July 18th, 2011

маски

"За нас двоих" реж. Клод Лелуш, 1979

Фильмы Лелуша всегда - изящно, а иногда и незатейливо замаскированная киноприколами пустота. В "За нас двоих" на каждом шагу - сюжетные ходы-обманки, но если отбросить авторскую иронию - не останется ничего, что можно было бы воспринимать всерьез. Главный герой - потомственный бандит, и ничем другим, кроме краж и разбоя, заниматься не умеет и не намерен. Правда, он с детства неплохо играет на фортепиано, но и этот талант он использует лишь для того, чтобы бежать из тюрьмы - на новый год он организует импровизированный праздничный концерт, чтобы потом спрятаться в арендованном инструменте. Героиня Катрин Денев - девица, разводящая мужчин на секс и шантажирующая, хотя с детства неплохо играет на виолончели. Встречаются они в убежище, где их укрывают друзья - друзья за укрывательство поплатились с жизнью, а парочка сбежала. Побег растянулся - женщину успели даже арестовать, но мужчина ее вызволил, вместе они нелегально перебрались в Канаду, оттуда решили податься в Нью-Йорк - дорогой между ними вроде бы возникает любовь.

На самом деле история криминальных любовников у Лелуша - большая фикция, чем даже у какого-нибудь Озона впоследствии. Герои постоянно видят сны, и эти сны вплетаются в киноповествование, разрушая линейную структуру сюжета, переводя ее в условно-фантасмагорическую плоскость (есть эпизод, где юная девочка играет на горящей, буквально пылающей виолончели). Кроме того, герой верит в гороскопы, героиня постоянно загадывает на будущее, они все время хотят жить честно - но все время что-то мешает, и они совершают все большие злодеяния, идут и на разбой, и на убийство. Наконец дают себе зарок - все, больше никаких преступлений - и срабатывает, они добираются до Нью-Йорка. Где играют в музыкальном ансамбле ресторана, он - на фо-но, она - на виолончели.

Как умудрялся Лелуш делать карьеру, снимая десятилетиями абсолютно одинаковые фильмы (его последние работы сделаны ровно по тем же технологиям, что и картины 1970-х годов) - лично я в толк не возьму. Фильмы его воспринимаются как фоновая музыка и выветриваются из памяти, не успевая закончиться. Но смотрятся при этом легко, надо признать - за исключением "Мужчины и женщины", которая меня раздражает настолько, что раз двадцать брался за нее, и никогда не мог высидеть от начала до конца.
маски

"Секс и дзен: экстремальный экстаз 3Д" реж. Кристофер Сунь в "35 мм"

До такой степени с самого начала все было ясно про этот фильм, что на ММКФ я даже не стал время тратить. Однако, если правду говорят, "Секс и дзен" - один из двух фильмов, которые Н.С.Михалков смотрел от начала до конца. Какую уж он там углядел духовность - не могу себе представить, вряд ли православную, но и дзена там, по-моему, кот наплакал, да и секса, при том что режиссер Кристофер Сунь сводит весь Дзен к системе Сунь-Вынь - не ахти. Меня, правда, в отличие от Никиты Сергеевича, хватило на первые сорок минут, дальше эта поебень утомила невыносимо - причем "поебень" не в буквальном смысле, потому что хотя в "Секс и дзен" только и делают, что ебутся, выглядит это так ненатурально и без всяких подробностей, что смотреть в лучшем случае смешно, а по большей части просто скучно.

Еще смешнее слушать текст, точнее, читать субтитры. Слушать, впрочем, смешно отдельно, но читать - это просто улет, такого бреда, наверное, и в нормальной порнухе нет: "башня редкостей", "мастер вечных наслаждений"... - по сюжету богатый красавец отбивает у друга невесту, но неспособен удовлетворить ее сексуально, потому что кончает через пять секунд, тогда его направляют в "беседку вечных наслаждений", где мастер-андрогин, сисястый и с пенисом в виде трехметрового каната, на котором можно крутить колесо (и он/она его таки крутит), предлагает ему курсы "повышения квалификации", но сначала направляет на процедуру увеличения члена.
Что самое удивительное - в этом произведение был бы хоть какой-то смысл, если б собственно сексуальные эпизоды демонстрировались бы в подробностях, но как раз в этом отношении с точки зрения "духовности" полный порядок, Михалкову, должно быть, понравилось. Даже женских гениталий не показывают, не говоря уже о мужских. Один раз, впрочем, мелькает пупырышек главного героя - с точки зрения духовности и нравственности, стало быть, только большой хуй - порно, а маленький - нет, это прилично. Зато тезис, что страдание продлевает наслаждение, проходит через весь фильм, во всяком случае, ту его часть, на которую хватило моего терпения, лейтмотивом - с членовредительством в качестве иллюстрации философского положения, когда персонажи тыкают во время совокупления друг дружку булавками.
маски

