В ней мало что вызывало жгучее омерзение.

Конечно, Ефросия - вот уж где отстой, бабки в сравнении с ней просто леди гаги. Должно быть, под Евросией следует понимать с ошибками написанную Евразию, благо девица по официальной информации - из-за Урала, но в любом случае расписные рубахи - убожество, а уж деланое оканье и фальшивое яканье в песне о кораллах и "дяльфинах" ("дяльфины" - какой-то диалектологический нонсенс), ну и питерские бородатые горе-рокеры "Рифф экшн фэмили"- те еще уебки. Странное существо - Сардор, узбек приторной внешности (раньше были просто "бачи", а теперь вот на Евровидение хотят), заведомый аутсайдер. Гатишные "Фаринелли боллз" с ненастоящим кастратом (то есть старообразный парень с выбритым черепом и чубчиком, может, и кастрат, но поет не по-настоящему) - жуткое дело. Несколько дерущих глотку барби картину тоже не украсили - но и не сильно испортили: Катя Савельева напомнила Машу Распутину, которую будто отскоблили, а следующая за ней Ольга Маковецкая - ту же Распутину, как если бы ее, наоборот, еще докрасили; певица Павла запомнилась не сама по себе, а балетом из полуголых раскрашеных мальчиков в оранжевых шароварах (но кстати, такое на Евровидении всегда пользуется стабильным спросом); певицы Рене и Мари Карне не запомнились вовсе ничем, несмотря на то, что последняя - мулатка.

Но девочек неплохих оказалась неожиданно много. Помимо Ксеноны (ну кто же ей все-таки придумал такое имечко?), мне понравились и выступавшая первой Лена Максимова (больше, впрочем, понравилась песня, чем девушка), Елена Екимова (а вот тут больше девушка, чем песня - симпатичная девчонка, вроде родилась в Ташкенте, но похожа скорее на украинку или, точнее, на украинскую еврейку, а они по молодости невероятно хороши) и выступавшее под занавес трио "Джет кидс" (ничего особенного, но девчата милы тем, что не похожи на раскрашенных кукол, какие-то они, что называется, "настоящие", при том что песенка - не ахти). А "Сестры Сё", выступавшие 23-ми, в этот самый вечер должны были играть премьеру спектакля-мюзикла на сцене центра Высоцкого, но ради важного случая перенесли ее на несколько дней, и пусть ничего не добились, что неудивительно, но о себе заявили - тоже кабаретный стиль, французский язык, рэп-речитатив, аккордеон - не то чтобы революционный формат (что-то подобное еще Патрисия Каас в 90-е практиковала), а все же свой стиль у девушек имеется, и то немало.

Особый интерес у меня вызывали старые знакомцы. Женя Гор с группой что-то ничем, мягко говоря, не блеснул. Дима Бикбаев со своим "Форпостом" прозвучал лучше, но находка с капюшоном мне не показалась удачной, и русскоязычная песенка (таковых всего нашлось три на двадцать пять) откровенно не претендовала на поездку в Баку, отборочный тур использовался как лишняя возможность показать товар лицом на "внутреннем рынке". Ирсон Кудикова тоже куда-то подалась - уж ей пора бы успокоиться. Я принадлежу к числу немногих (очень немногих), кому довелось спустя несколько месяцев после финала "ФЗ-5" поприсутствовать на сольном концерте Кудиковой а КЗ "Мир" - более ущербного поп-мероприятия я навскидку не вспомню, но поди ж ты - снова с сакофоном во рту по давнишней привычке и с еще одним моим давним приятелем Майком Мироненко за белым роялем (ни он ли ей песенку смастерил? давно не общаемся, а то спросил бы). Чинконг и Карина (которая теперь не Кокс и не "сливка") - ну совсем мимо денег. Марк Тишман, над которым так зло, не вполне справедливо, но очень смешно подшутили недавно в "Большой разнице" ("А почему так много Тишмана?"-"Очень сильно не понравился"), показал полулюбительское ретро-кабаре, не лишенное своеобразного обаяния, но морально устаревшее. В том же духе, между прочим, но поживее выступили под 4-м номером неведомые мне "The ups", но у тех, по крайней мере, обнаруживались претензии на транс-языковые игры типа "кис-кис-кисс ми", а у Тишмана - совсем кондовая, забубенная хреновина. Эд Шульжевский оказался в самом хвосте с третьесортной ресторанной диско-песней - когда-то давно, когда он еще представлялся Эдуардом, мы с ним познакомились на презентации одного фильма, мне он показался многообещающим молодым артистом, он и по сей день остается многообещающим, но все менее и менее молодым, хотя его номер - ни в коем случае не позорный, просто чересчур вторичный. Позор - это Тимати с Аидой, к Тимати за столько лет я так и не привык, Аида возникла недавно, я ее впервые увидел на "Песне года" - стало быть, нетрудно догадаться, откуда взялась, но позиционируется как выпускница Венской консерватории (собственно, этим и позорится - независимо от того, придумали ей про консерваторию или она взаправду там поучилась). Полина Смолова тоже зачем-то снова возникла - в Афинах, где Смолова представляла Беларусь, ее засмеяли: не расслышали, не разобрали в англоязычной песне ничего, кроме припева "мам, мам!", и вечеринка белорусская там была жуткая, не то что позднее в Москве у Елфимова (я до сих пор еще всю зубровку оттуда не допил!), и опять двадцать пять - нисколько не выросла как артистка за прошедшие годы, никаких уроков не усвоила.

