June 9th, 2011

маски

Джошуа Белл, филармонический оркестр Монте-Карло, дир. Роберто Аббадо

Посредственнейший оркестр - но с каким пафосом представлен! Джошуа Белл, конечно, замечательный скрипач, но попсовый ре-мажорный концерт Чайковского, который он играл, слушать просто нет уже сил, хотя вторая, медленная часть прозвучала неплохо, а в третьей солист устроил с дирижером бег наперегонки. 8-я симфония Дворжака после антракта добила. Но госпожа Айзенберг, глава общества друзей оркестра Монте-Карло, празднующего таким образом свое десятилетие, недаром в приветственном слове обратилась к ценителям и знатокам - знатоки и ценители аплодировали после каждой части и концерта, и симфонии. Если учитывать, что солидные дяденьки в смокингах с тетеньками в вечерниих платьях и мехах, сплошь интуристы, отправились потом в ближайший ресторан на "гала дине", а прочей публике от щедрот своих налили розового шампанского и сока в предбаннике (одна бабка так лезла за соком, что чуть было тумбу не свалила - обходить не стала, боялась, что сока не достанется), то, наверное, вечер удался. Я только не понял - а что, нельзя было непосредственно в Монте-Карло его устроить? И друзьям оркестра не пришлось бы далеко ехать.
маски

юбилей Алексея Бородина в РАМТе

Уже после того, как разрезали торт, прискакала из "Современника" после спектакля Хаматова и при ее участии сыграли прямо в фойе поздравительный "капустный" номер на основе "Дневника Анны Франк". У меня теоретически была возможность посмотреть в свое время "Дневник", но не посмотрел. И ведь не так давно он, в общем, шел - а сколько всего случилось за каких-то десять лет! Я не про карьеру Хаматовой, это отдельная тема - я про РАМТ. У меня был случай сказать самому Алексею Владимировичу: РАМТ - первый по темпам развития театр Москвы. Есть и другие хорошие театры, есть в них спектакли, которые лично мне, может, и более близки по эстетике, но РАМТ - театр, куда не страшно приходить, в нем есть постановки сильнее и слабее, есть и просто безупречные, как "Будденброки" Карбаускиса, есть настоящее чудо - трилогия "Берег утопии", сама идея постановки которой мне до последнего казалась утопической, а вышел лучший из виденных мной спектаклей по Стоппарду, есть много чего еще разного, но главное - это театр со своим лицом. Про такой тип театра много говорят, и это по большей части демагогия, либо, в лучшем случае, благодушная ностальгия. РАМТ - наверное, единственный академический драматический репертуарный театр, который одновременно и в полном смысле, на сто процентов, соответствует своему задекларированному статусу, и остается живым, развивающимся организмом. Это все, казалось бы, про театр, а не про Бородина - но все же знают, что без Бородина ничего не было бы.
маски

Берл Лазар в "Школе злословия"

Накануне Табаков у Познера вспоминал про дедушку, жившему в черте оседлости, а в разговоре с Лазаром Смирнова сослалась на прадеда-раввина - до чего же русская интеллигенция любит при случае козырнуть своим "инородным" происхождением, при том что обычно, в повседневной жизни, старается всячески от него дистанцироваться. Это как в анекдоте: родители назвали мальчика Изяславом, и он, когда подрос, умело этим пользовался, представлялся то Славой, то Изей. Вот попробуйте, назовите Хинштейна евреем - и вас обвинят в антисемитизме, потому что Хинштейн - не просто русский, он - самый русский, вип-русский. В этом смысле Лазар, карикатурно-фольклорный рабби, по крайней мере, смотрится органично - он один из немногих живущих в России евреев, который не называет себя русским, и это уже, кроме шуток, подкупает. Хотя по части пиздобольства не уступит ни митрополитам, ни муфтиям. На фашистскую откровенность обычно пробивает мракобесов калибром и статусом помельче, а официальные лица предпочитают толковать о приверженности "традиционным ценностям", пока их шестерки популярно и наглядно объясняют, что именно понимается православными и мусульманами под "традиционными ценностями". Про ортодоксальный иудаизм знаю меньше, но не сомневаюсь - там своей мути тоже хватает. Однако позиция Лазара на свой лад последовательна, а вот уровень дискуссии, предложенный ведущими, просто умиляет. С позиций, которые они сами квалифицируют как христианские (но это интеллигентское христианство, с наибольшей полнотой описанное Улицкой, с христианством ни в каком его варианте не имеет ничего общего), они пытались дискутировать с раввином - это называется "связался черт с младенцем", и еще неизвестно, кто в этом раскладе - черт. Лазару, правда, палец в рот не клади, он в вопросах богословия сродни диакону Кураеву, уболтает и убедит любого, хоть черта самого. И в самом деле - что касается вопроса помощи ближнему в субботу, смешанных браков и прочих болезненных в бытовом отношении тем - раввин толково от тетушек отбрехался. В нетолерантности по отношению к другим религиям тоже упреков не заслужил - тем более, что в России раввины с муфтиями и РПЦ заодно. А спросить, зачем вообще ортодоксальным иудеям эта страна с ее людоедами, запивающими человечину кровью еврейских младенцев, ведущие или не догадались, или не осмелились. Ладно Хинштейн - православный патриот России, употребляющий предками данную мудрость народную, чтобы сделать родимую империю самой большой и страшной страной этого мира - но Лазар-то что забыл на этой проклятой Богом земле? Уж если ждать Мессию - то лучше где-нибудь в другом месте, сюда он точно не придет.
маски