"Ромео и Джульетта", Миланский балет, хор. Джорджио Мадиа

Безумная фея видела оба миланских спектакля и говорит, что "Шансон" был намного лучше - верится с трудом, поскольку труппа та же, хореограф, правда, другой, но я посмотрел обрывки "Шансона" в телерепортаже - те же яйца, только в профиль. Но все-таки, надо думать, "Шансон" выигрывал за счет музыкальной основы - шлягеров классической французской эстрады. В "Ромео и Джульетте" Мадиа основа - даже не балетная партитура Прокофьева, а Чайковский, и не просто одноименная увертюра, которой не хватило бы и на одноактовку, но микс из фрагментов "Франчески да Римини", Шестой симфонии и проч., бесконечно повторяющихся. Когда гости на балу Капулетти стали изображать нечто наподобие танца под пляску скоморохов из "Снегурочки", я не смог сдержать смех - а почему бы тогда и "Танец маленьких лебедей" не использовать?!

Танцевали, впрочем, мало, а больше ползали и перекатывались по сцене в черных костюмчиках и платьицах на фоне белых драпировок (сцена у балкона по факту оказалась сценой у качелей), если же держались в вертикальной плоскости, то имитировали движения на уровне школы бальных танцев Соломона Скляра, такого рода комплекс ЛФК сгодился бы для дома ветеранов сцены, при том что среди артистов было немало ребят совсем молодых.

Эпизоды борьбы и убийства сначала Меркуцио, а потом Тибальда, исполнены без затей, как это водится, а попросту: пырнули ножом разок того, другого - и все дела, нечего больше дергаться. Комизм партии Кормилици строился в основном на том, что тетеньке то и дело задирали юбку либо она сама ее задирала, отклячивая зад. Дуэты получились по большей части однополые, за исключением заглавной пары, и довольно трогательные, особенно с участием Меркуцио - не то чтобы меня это отталкивало, просто в контексте "Ромео и Джульетты" как-то странно. Пожалуй, не припутайся Джульетта, повесть сия была бы не столь печальна.

Впрочем, печаль хореографа и без того светла - трагическую развязку он вынес в пролог, открывая спектакль с эпизода, где Ромео в изгнании получает известие о смерти Джульетты, мечется возле погоста ну и все дела, а в финале, наоборот, они встречаются, только он уже полуголый и в белых штанах, а она - в белом сарафанчике, соединились, то есть, влюбленные после погибели в лучшем мире.
маски

"Он" реж. Луис Бунюэль, 1953

Пропустил в итоге лучшие два фильма ретроспективы "мексиканского" Бунюэля - "Забытые" и "Назарин" - ужас до чего досадно. Конечно, "Он" - тоже интересный, и я его раньше не видел. И тоже в чем-то для Бунюэля характерный - его герой-ревнивец видит в замочной скважине глаз подглядывающего, и ему кажется, что люди в церкви, включая священника, строят ему гримасы - и зритель видит то же самое вместе с ним. В остальном "Он" - семейно-психологический триллер в духе скорее хичкоковском, особенно сцена, где герой то ли в шутку, то ли всерьез собирается сбросить свою жену с колокольни. Женщина предпочла одного жениха другому, в которого влюбилась, но сразу после свадьбы он стал фанатично и патологически ревновать ее без всякого повода, унижать и издеваться. В отличие, например, от "Ада", который по сценарию Клузо сделал Шаброль, главный герой в отношениях с женой ведет себя как маньяк, а для всех окружающих, от своего двойника до матери несчастной женщины, он - образцовый семьянин, приличный мужчина и прекрасный во всех отношениях человек. Благодаря короткому диалогу героини со священником выясняется, что до женитьбы герой, а он очень взрослый мужчина, с женщиной ни разу не был, жена стала для него первой. Кроме этого, герой постоянно озабочен тяжбой за возвращение семейного имущества, которое якобы несправедливо отнято у него, хотя суд - дело безнадежное, и адвокаты один за другим отказываются от него. То есть героя раздирают всевозможные комплексы, что реализуется в его маниакальной подозрительности, доходящей до галлюцинаций и выливающейся в агрессию по отношению к жене: то он стреляет в нее холостыми патронами, разыгрывая убийства, то будто бы готов сбросить с колокольни, то намеревается накинуть на нее петлю. Финал, правда, достаточно банальный - героиня возвращается к своему первому жениху и уже вместе с ним и их общим ребенком навещает сошедшего с ума бывшего мужа, обретающемся в монастырском приюте.