И тем не менее как сборный эстрадный концерт отборочный тур Евровидения, на мой взгляд, удался сверх всяких ожиданий. В ситуации, когда с одной площадки на другую толпами перебегают персонажи из давно сформированной обоймы (особенно бывает смешно, когда солидные "сборники" проходят одновременно, как "Золотой граммофон" и "Песня года" в позапрошлом году - "звезды" мотались между "Олимпийским" и "Кремлем", ехали друг дружке навстречу и передавали приветы), сразу столько свежих и относительно незнакомых физиономий, пусть зачаустую неказистых - отличная возможность им себя показать, а нам на них посмотреть, не все же на Киркорова (без него и тут не обошлось, но молодой суррогатный отец на сей раз тихо сидел в жюри и ни одной ноты не проронил), на некоторых - не без удовольствия. Мне в самом деле очень нравится песня, не хочу лишний раз повторять уродский псевдоним исполнительницы, "Close my eyes to see your face". И девчонка ничего себе, жалко, если она никак впоследствии не проявится.
Collapse )
маски

Скотт Хендрикс в КЗЧ, "Новая Россия", дир. Мэттью Уиллис

До чего же приятно прийти, как белые люди ходят, в концертный зал, на почти законных основаниях занять места в партере без всякой нервотрепки, и вот уже не так важно, что "Новая Россия" - это пародия на оркестр, а британский дирижер Мэттью Уиллись больше смахивает на риэлтора-практиканта, случайно оказавшегося за пультом, да и сам баритон родом из Техаса то ли от природы обладает голосом недостаточно ярким и глубоким, то ли находится не в лучшей вокальной форме. Скотт Хендрикс ничуть не похож на свои портреты в буклетах и на сайтах, там он - если не красавец, но очень благообразный мущщинка, а на самом деле - потасканный, алкоголического вида плешивый увалень, а все-таки впечатление он производит куда более приятное, чем Эрвин Шротт с его непотребными, прощу прощения за невольный каламбур, клоунскими репризами. У Хендрикса есть чувство меры, может быть даже избыточное - но лучше излишняя сдержанность, чем ее отсутствие. Программа тоже на мой вкус не выдающаяся, но и не разлюли попсовая - нормальная. Симфонические номера - в основном заигранные, да еще в дурном исполнении "Новой России", когда что антракт к 3-му действию "Лоэнгрина" Вагнера, что увертюра к "Руслану и Людмиле", что к "Набукко" - все одним цветом выходит. Получше прозвучали танцы из "Алеко" Рахманинова и увертюра к опере "Стиффелио" Верди - но, может, так показалось потому, что последнюю я слышал впервые и мне не с чем сравнивать. Романс Вольфрама из "Тангейзера" Хендрикс спел глуховато, на арии Ирода из "Иродиады" Массне голос чуть окреп, в арии Онегина ("Вы мне писали, не отпирайтесь...") певцу не хватало эмоций, вообще открытую эмоциональность он себе позволил только в арии Шарля Жерара из "Андре Шенье" Джордано и во втором отделении в монологе Форда из "Фальстафа", хотя и при этом необязательно было слюной исходить. Сцена смерти Родриго из "Дон Карлоса" мне показалась самым неудачным вокальным номером концерта, а речитатив и ария Елецкого из "Пиковой дамы" Хендрикс исполнил скорее в романсовой манере, что тоже на пользу не пошло. Единственный бис - опять Чайковский и опять Онегин, опять серединка на половинку. Но несмотря ни на что такая подчеркнуто академическая, несколько старомодная манера подачи (особенно в сравнении с тем, что довелось наблюдать накануне у Нетребко и Шротта) подкупала, располагала и заставляла снисходительно относиться к недостаткам как самого солиста, так и дирижера с оркестром, который, кстати, в аккомпанементе показал себя с более достойной стороны, чем в симфонических номерах.