"Казанова" Д.Мартини, театр Пьера Кардена в Кремле

У меня не было никаких иллюзий насчет того, какая это лажа, но безумной фее загорелось, и хотя официально с организаторами (не то братья Завитушкины, не то супруги Замарашкины - я даже не понял, кто все это делал) договориться оказалось невозможно, на входе бабкам раздавали пачками бесплатные билеты, а несчастные спекулянты безуспешно пытались впарить свой товар хотя бы за полцены. Может, я что путаю, но кажется, проект везли в Калугу, а Москва-Кремль - всего лишь перевалочный пункт. Впрочем, для такого сорта хрени кремлевский зал удалось почти целиком забить, и не одними только старухами. В первом отделении по сцене дефилировали модели-любители из какого-то технологического института, где Карден будто бы принимал экзамены. Модели, если говорить про ребят, а не про наряды, которые на них напялили, были, может, сами по себе и ничего, наряды - так себе, модными они могли показаться, когда те, на кого их теперь надели, еще не родились, Кардена вывели на сцену в начале и в конце, но он не сказал ни слова и возникло ощущение, что он уже совсем не говорит (а в ток-шоу вроде до недавнего времени участвовал охотно), да и не понимает, где находится - но это еще ничего. После антракта показали мюзикл "Казанова". Это ведь уже второй импортный "Казанова" за последний месяц - с ума сойти. Но в первом по крайней мере живой Джон Малкович участвовал - за него было стыдно, и все-таки Малкович это Малкович. В последнем "Казанове" из тех, кого сочли необходимым обозначить поименно, участвовал только автор музыки Даниэле Мартини - играл, однако, не главную роль, а слугу Казановы, такой бестолковый пузан, мотающийся под ногами. Еще у Казанова были друг и любимая - обоих убили, девушку Анджелику зарезала соперница, парня Руджеро - подручный отца Анджелики. Последнее - догадки, потому что либретто я нигде не нашел, спектакль шел из перевода, а из начальных титров можно было понять лишь то, что Анджелика и Казанова полюбили друг друга, но им судьба подстраивала козни. Вообще интрига подозрительно напоминает "Ромео и Джульетту" - вплоть до того, что Анджелика в какой-то момент пьет некое зелье и симулирует смертельное отравление, чтобы обмануть отца или кем там ей доводилось это чудо-юдо в остроносой шапке (безумная фея посчитала, что этот персонаж похож на Кирилла Серебренникова - по-моему не очень). Что касается оформления сцены - тут создатели проекта, очевидно, опирались на эстетику Кости Треплева: пустое пространство, декораций никаких, если не считать слайдов с видами Венеции на заднике. Зато костюмы - от Кардена. В том числе, должно быть, и штаны с хвостами для кордебалета кошек - кошки, впрочем, тоже венецианские, в усатых масках на голое тело. Но лучше всех были танцоры без костюмов, то есть мальчики в золотистых трусиках и шортиках с одной штаниной - они через пластические этюды изображали то, что происходят в душах героев, и если убрать самих героев (а Казанова и его возлюбленная оказались еще и предпенсионного возраста, но мужик хоть молодился изо всех сил, а бабенку уже никакая штукатурка не спасала), на сцену было бы смотреть не так скучно. В Москве подобное зрелище можно увидеть на множестве площадок - но в Театре Куклачева кошки настоящие, а в Театре Луны костюмы лучше, не говоря уже про декорации. В Калуге, наверное, это все смотрелось иначе.
маски

