December 28th, 2011

маски

нестрашный суд

Надо совсем ничего не понимать в происходящем, чтобы злорадствовать по поводу ареста афонского игумена, по-интеллигентски торжествовать победу закона над мракобесием или недоумевать, наблюдая реакцию на него из России. Реакция вполне естественная, и если учитывать, во что верят православные, предсказуемая - их религиозные чувства этим арестом оскорблены, потому что оскорбляет православных не факт, что "старец" проворовался, а то, что светские власти (теперь конечно скажут - акция неверых, проплаченная ЦРУ и еврейскими организациями) его посмели уличить и привлечь к ответу. (Где были эти верущие с их оскорбленными чувствами если не в 1920-е, то хотя бы в 1960-е годы, когда Хрущев предпринял последнюю сколько-нибудь действенную, но тоже безуспешную попытку переломить хребет православной гадине - переломили, как и следовало ожидать, его самого - неизвестно, тогда их не оскорбляли ни разрушенные капища, ни иконки закопченые, топали все строем на первомайские демонстрации вместо крестных ходов и в ус не дули). Я, более того, не уверен, что стоило подобным нелепым образом ворошить это осиное гнездо (кстати, об афонских порядках весьма увлекательно написал Федор Павлов-Андреевич в "Романе с опозданиями" - и его заметки особенно любопытны теперь именно в плане корыстолюбия тамошних насельников) - или уж тогда следовало направить эскадрилью бомбардировщиков и разнести Афон подчистую, но не рассчитывать, что в результате разбирательства и суда (это если еще дойдет до суда - греческий суд продается недорого, а русские денег не пожалеют) по конкретному уголовному делу о махинациях с недвижимостью подлинная святость очистится от наносной скверны.

Скорее умиляет, чем удивляет, формулировка: "Греция - все-таки другая страна, хотя она и называет себя православной..." - а так, дословно, говорят телеведущие в российских новостях. Русские как будто и не подозревали, что Греция - другая страна (как до сих пор не подозревают, что Латвия, Молдавия и даже Украина с Беларусью - другие страны, а не часть лоскутного православного рейха), ну и конечно, в по-настоящему православной стране, в России, например, пьяный попик или монах под кайфом может спокойно сбить кого-нибудь машиной и уехать с места, не притормозив, а ежеле вдруг монастырские воспитанники удумают жаловаться на побои со стороны монахов-воспитателей, то православные адвокаты в один момент докажут, что дети сами себя высекли. На домогательства никто и не подумает жаловаться - когда у православных, у настоящих православных, спрашиваешь - ну как же так, вы же знаете, что Кирилл содержит гарем из одиннадцатилетних мальчиков, да еще постоянно его обновляет, они только кивают - ну что, мол, со всяким бывает, но не всякому дозволяется. Да и с афонским старцем не поднялся бы шум в России, как не поднимали скандала с уличенным в педофилии митрополитом Александром (при том что Рига куда ближе, чем Афон, а рижская епархия и вовсе подчиняется Москве и входит в РПЦ, и Кирилл с Александром там и не одни такие), если б старца поймали другого, а не того, который только что привозил в Москву "пояс Богородицы". Понятно, что теперь, когда он под судом, и у самих православных могут возникнуть вопросы, что за тряпку им подсунул этот жулик, ради чего они толклись в загонах вдоль скользкой набережной сутками напролет.

Все эти мелкие дела - даже не вершина айсберга, который представляет из себя транснациональная православная империя, это его обломки в свободном плавании. Помимо легальной беспошлинной торговли алкоголем и сигаретами, православные давно наладили подпольный наркотрафик, организуют бордели для педофилов (не только тех, что в рясах, но и обычных, готовых заплатить), продают сирот на органы - и все инициативы РПЦ в направлении борьбы с заграничными усыновителями или педофилами следует понимать не как радение за нравственность, а именно как элемент конкурентной борьбы, расчистки поляны для собственного бизнеса. В таком контексте махинации с недвижимостью, которые инкриминируются афонскому "старцу" - такая ерунда, что в самом деле, стоит пожалеть нездорового старика, ну чисто по-человечески. И пенять православным церквам - а РПЦ среди них претендует на мировое политическое главенство уже открыто, и отнюдь не в вопросах веры, вера-то для православных дело десятое (о нравственности они еще для порядку толкуют, а вот о спасении души и речи не заводят, так называемая "нравственность" для них - категория опять же социально политическая) - на то, что слишком заняты делами мирскими - так же глупо, как упрекать в излишней жестокости террористов - террористы и должны быть жестокими, а криминальное сообщество, каковым является, в частности, РПЦ, и должно совершать преступления, по штату им положено. Но это не проблема веры, идеологии, мировоззрения, это чистая уголовщина. Проблема-то в другом.

Путин многое видит глубже и понимает тоньше, чем любой из его противников и чем все они вместе взятые, но существенно ошибается в одном: он, будучи продуктом определенной системы, рассматривает православие исключительно как наиболее удобный из доступных инструмент для гуртования русского скота, не допуская, что тем самым он вступает в сношения с Дьяволом, поскольку православие - это не просто наркоторговля, похищение детей и забавы с подростками, это прежде всего - поклонение и служение Сатане. Не всегда это очевидно, особенно в ситуации, когда отец Чапли и отец Лурье по любому поводу имеют три несхожих мнения на двоих, а умница Кураев удачно прячет хвост под рясой и рожки под париком. Что еще противнее, неочевидно это и для так называемых оппозиционеров, прости, Господи, "правозащитников", которые склонны разделять РПЦ как криминальную светскую структуру (каковой она в своей исторической, социальной ипостаси безусловно и является) и пропогандируемое ей "ложно понятое православие" - с налетами на выставки и прочим массовым психозом, от "истинного православие", воплощенного для них в лучшем случае в образе отца Алекса Меня, а чаще всего и вовсе в романе Булгакова "Мастер и Маргарита" (хотя, как ни парадоксально, именно это "евангелие интеллигенции", пожалуй, в чем-то очень недалеко от понимания, что есть православие в действительности).

Далеко не все, даже среди тех, кто почитает себя за "православных", в восторге от тех или иных конкретных фигур в РПЦ или от организации в целом. Но осознать, что дело не в РПЦ (ну мафия и мафия, есть другие, и тоже спутанные с государственными структурами - везде есть, это не уникально русское явление, просто нигде их преступления не покрываются так беззастенчиво и, соответственно, нигде и никто не может себе позволить такой размах криминальной деятельности, как РПЦ в России в последние двадцать лет), а в православии как таковом, и если уж на то пошло, то мирские слабости иерархов, корыстные или сексуальные - зло еще не столь большой руки, а тот же Кирилл и сам ребенок супротив какого-нибудь архимандрита Тихона, не замаранного никаким явным криминалом, но близкого к "властям" и популярного в "народе" фанатика, этакого православного Суслова - последние-то намного отвратительнее, да и опаснее. Осознать в первую очередь, что православие не сводится ни к криминалу, ни даже к языческому культу из числа спекулирующих на христианской символике и атрибутике в корыстных и политических целях. Осознать, что православие как таковое - это рак души, дающий в обязательном порядке метастазы и в мозг. Да и сами православные паханы, что русские, что их братва по всему миру, не до конца, видимо, понимают, что к чему, судя по их уверенности, что достаточно разобраться с мирским судом - иного они не боятся, полагая, что его не существует или, уж в крайнем случае, и там тоже можно откупиться. А ведь, казалось бы, кому лучше знать, как не им, что Бог - не фраер.