July 20th, 2011

маски

конкурс OPERALIA в театре им. К.Станиславского и Немировича-Данченко

Какой же замечательный Пласидо Доминго - на него и смотреть приятно, слушать, даже когда он просто говорит - одно удовольствие, а ведь он еще и поет. На пресс-конференции выдал пару фраз своим до сих пор, несмотря на возраст, прекрасным вокалом - в адрес Галины Павловны. Вишневская, вместе с которой они делают этот конкурс в Москве (он всегда проходит в разных местах), тоже хороша, хотя уже и не поет. В жюри к ним должен был присоединиться Хворостовский - но не присоединился, а будто бы уехал куда-то и голос свой кому-то передал - кому мог понадобиться голос Хворостовского?

Уровень конкурса, кроме шуток, порадовал. И репертуар конкурсантов - особенно. Несколько лет назад я был на конкурсе теноров у Образцовой в Питере - так там, помимо всякого прочего убожества, казалось, что кроме Неморино и Калафа других теноровых партий не существует. А на Опералии было очень мало расхожих "шлягеров", каждый старался по-хорошему выделиться, и что характерно, только средний казахский тенор пел Ленского, а негодный чилиец с французской фамилией и испанским именем - россиниевского Фигаро, все остальные нашли что-то неординарное, плюс многие исполняли любимую Доминго сарсуэлу (жалко только, что последний его собственный сольник в Москве целиком был сарсуэле посвящен). Помимо чилийца и казаха, не особенно удачно в первом номере выступил Евгений Кунгуров из "Новой оперы", и крикливый американский тенор неидеально исполнил арию из "Дочери полка" - но довольно сложную.

Впрочем, мужская составляющая в целом оказалась послабее женской. Мне очень понравился бас Фернандо Радо - он пел куплеты Мефистофеля. Немка Йоханна Винкель мне показалась больше камерной певицей по своим возможностям, нежели оперной. Странноватая, но очень интересная кореянка тоже запомнилась. Великолепно пела Майа Лахьяни, израильская американка - ария из "Орлеанской девы" Чайковского ей удалась, несмотря на трудности с языком. Блестяще исполнил арию из "Турка в Италии" Россини с характерной скороговоркой Исаак Галан из Испании. Мария Антуньес, уроженка Уругвая, выдала отличную сарсуэлу под финал первой части второго дня. А на первом, говорят, и репертуар был средний, и конкурсанты слабее. После антракта мне довелось услышать только трех конкурсантов, одного украинского и двух от россиии - все посредственные. Последний из них пел Калафа.
маски

шведский короткий метр (фестиваль "Summertimes" на Стрелке)

Из пяти фильмов программы я уже видел два: симпатичный, но с большими и не вполне оправданными закидонами мультик "Тор и Тор" Ники Линдорта фон Бара (про живущих по соседству и пытающихся дружить лисенка и кролика - завязка напоминает русскую сказку "Лиса и заяц", но шведский вариант имеет с ней мало общего, все очень мирно, при этом крайне депрессивно и безысходно, об одиночестве в типовых квартирах большого города) и зарисовку Рубена Остлунда "Случай у банка", которую показывали перед полнометражным "Добровольно-принудительно" того же Остлунда, ударным моментом которого стал эпизод с засовыванием в задний проход одного из персонажей древка национального флага Королевства Швеция:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1688637.html?nc=1

Так что, в принципе, особой нужды идти на Стрелку не было, но и оставаться дальше на оперном прослушивании физических сил уже не оставалось, а Стрелка - все-таки на воздухе (кстати, поставили снова навес, правда, не ко времени), все-таки с вай-фаем. Но я и "Тор и Тор", и "Случай у банка" пересмотрел не без удовольствия, хотя легко без этого обошелся бы.

Из оставшихся трех короткометражек не слишком забавной показалась мне "Лас-Пальмас" Йоханнеса Нихолма - мультик с участием актрисы-младенца, которая изображает разбитную курортницу среди кукол на лесках, бесится, пляшет, а потом нечем расплатиться - вероятно, задумывалось это так, чтоб было смешно, а вышло не очень.