"Шествие" И.Бродского в СТИ, реж. Вера Камышникова

Оказывается, спектакль играется аж с февраля! При том что в афише такого названия нет и билеты на представления не продаются, а публика приходитт по спискам. С чем это связано - я так и не понял. Если театр сомневается, достоин ли этот продукт того, чтобы предлагать его зрителя - то, честное слово, зря. При том что Бродского сегодня эксплуатируют в хвост и в гриву, считается, что достаточно взяться за его поэзию - и готова постановка. Чтобы далеко не ходить за примером - мы с безумной феей сразу после спектакля Студии вынуждены были терпеть в трамвае, как пара невменяемых вонючих маргинала, дудя в дудку и, кстати, требуя за это денег, декламировала стихи Бродского вместе с собственными (из СТИ мы двинулись не обратно к Таганке, а к Николоямской, через замечательный, в лондонском духе, дворик комплекса на улице Станиславского, но на Николоямской какая-то баба перегородила машиной дорогу, троллейбус бы не проехал, да и не было его на горизонте, так что мы прошли дальше в сторону площади Ильича и на Волочаевской залезли в 45-й трамвай, а за Лефортовским мостом пересели в 24-й, там мы и встретили тех уродов). С другой стороны, я припоминаю, как еще на перестроечном АТВ то ли Дибров с Эрнстом, то ли какие другие культовые телевизионные деятели устраивали собственную постановку по Бродскому - "Представление". Сейчас Бродский - в репертуаре и у Розовского, и у Камбуровой, то есть, в общем, не раритет. Но "Шествие" в СТИ - образец, как можно и нужно работать с поэтическим текстом, не вторгаясь в его природу, но и не ограничиваясь форматом литературного вечера в районной библиотеке.

При том что ничего сверъестественного в "Шествии" нет - просто режиссер и актеры продолжают осваивать пространство замечательного (лучшего из театральных новостроек) здания, и вслед за малой сценой в "Реке Потудани" шествуют далее, теперь уже начиная, по Станиславскому, с вешалки. Игорь Лизенгевич (самый яркий среди выпускников последнего курса Женовача здесь за Автора) приглашает публику... обратно в гардероб. Оттуда все - зрители вместе с персонажами поэмы, масками комедии дель арте, Идиотом, Дон Кихотом и т.д. шествуют через центральное фойе (откуда некоторые участники выходят через окно во двор) на лестницу, затем в фойе второго этажа (великолепно вписанный в ниши под окном дуэт влюбленных) и далее - по лестнице, ведущей к малой сцене, где у ее запертных дверей ждет Гамлет в смирительной рубашке, а освободившись от пут, распахивает окно и на высоте третьего этажа размышляет над своим вечным вопросом.

Отчасти действо напоминает некоторые постановки Мастерской Фоменко, но спектакль Веры Камышниковой не перегружен замысловатыми виньетками, как это часто бывает, и вместе с тем режиссеру вместе с композитором Николаем Орловским удается обнаружить в монотонных по большей части пятистопных ямбах Бродского бесконечное разнообразие ритмов и интонационных мелодий, аранжированных нехитрыми и подручными ударными инструментами: трещоткой, тамбурином, треугольником. Еще один плюс - удалось избежать "ностальгических" мотивов, которые присутствовали и в "Дело № 69. Посвящается Ялте" Злобина в театре Камбуровой, и особенно в "Ниоткуда с любовью" Михаила Козакова, хотя до начала "шествия" в фойе играет проигрыватель - потом эти пластинки еще не раз возникнут как элемент сценографии или театральной игры по ходу представления. Вообще в "Шествии" все очень точно и тонко одно к другому прилажено. Но самое неожиданное - как раскрываются в этом формате поэтического перформанса актеры. Эстетика Женовача обычно такого не предполагает - здесь у них гораздо больше пространства (в прямом и переносном смысле) для эксцентрики, гротеска, и эта сторона проявляется особенно интересно, великолепна Ольга Калашникова - трогательная Коломбина с пером в волосах, но всех я не знаю по именам, не мог бы перечислить и при желании.
маски

