September 8th, 2011

маски

"Джейн Эйр" реж. Кэри Фукунага

Понятно, что когда по советскому телевидению шел шестисерийная английская экранизация "Джейн Эйр", все помирали от восторга, хотя ничего в ней особенного не было, просто добротный перенос сюжета на экран. Новая киноверсия явно претендует на что-то большее, ей присущи интонации, характерные не для "просветительских" сериалов ВВС, но для умеренно-континентального артхауса с его немногословием, медлительностью, крупными планами и пунктирным сюжетом. В первой и третьей части фильма, до основных событий и перипетий между Джейн и Рочестером, сцены сменяют друг друга, оставляя провалы без всяких комментариев: мол, героиня поехала туда, вернулась обратно... - все, конечно, и так понятно, но надо все-таки додумывать, в "сериальном" формате, несомненно, таких "лакун", скорее стилевых, чем содержательных, быть не могло бы. Но ради чего это делается, что добавляет этот ритм, эти планы на содержательном уровне к осмыслению довольно-таки хрестоматийного первоисточника - я не знаю. Кастинг тоже вроде бы интересный - но не сказал бы, что безусловно убедительный, только Джейми Белл в роли священника, пытающегося увезти Джейн в Индию, безупречен, а главные герои - искусственные, и Джуди Денч - какая-то ряженая бабка. Для первого знакомства с сюжетом, минуя обращение к книге, старый сериал подходит явно лучше, чем новый фильм, но и свежего взгляда на классический роман я что-то не заметил. Это как с "Анной Карениной" Сергея Соловьева - вроде все и правильно, и толково, и любопытно, и традиционно, но в то же время современно - а к чему, зачем, про что - непонятно, иллюстрация к роману и только.
маски

"Царь и плотник" А.Лортцинга в Камерном музыкальном театре им. Б.Покровского, реж. Ханс-Йоахим Фрай

Эксклюзивность материала - несомненно, большой плюс постановки: в Германии опера, написанная аж в 1837 году, будто бы и до сих пор популярна, а в России ее ставили лишь в первой половине 20 века. По счастью, не единственный - минималистская, но уместная сценография из белых графических кораблей и карт на черных щитах, столы и бочки для обозначения праздничной обстановки, "не исторические, но историзированные" (формулировка создателей спектакля) костюмы - это очень хорошо. Вокал и актерские работы, которые в этой опере, по формату смахивающей в нашем понимании скорее на оперетку (пространные диалоги перемежаются куплетами), не менее значимы - весьма неплохо, особенно что касается Анатолия Захарова: его саардамский бургомистр, по сюжету принявший дезертировавшего из русской армии подмастерье Петра Иванова за царя Петра Первого, в то время как настоящий царь был тут же, но под именем Петр Михайлов - прекрасный образец работы певца в комическом амплуа, когда ужимки и всякие смешные примочки (вроде парика-триколора или пуза-шарика, которое от важности персонажа раздувается и лопается) не отменяют важности пения. При том что музыка Лортцинга - ну совсем не великая, и пусть симпатичная, но все же достаточно банальная. А режиссеру удается аккуратно, без выпендрежа, без срыва в вульгарный балаган ее преподнести. Сцена в Камерном театре не предполагает развернутых хореографических номеров, но "танец" разнокалиберных деревянных башмаков, предваряющих финал оперы (естественно, счастливый: царь Петр отплывает из Голландии домой подавлять бунт, а подмастерье Петр Иванов женится на дочке посрамленного бургомистра) - просто чудесный.
маски

четвертые сутки

у меня в холодильнике стоит кастрюля с рассольником. Боюсь, придется вылить, потому что в понедельник после узбекского плова я бы на него и смотреть не мог, а во вторник и подавно скакал с одного банкета на другой: сначала посидел с Фандеем в Дуров-кафе и попил итальянского игристого вина на презентации сольного проекта Оксаны Казаковой (та, что из "Ассорти"), а потом, вскочив в почти уже отъехавший 1-й троллейбус и поторчав в пробке на Каменном мосту, доедал в обществе Оли Галицкой шашлыки под коктейли (опять коктейли, но один, сладкий, был очень вкусный, второй, с виски - погрубее) на вечеринке у Саруханова и Трубача в Радио-сити на первом этаже гостиницы "Пекин", и хотя сладкого нам так и не предложили, всего остального было столько, что я даже удивился. На следующий день меня кормили уже в индивидуальном порядке в ресторане "Этаж", и снова я осваивал коктейли - "Голубые гавайи" оказались вкусными, но слабыми, еще какая-то синюшная жижа с ромом и двумя ликерами чересчур крепкой, а фирменный "Этаж" с мартини вкусным и сладким, но мне к тому моменту было все равно, - закусывая то азиатской свининой в ананасах, то греческой "мусакой" с мясом, картошкой, баклажанами и сыром - это ведь "мусака" называется? а то я привык мести все, что дают, не разбирая костей, так что и не примечаю, как что именуется. Про "Этаж" я раньше слышал и читал, но не доводилось бывать - оказалось очень симпатичная сеть, и еда разная, и коктейлей много, и десерты есть: тут уж я десерт получил, тоже "фирменный" и тоже по названию заведения, как и коктейль, из хрустящего теста, перемазаного сливочным кремом. А супчик мой с перловкой и солеными огурцами, выходит, пропал - если только я не рискну его разогреть и доесть сегодня.