"Неживые" Хуго Лилья смешными и не задумывались, напротив. Малобюджетные фильмы про зомби - это либо обычные ужастики, только дешевые, либо комедийная стилизация под них, тогда как "Неживые" - социальная драма, с пафосом, с надрывом, с призывом к милосердию и толерантности: в недалеком, конец 2020-х годов, будущем, после эпидемии зомбирования оставшиеся "здоровыми" люди придумывали эксплуатировать зомби в качестве рабов или, как минимум, гастарбайтеров, им сверлят глаза, вскрывают черепные коробки, приобщая таким образом к общественно-полезному производительному труду, но в одной из предназначенных для обработке особей зомби главный герой узнает свою мать, выкрадывает ее с "фабрики" и прячет у себя на квартире; жена, само собой, против, но не в силах противостоять сыновнему чувству, мужчина, расслабившись, обнимает мать - и позволяет ей себя укусить, заразить, а жена, не давая слабины, оставляет его в его новом качестве и состоянии. К этой истории еще и предпослан эпиграф из Ницше, который, по всей видимости, надо понимать в противоположном исходному ключе, поскольку цитата вложена в уста мэра города, активно ратующего за эксплуатацию зомби и, следовательно, нарушение их зомби-прав.

"Осенний человек" Йонаса Селберга Аугустсена - получасовой, то есть, можно сказать, почти наполовину полнометражный, и вполне полноценный фильм про двух деревенских маргиналов, которые то неудачно грабят дом, то похищают у старушки, пришедшей в магазин, сумку, в которой не находят ничего кроме книг, а всего-то хотят выпить кофе, но с этим, как и со всем остальным, им тоже не везет. Зато среди похищенных у бабки книг обнаруживаются стихи и Достоевский, что пробуждает в одном из маргиналов поэтическое настроение. Картина строится как последовательность коротких, отделенных друг от друга паузами эпизодов, и этот ритм предполагает взглянуть на комичные злоключения двух уродцев отстраненно-меланхолически, то есть типично по-скандинавски.
маски

"Сказка о мальчише-кибальчише" реж. Евгений Шерстобитов, 1964

Вроде бы я неплохо знаю и на свой лад люблю советскую мифологию, в том числе киношную, но никогда раньше не смотрел этот занятный и престранный фильм, который теперь крутят по "ТВ1000-Русское кино". Благонамеренный партийный режиссер снял на излете т.н. "оттепели" полнометражную и весьма вольную экранизацию коротенькой сказочки Аркадия Гайдара, по сути превратив ее в откровенную и пошлую агитку, но при этом формалистски изощренную в духе советского кино 1920-х годов.

Буржуины в рогатых шлемах, понятно, превратились в эсесовцев, причем главного буржуина играет Леонид Галлис (образ как будто срисован с карикатур кукрыниксов - цилиндр, сигара и т.п.), а его отпетого пособника Дядину - Сергей Мартинсон. Растягивая маленький рассказ на большой фильм, режиссеру пришлось так много додумать от себя, что в итоге многие моменты выглядят вставными цирковыми номерами, а иных героев и целых развернутых эпизодов у Гайдара и в проекте не было - например, когда бородатый старичок, сочувствующий мальчишам, обманом заманивает предателя Дядину на колодец, и когда тот падает, бьет его сверху бадьей по голове.

В качестве музыкального лейтмотива режиссер использует без всякого стеснения песню "Смело мы в бой пойдем", не смущаясь, что герои фильма - дети. У Гайдара гибель героя была, во-первых, вынужденной, во-вторых, исключительно трагической, и в третьих, в значительной мере условной - здесь же прямым текстом говорится и поется: "и как один умрем в борьбе за это". Через некоторое время в другой фантасмагорической картине персонаж Александра Абдулова задаст в продолжение той же темы риторический вопрос: "Ну и где ЭТО?!"