Суми Йо в КЗЧ, дир. Юрий Симонов

Концерты оперных солистов меня мало привлекают - программа в них, как правило, однообразная и куцая. Суми Йо и вовсе не обещала многого - заранее было заявлено всего четыре произведения в ее собственном исполнении, плюс симфонические сюиты и увертюры. Правда, одно из четырех - двухчастный концерт Глиэра для колоратурного сопрано с оркестром. В прошлом году его так и не удалось послушать в нормальном качестве - пела Лора Клейкомб с РНО, но вечер был занят, пришлось довольствоваться репетицией:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1815160.html?nc=7

Но по счастью я все-таки на Суми Йо пошел - и это оказалось просто великолепно. Программа действительно небольшая, хотя впридачу они с Симоновым запланировали и исполнили еще четыре биса, и в результате концерт вышел полноценным не только по качеству, но и по продолжительности, а главное - так умело составлена, что не придерешься, и вполне "демократично", но в основном из незапетых, незаигранных вещей.

В концерте Глиэра солистке, впрочем, не все верхние ноты дались без труда, но школы, техники, вокальной культуры ей не занимать. Другое дело, что музыка концерта, и без того приторно-сиропная, в исполнении Суми Йо прозвучала совсем уж опереточно, первая часть - как лирическая песенка в духе Дунаевского, вторая - как игривый вальсок из музкомедии того же автора. Клейкомб в прошлом году пела ту же партию более сдержанно академично, а Суми Йо - избыточно, на мой вкус, эмоционально, но это уже вопрос интерпретации. Во втором отделении к шлягерному вальсу Джульетты из оперы Гуно она присовокупила эффектную, музыкально и сценически выигрышную (с двумя солирующими флейтами) , и при этом нехрестоматийную арию Кристины из "Северной звезды" Мейербера, а в конце "официальной" программы великолепно и без всякого уже "популизма" спела финальную сцену Офелии из "Гамлета" Тома.

И потом уже пошли "бисы" - Чио Чио Сан, "Сказки Гофмана", где она, изображая заводную куклу, малость перебрала по части балагана (безусловно, очень весело она механически двигалась, играла с веером, "ломалась", а дирижер время от времени "подзаводил" ее припасенным рычагом - но от музыки это несколько отвлекало), корейская народная песня в сопровождении наряженного в этнический костюм барабанщика (барабанщик поначалу едва не заглушил солистку, дирижер сумел усмирить его раж только ко второму куплету, но песенка против ожидания очень даже милая) и, на сладкое, ария из "Кандида" Бернстайна.

Оркестр тоже работал на уровне - прилично прозвучала и сюита из "Раймонды" Глазунова, и фрагменты балетной музыки к "Фаусту" Гуно, и увертюра к опере Тома "Миньон", и все логично сочеталось с вокальными номерами: Глазунов с Глиэром, Гуно с Тома и Мейербером. Просто отличный концерт.
маски

"Жизнь за один день" реж. Кевин МакДональд в "35 мм"

Ну конечно проект фильма, смонтированного из ютьюбовского видео со всего мира - чистой воды разводка, хотя фастфуд для дежурного меню артхаусного макдональдса на вид вполне съедобный, он грамотно выстроен драматургически, умело и не без вкуса смонтирован, его можно смотреть - для "независимого" фильма уже немало. При желании за произведением, по сути представляющим собой программу "Сам себе режиссер" на канале "Дискавери", можно обнаружить не только зарисовки страноведческого характера, но и систему лейтмотивов, один из них, самый явный - взаимоотношения отцов и детей, в человеческом мире и в животном. Можно, правда, и просто любоваться на ловлю осьминогов и роды экзотических животных, умиляться молочным поросятам, ужасаться сценам забоя телят, умиляться или ужасаться каминг-ауту симпатичного гея в зеленой маечке, который по мобильному рассказывает бабушке о своем бойфренде, и татуированному гопнику, кувыркающемуся по обезьяньи через Сокольники, ворующему булки в супермаркете и перескакивающему через турникеты метро.

