November 24th, 2011

маски

"Кофейня" К.Гольдони-Р.В.Фассбиндера, реж. Юрий Квятковский

Итальянская комедия 18 века переписана с оглядкой на эпический театр Брехта и разыграна у Квятковского в жанре, обозначенном как "черное кабаре". Декорациями служат крышки люков высокого, почти кубической формы подиума, которые, откдываясь, обозначают то или иное место действия в условной Венеции абстрактной эпохи, куда в поисках беглого мужа, под чужим именем обрученного с венецианской девицей легкого поведения, прибывает верная и очень активная женушка, переодевающаяся для успеха своего предприятия, как водится у Гольдони (и что не мог не подхватить Фассбиндер) в мужское платье, а местный дворянин Эудженио к ужасу собственной половины теряет состояние в игорном доме. Сюжет комедии положений путаный, и хотя количество действующих лиц небольшое, связи, отношения между ними выстроены так хитро, а играется спектакль в таком бешеном (несколько монотонном, однако) ритме, что за всеми не уследишь: есть старик, прибывший из Америки и скопивший немалую сумму денег, которую он теряет по собственному недомыслию, есть городской сплетник, есть содержатель игорного дома, весьма колоритный тип тоже - собственно, сюжет Квятковского не очень заботит. Он лихо соединяет традицию 18 века, в любом случае понятую через век 20-й, с современными театральными новациями: никакого быта, никакого "переживания"... - клоунский грим, острая мимика и пластика, почти эстрадная подача. Еще более популярный (а "Кофейня" пользуется большим успехом) спектакль Квятковского "Копы в огне", "хип-хопера" на оригинальный сюжет, в этом смысле был, пожалуй, более традиционным. А задор и энергетика способны восполнить недостаток опыта и мастерства, который временами все же ощущается.
маски

"На край света" реж. Дэвид Эттвуд, 2005

Не с самого начала включил первую серию (сегодня уже третья) - и обалдел совершенно. Насколько бесславно прошел только что в прокте никчемный полнометражный фильмец "Третья звезда" с тем же Бенедиктом Камбербэтчем
в главной роли, настолько грандиозная, без скидок на телевизионный формат, работа Эттвуда (а он в основном сериалы и ставил, в том числе "Чисто английское убийство) - экранизация трилогии Голдинга, где великолепны все исполнители, начиная с этого замечательного актера, которому, похоже, на ТВ везет с предложениями пока что больше, чем в кино. Уильям Голдинг - писатель очень крупный, но нередко телесериалы ВВС даже по самым лучшим литературным произведениям сводятся к добротному пересказу сюжета в исполнении неплохих профессиональных артистов. "На край света" - другой случай, это абсолютно самодостаточное явление. Я этот роман Голдинга не читал и не уверен, что он существует в переводе на русский (здесь вообще Голдинг известен только благодаря "Повелителю мух", хотя как раз "Повелитель" - плоская интеллигентская притча, а вот, скажем, "Пирамида" - совершенно шедевральная вещь), поэтому об адекватности судить не взялся бы, предполагаю только, что все точно по тексту сделано, но безотносительно к первоисточнику "На край света" Этвуда - грандиозная штука. Причем серии хотя и связаны между собой местом действия (английский парусник, плывущий в Австралию) и системой персонажей, достаточно самостоятельны. В центре первой - драма корабельного священника, который пытался обратить матросов в свою веру, а в результате позволил себе гомосексуальную связь и заморил себя за это голодом. Вторая - нарочито оборванная на полуслове лав-стори главного героя, которая начинается, однако, с военных приготовлений, но корабль, встреченный в океане, оказывается своим, английским, а среди его пассажиров - девушка, в которую сразу влюляется Эдмунд Талбот, которого безупречно сыграл Бенедикт Камбербэтч. Талбот - интереснейший, сложнейший персонаж, английский аристократ со всеми плюсами и минусами этого статуса, отправляющийся в путешествие, он ведет дневник, рассчитывая, что записи развлекут его дядюшку-подагрика, но путешествие, как водится, оказывается странствием по его собственным страхам и заблуждениям, а край света - метафорой крайних состояний человеческой души.
маски

пингвины учатся летать: "Делай ноги-2" реж. Джордж Миллер

Перед началом идет трех- или пятиминутный, восхитительно-дебильный мультик "Я видел котика" про птичку в клетке, облезлого кота и сонливую бабку, которая, пробудившись, начинает колошматить кота вместе с поющей птичкой - если б не он, можно было бы вовсе не ходить. Короткий "Котик" стоит растянутого на полтора с лишним часа "Делай ноги-2", а песенка "Я точно видел котика, он хочет съесть меня" - всех музыкальных номеров этой нудной музыкально-танцевальной поебени, включая парафраз на "Мы - чемпионы" и совершенно чудовищный речитатив пингвиненка на мотив арии Каварадосси. Пингвиненок Эрик - сынок пингвина Мамбла из первой части. Мамбл хотел танцевать, над ним смеялись, а он все равно танцевал. Эрик не хочет и не умеет танцевать, над ним смеются, потому что папа убедил всех - танцевать круто. Поэтому Эрик уходит от своих, а когда возвращается, вся пингвинья популяция в результат сдвига льдов оказалась на дне высокой котловины. Чтобы обрушить глыбу и открыть выход из западни, придется сплясать - поразительно, но индивидуалистический пафос, которого во второй части не меньше, а даже больше, тем не менее получает обратный эффект: хочешь - пляши, и не хочешь - пляши, надо плясать и все тут. Танцуют все, и морские слоны тоже - одного из них Мамбл спас от гибели, и тот приводит свою стаю, чтобы навалиться кучей и сдвинуть лед. Участвует в спасательной операции и другая пингвинья братия, где подвизается замаскированный под пингвина попугай-тупик Свен, умеющий летать. Он пытается и других пингвинов обучить полетам - пожалуй, это единственное предприятие, которое в фильме, пропагандирующем веру в свои силы, удается не вполне. Чуть более смотрительным призваны сделать это произведение обязательные в современном полнометражном мультике нелепые пучеглазые персонажи - но в отличие от саблезубой белки, вечной страдалицы, одиноко несущей свой желудь сквозь все климатические катаклизмы, Уилл и Билл, парочка креветок, отбившихся от стаи (в оригинале их, как я понимаю, озвучили Брэд Питт и Мэтт Деймон) дудят в ту же дуду, что пингвины с морскими слонами, а именно - стремятся в обход системы Линнея подняться вверх по пищевой цепочке. Точнее, одна креветка мечтает стать хищником, а другая по этому поводу нервничает и рефлексирует, но боится отбиться от первой, потому что одной совсем страшно - в итоге они все равно возвращаются в стаю, но уже в качестве героев, указавших креветкам их высшее предназначение, это вкупе с пафосом, что пингвины тоже могут все, ну разве что летать не могут, да и то потому, что мало стараются. Подобного пафоса в фильме - через край, при явном дефиците самоиронии, отсутствии вкуса и крайне слабой драматургии (картина просто разваливатся на отдельные эпизоды, сюжетные линии и т.д.). К тому же она попросту длинная и шумная, что уже само по себе утомляет. Меня, во всяком случае, утомила. То ли дело "Я видел котика" - три минуты и море удовольствия.