Показательна в этом смысле судьба юных исполнителей двух главных ролей, о которой я прочитал на Кинопоиске. Сергей Тихонов-Плохиш, когда подрос, пытался поступить во ВГИК, но не смог, и в возрасте 21 года погиб, оставшись, впрочем, в истории кино не ролью Плохиша, а благодаря фильму "Деловые люди" Леонида Гайдая, в третьей части которого сыграл отмороженного "вождя краснокожих", замучившего вусмерть двух честных бандитов. А вот Сергей Остапенко-Кибальчиш в кино, когда вырос, не пошел, стал математиком и впоследствии уехал в США.
маски

"Chroma" в Большом театре, хор. Уэйн МакГрегор

Как открыл рот на второй минуте действа - так с разинутым и просидел до конца. Вроде бы сколько уже было похожего: выгородка, оформленная Джоном Поусоном и подсвеченная Люси Картер
в духе Боба Уилсона, с белыми стенами и нишей в задней части (только задник слегка морщит, не по-уилсоновски), пост-форсайтовская хореография МакГрегора, сама концепция, отталкивающаяся от природы цвета - но не сравнить же с "Цветами белого" Петухова, которые выпустили было несколько лет назад в Стасике и моментально сняли с репертуара. Среди исполнителей я бы выделил Лопатина, который после "Херман Шмерман" Форсайта снова продолжает покорять вершины современной хореографии, но на самом деле все хороши, в том числе те, которых я пока не опознаю по именам.

Что меня особенно восхитило в "Chroma" - это балет интеллектуальный, аналитический, в нем не бьют через край эмоции, нет в нем особой чувственности, как в постановках Дуато, например, он холодный, во всех смыслах абстрактный, но безупречный по форме. В нем не предполагается психологической подоплеки взаимоотношений между партнерами, неслучайно и юноши, и девушки одеты в одинакового фасона пеньюары и трусики, это не пары в привычном понимании, хотя их взаимодействие порой весьма, скажем так, интимно, это, в общем, метафорические фигуры, и мне все это чрезвычайно близко и бесконечно нравится.
маски

Колумб и Я

Где я - и где Колумбия? И тем не менее мы с безумной феей отпраздновали день независимости Колумбии в посольстве одноименной республики в Москве. Если честно, еще накануне я и не то что не знал, когда у Колумбии день независимости, но даже смутно представлял себе, где такая страна вообще находится. Но наш друг и в известном смысле брат, выступавший на этом мероприятии, меня пригласил - а я же страсть как люблю по посольствам шакалить. Посольство, правда, оказалось не из числа тех, что располагаются в исторических особняках - мне оно напомнило сингапурское представительство, такие же покрытые лаком плафоны из ДСП и убогая, с советских времен завалявшаяся обстановка. Но зато, в отличие от азиатов, любителей пиздобольства, колумбийцы в рабочем порядке выслушали видеообращение своего президента, потом короткий спич посла о высоком кредитном рейтинге республики Колумбия и почти полной победе над наркомафией, затем был блок "культурной программы". Наш общий друг очень просил отдельно написать, какие он брал ноты - но в момент, когда он начал выступать, вынесли напитки и начался такой галдеж, что я никаких нот не расслышал - наверное, очень хорошие были ноты, высокие и чистые. Пока я пил вино и шампанское, безумная фея углядела на подносах какой-то мутный сок и стала его пробовать. Спросил, на что похоже по вкусу - она говорит: "на сперму, но я сперму люблю". Положим, я тоже сперму люблю - но не из стакана же. Так и пил дальше белое вино, закусывал какими-то пирожками с кетчупом и фасолью с жирным мясом в железных плошках с ручками, в каких обычно подают жюльены; вышли на балкон, смотрели на плющихинские тополя - ничего особенного, ну оно и понятно - наркомафию победили, а на кредитном рейтинге особо-то поди не разживешься.