Летний день 2010 года проходит и близится к закату, в разных частях мира за это время происходит масса интересного и не очень, трогательного и трагического, в том числе давка на лав-параде в Дуйсбурге. Но даже жертвы давки не портят вдохновителям и идеологам опуса общей благостной картины единого мира - и этот идиотический оптимизм улитки, которая, будучи эмблемой проекта, ползает по земному шарику на финальных титрах, у меня вызывает оторопь. Документальный, неигровой по технологии производства, а на уровне съемочного процесса и вовсе любительский, в целом фильм тем не менее - умело изготовленный фуфел, отражающий, конечно же, не реальность, а субъективно-идеалистические представления о ней благодушных западных интеллигентов. Один из персонажей, велосипедист-путешественник, представляясь, говорит: "Я родился в Корее, неважно в какой, Северной или Южной. Я решил объехать весь земной шар". Но как же неважно, когда как раз именно это только и важно, потому что если в Северной - то рассказ этого персонажа можно было бы закончить на том, что он решил, а точнее, можно было его и не начинать - не было бы у него не видеокамеры, чтоб его записать, ни доступа к интернету, чтобы выложить, уж товарищ Ким Чен Ир позаботился бы об этом. Ближе к вечеру тот же путешественник-энтузиаст все же вспоминает, что существует две Кореи, уточняет, что сам он - из Сеула, как будто непонятно без того, и печалится, что не знает, как объединить Северную Корею с Южной. Один народ - и два мира, пребывающие в состоянии холодной войны, вот-вот готовой перерасти в войну настоящую. А что же говорить про другие народы?

Как верить, например, ролику о безопасности прогулок по Кабулу - а уж с какой стати разделять радость за афганских девочек в платках, изучающих боевые искусства? Приемлемы хотя бы для самых толерантных интеллектуалов обычаи, связанные с тем, что женщина приветствует своего мужчину, стоя на коленях - а для чернокожих дикарей это естественная норма. И с какой стати вообще дают слово негру, утверждающему, что главная беда - гомосексуализм, что это болезнь и он ее боится? Побоялся бы других болезней лучше. Теперь, спустя год, можно с большей или меньшей уверенностью говорить, что запечатленный участниками проекта день не стал в истории человечества последним - но тем меньше оснований ручаться за день сегодняшний.
маски

мультимедиа, арт и музей

На Остоженке награждали лауреатов акции по поддержке театральных инициатив - вручанты сплошь уважаемые люди (Табаков, Миронов, Хабенский, Хаматова - нехило так), номинанты - не все известные, хотя некоторые уже давно на слуху (Марат Гацалов, например). Потом, по обыкновению - банкет, но не просто так, а на крыше - котенок с улицы Лизюкова в таких случаях говорил: как прекрасна наша саванна с высоты птичьего полета, но, кроме шуток, в самом центре Москвы мало восьмиэтажных зданий, а с открытыми крышами - поди, еше меньше, мне, во всяком случае, прежде на таких бывать не доводилось. Спускался медленно и постепенно, на каждом этаже осматривая экспозицию. Хотя контент (раз уж надо выражаться современно - пускай) не особенно меня увлекает. В зале на 7-м этаже, где награждали победителей, недавно открывшемся после ремонта - часть экспозиции из коллекции фотоархива Рейнской области, она же продолжается (то есть начинается) двумя этажами ниже. На 6-м - самая, наверное, интересная из выставок: "Тaцио Секкьяроли. Первый папарацци". На снимках безусловно преобладает в качестве модели Софи Лорен - во всевозможных вариантах, от головы среди болванок для париков до полуголой тетеньки, выходящей из моря, прикрывая титьки ладонями. Запечатлена Лорен и в Москве на Красной площади - в 1969-м она участвовала в проекте "Подсолнухи", фильм вышел совсем никудышний, зато остался в памяти как историческое событие: как же, такая звезда посетила. Феллини, Антониони - это все само собой, хотя я в который раз поймал себя на мысли, что из всех итальянских режиссеров "золотого века" я по-настоящему люблю только Дино Ризи - он кое-как представлен тоже, а все остальные - ну в лучшем случае интересны, хотя, конечно, Феллини на съемках "8 1/2" и "Сатирикона" - это ценный документ. Выставка "Арте повера" в Москве. Произведения из коллекции Кастелло ди Риволи" мне показалась пустой - все это "бедное искусство" могло кого-то волновать сорок лет назад, но сегодня, в ретроспективе, кажется скучным и фальшивым. Может, фонтанчик с парафиновой скрипочкой еще забавен до некоторой степени. Внизу и в подвальных залах - студенческие фото и видеоработы, по качеству не уступающие - и не опережающие - занявшим престижные верхние этажи классикам жанра, я бы, может, и не стал тратить на них время - да дождь пошел. Ну и, как водится, самое интересное в музеях контемпорари арт, расположенных в историческом центре крупного города (убеждаюсь в этом всякий раз, а теперь еще и в Москве) - вид из окон. А с крыши - так и вовсе вне конкуренции.