November 10th, 2011

маски

"Нижинский", театр им. Стефана Ярача (Лодзь) в ЦИМе, реж. Вальдемар Заводзинский

При всех объективных достоинствах спектакля он показался мне затянутым и скучноватым, при всех наворотах по части сценографии, пластики, света - достаточно ординарным, слишком традиционным. Актер Камиль Мачковяк (он же хореограф) очень сильный (с хореографией сложнее), спору нет, его крестьянская физиономия, ничуть не схожая с декадентскими чертами Нижинского, не мешает перевоплощению в персонажа, и стеклянный подиум на металлической конструкции, обнесенный сеткой-экраном, позволяет художнику по свету выстраивать эффектные картинки, а на заднике воспроизводить видеоинсталляцию с крупными планами главного героя. Но ведь Нижинский - давно исследуемый театром миф. Только на московских сценах его играли Меньшиков и Домогаров, а про Реджипа Митровицу и его "Дневники..." лучше в данном контексте не вспоминать. При том что последний показ спектакля Митровицы сопровождался жутким исходом неподготовленной, случайной публики:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1542573.html

образ, который от него остается, намного более целостный. В польском "Нижинском" взят за основу слишком большой массив текста. Сумасшествие разыгрывается с максимальной психологической достоверностью, но именно рациональный подход к имитации безумия, прости, Господи, по системе Станиславского, ставка на переживание, а в некоторых моментах и на натуралистическое изображение психопатии, портит дело. Ну а главная проблема все-таки - текст, подавляющий все остальное, при этом если у Митровицы текст, не сопровождавшийся даже переводом, служил фактически лишь частью звукового оформления действа, задавал ему ритм своей пульсирующей рефренами интонацией, то здесь монолог героя, в очень четком, доходчивом переводе через наушники, носит подчеркнуто нарративный характер, налет безумия лишь предпосылает ему некоторую, не самую заметную по сегодняшним понятиям "странность", в основном же он сводится фактически к автобиографическому повествованию, которое и достаточно хорошо известно, и, в общем, малоинтересно более или менее осведомленному зрителю, а неосведомленному, как мне думается, интересно еще меньше. И совсем уж ни к чему было врубать на всю катушку вальс Шостаковича под наиболее развернутую пластическую ремарку - кто бы другой, а Шостакович тут вовсе ни при чем.
маски

"Мирный воин" реж. Виктор Сальва, 2006

Дэн Милман хорошо учится и спит один только если сам этого хочет, но главная любовь - спорт, гимнастика, упражнения на кольцах, и тут он тоже до того успешен, что приятели-завистники прозвали его "властелин колец". Но однажды он встречает на захолустной автозаправке необычайно прыгучего для своих неюных лет механика, и тот становится для него чем-то вроде гуру, причем в буквальном смысле: учит его не прыгать, а думать, и думать совершенно определенным образом, примерно в том духе, как в книжках Пелевина, только без социально-политического контекста. С Дэном происходят чудеса, он получает возможность смотреть на себя, на свое тело, со стороны, а в фильме натурально раздваивается, в какой-то момент даже вступает в борьбу с собственной "темной" сущностью. Но не все уроки механика, которого Дэн прозвал Сократом, ибо настоящее имя его неизвестно, идут впрок, и тот, со своей стороны, нередко дразнит ученика "умка" - от "недоумка" (не знаю, какая тут игра слов по-английский, в русском переводе - так). Дэн срывается - и разбивается на мотоцикле, по глупости, проехав на красный свет. Раздроблено на 17 частей бедро, остается забыть не то что об Олимпиаде - придется заново учиться ходить. После чего история делает поворот в сторону "отрежем, отрежем Мересьеву ноги - не надо, не надо, я буду летать", и летать-не летать, но форму спортивную Дэн восстанавливает и на соревнованиях побеждает.

Самое смешное, что фильм основан как бы на реальных событиях. То есть насколько реальна вся эта кастанедовщина с механиком-гуру, судить не берусь, но Дэн Милман свою "повесть о настоящем человеке" написал сам, в числе других книжек, и его опус "Путь мирного воина" послужил основой для киносценария. Механик, который учит юного спортсмена уму-разуму чисто восточными методами (то с моста в ручей сбросит неожиданно, то заставит пройти три часа, обещая показать диво дивное, а показывает обыкновенный камень, ученик злится, мол, камень как камень, а учитель говорит, что если ты был счастлив от ожидания чуда, пока шел, то какая разница, что за камень, и все примерно в таком репертуаре; а потом механик и вовсе исчезает с заправки, будто не было его) - допустим, условность, но уж очень нелепая, а если ее убрать, не останется материала даже на пресловутую "спортивную драму", потому что драмы тут нет никакой, одна только глупость и понты. Однако механика "Сократа" играет Ник Нолти, а Дэна Миллана - Скотт Мехловиц, или Мехлович, как я привык называеть его после "Евротура", где впервые увидел и с тех пор на экране мне не попадались артисты, настолько точно воплощающие мой личный сексуальный идеал. Актер он определенно не из великих, а "Мирный воин" - полнейшая чепуха, да еще и про спорт, но когда Мехловиц крутится на кольцах - мама, я кончаю. В его фильмографии и без того названий - кот наплакал, чтоб разбрасываться и такой вот квазибуддистской "жизнеутверждающей" хренью, после "Евротура" ни одна из картин с участием Мехловица не добиралась до проката, да и картины, прямо сказать, завалящие. Некоторое время назад по Первому показали хилый триллер "Пропавшие", теперь "Мирного воина" крутят по "ТВ1000".