July 11th, 2011

маски

"Фердинандо" А.Ручелло, реж. Роман Виктюк

На спекталь пошел от полной безысходности, после впустую потраченного дня. На "звездный час" в день Украины назначили девушку, которая хоть и носит звание Заслуженной артистки, единственный вопрос вызывает - кто вы такая? Я на него даже не заглядывал. На сеансе мультиков из серии "Маша и медведь" половину проспал, половину смотрел, преодолевая отвращение к главной героине - маленькая мерзкая девочка изводит медведя, а тот терпит, убивать бы таких детей. Разочаровал и даугавпилский оркестр - в прошлом году я слушал их прекрасный концерт в Витебском костеле, теперь они выступали в филармонии, играли обработки всякой эстрадной и киношной попсы типа "Вчера" Пола Маккарти, "Опавших листьев" Косма, танго из "Аромата женщины" и в конце первого отделения - "Пиратов Карибского моря" Циммера, а на второе я не остался, потому что побежал на "Фердинандо". Хотя видел его в свое время в Москве, не на премьере, но одно из первых представлений. И точно не стал бы смотреть второй раз тот же состав. Но вместо Романа Полянского теперь играет Дмитрий Луговкин.

Меня в "Фердинандо" раздражал именно Полянский, ну помимо того, что пьеса - откровенная драматургическая макулатура, и остается лишний раз подивиться, на какой помойке Виктюк откапывает этих итальянских драмоделов. У Ручелло самозванный племянник появляется в доме разорившейся аристократки, охмуряет ее, родственницу-старую деву и местного священника, а потом скрывается с драгоценностями. Пьеса, понятно, лучше не стала и ни при каких обстоятельствах шедевром обернуться не могла, однако к моему большому удивлению спектакль приобрел некоторую осмысленную форму эконом-варианта "Теоремы" Пазолини (не бог весть какое достижение, в сущности, и для Виктюка общее место, он и в "Антонио фон Эльба" делал что-то подобное, но в изначальном составе и того не просматривалось), и при том, что по-прежнему не является репертуарной постановкой Театра Виктюка, но остается независимым проектом, где Виктюк - только приглашенный режиссер, он стал в большей степени "виктюковским", чем получился на "выходе".

Куда и почему делся Полянский - не знаю, и это тем более странно, что за прошедшее время он еще и успел уволиться из Театра им. Вахтангова, где после Щукинского училища сидел без ролей и без перспектив, то есть исчез из поля зрения напрочь. Луговкин, наоборот, неведомо откуда взялся - ну теперь я знаю, потому что сам у него спросил: он из Питера, ученик Додина, успел поиграть в массовке "Жизни и судьбы", в эстетике Виктюка - дебютирует (в Витебске играл пятый спектакль), мало того - Виктюк его не вводил, работали своими силами. Главное - Луговкин гораздо точнее соответствует типажу, который предполагают такого рода постановки Романа Григорьевича - он длинноволосый блондин (Полянский вскоре после премьеры еще и постригся), более пластичный, более свободный в движениях, органично использующий интонации юродивого, может быть, пока чуть более необходимого усердствующий с придыханиями, но в любом случае спектаклю в сравнении с тем, что было, это пошло на пользу.