?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Thursday, May 26th, 2011
2:28p - "Открытки из Вены", БСО в КЗЧ, дир. Владимир Федосеев
Два антракта - это явно лишнее, тем более, что первое отделение состояло из Неоконченной симфонии Шуберта, исполненной, впрочем, безупречно (резкие перепады звука - дело вкуса и вопрос трактовки). Второе отделение - современные авторы: концерт для скрипки "Странный филин" Райнера Бишофа (2001) и "Карманная симфония" Томаса Даниеля Шлее (2006), оба композитора, надутые и самодовольные, сидели в первом вип-ряду амфитеатра, один дарил цветы Федосееву, другой вышел на поклон и забрал у дирижера преподнесенный ему букетик. "Странный филин" (солировал Марио Хоссен) оправдывает свое название в том смысле, что эта музыка, при всей ее атональности в мелкой нарезке годилась бы в качестве саундтрека к мультику, нечто "сказочное" в духе Римского-Корсакова или Лядова, только переведенное на язык додекафонии. "Карманная симфония" проходит скорее по линии "неоклассической", милое вторичное сочинение. Третье отделение - дивертисмент, с вальсом "Венские девушки" в качестве увертюры и "Весенними голосами" Штрауса "под занавес" и основным блюдом - песнями в исполнении Бенно Шолума, австрийского баритона: "Песня венского кучера" Густава Пика, "В Пратере снова зацвели деревья" Роберта Штольца, "Вена - город моей мечты" Рудольфа Сичинского и "Это моя Австрия" Йохана Шрабеля, последняя - с англоязычной, по всей видимости, импровизированной концовкой "I think that Moscow is very fine". Слегка подпортила эффект подзвучка, рассеивавшая звук голоса, дирижирование напоследок хлопающим залом, пусть это отчасти и в "венских" традициях, тоже не самый приятный момент (тем более, что эта публика готова хлопать в такт и Неоконченной симфонии Шуберта, дай только повод), но по продуманности и насыщенности концерт - один из самых интересных в сезоне.

(comment on this)

2:32p - "Голый король" Т.Хренникова, Учебный театр ГИТИС, реж. Виктор Рябов
То ли на курсе Рябова совсем плохо с мальчиками, то ли такова специфика художественного решения постановки, но почти все мужские роли, за исключением свинопаса Генриха, короля-отца и короля-жениха, играли девушки - и Христиана, и Министра нежных чувств. Причем, поскольку в спектакль добавлены музыкальные номера из других сочинений Хренникова, вплоть до главной темы из "Давным-давно", с другими, правда, словами, не всегда это выглядело уместно, особенно что касается песни пьяных к "Много шума из ничего". Курс, как я понимаю, целевым образом набран для театра Сац, так что оценивать вокал дипломников стандартами Ла Скала было бы неверно. Хотя исполнителю роли Генриха Сергею Степанову в обаянии не откажешь, и поет он неплохо.

Но по-настоящему меня зацепил совсем другой момент. Придворный поэт во втором действии предлагает королю-жениху вирши, посвященные приезду невесты-принцессы, построенные на бесконечном повторении одной-единственной глагольной рифмы: "Ты все ехала и ехала, чуть на камень не наехала..." и т.д. Автор куплетов в "Голом короле" Хренникова - Роберт Рождественский, хотя может, конкретно эти стишки и не ему принадлежат, рассчитаны они, понятно, на комический эффект, но кроме того, мне показалось, Рождественский тут сознательно пародирует Левитанского - а может, просто показалось.

(comment on this)

2:32p - Бахрушинский фестиваль в Зарайске
За МКАД я стараюсь выбираться как можно реже и предпочтительнее самолетом, но день открытия Бахрушинского фестиваля совпал с относительно пустым воскресеньем (не тогда, когда пойти некуда - такого не бывает - но когда хотя бы можно что-то пропустить). Туда доехали за два с половиной часа, попутно еще и поглазели на памятник "огурцу-кормильцу до благодарных луховчан" (луховицкий огурец водружен на огромную деревянную бочку и гордо из нее торчит кверху, декорированный муляжами монет достоинством от копейки до рубля) и еще до полудня были на месте.

Пока в зарайском кремле шла церемония открытия, мы обошли крепостные стены с экскурсией - в кои-то веки повезло с экскурсоводом. Место действительно интересное - всю внутреннюю территорию кремля себе захапали попы, но стены пока еще принадлежат музею. Крепость заложена по распоряжению Василия III, Иван Грозный бывал тут несколько раз, в 1610-м при Шуйском воеводой в Зарайске стоял Дмитрий Пожарский, и улица, проходящая вдоль главных ворот, носит его имя, при том что в основном топонимика современного Зарайска - советская: улицы Карла Маркса, Урицкого, собственно Советская и т.п. Мне стало интересно, какова этимология названия города, за каким-таким раем земным его нашли - оказалось, что Зарайском его прозывают с конца 19 века, а до этого он был Заразск, причем по романтической легенде это связано с тем, что вдова убитого Батыем князя вместе с младенцем прыгнула с высоты и убилась "зараз", а по более прозаической версии - с рельефом местности. Так или иначе, от "заразы" со временем в названии избавились. Кстати говоря, река Осетр, протекающая рядом, на самом деле называлась Остер (опять-таки в связи с рельефом - много "острых" углов в течении) - такая вот лакировка действительности.

Все это нам поведали, пока мы находились внутри кремля. Что характерно - каменная лестница пятивековой давности стоит себе крепко и используется по прямому назначению, а деревянная колокольня, которую православные поставили десять лет назад, покосилась и вот-вот рухнет, пока же в шутку прозывается местной "пизанской башней". Часть пола на крепостной стене, правда, тоже обвалилась, но первостепенной заботой окружена не историческая кладка, а церковь Иоанна Предтечи постройки 1904 года в стиле "провинциального неоклассицизма" - не уродливое, но ужасно тяжеловесное строение, внутрь которого мы не заходили, потому что - пришлось проявить личную инициативу - после краеведческого музея я подбил остальных сходить в дом-музей Анны Голубкиной. Краеведческая экспозиция расположена в двух залах бывшей Троицкой церкви, причем музейщики и сами бы рады выехать оттуда в помещение внутри кремля, которое им передано, но те площади не отремонтированы, и недовольны в итоге все. Основа экспозиции - портреты и мебель, причем среди портретов - запечатленная Бакстом на холсте в полный рост графиня Мария Келлер. Среди старинных портретов неизвестных художников обнаруживается зеркало в портретной раме с подписью "Портрет неизвестного. Неизвестный художник": если церковь на кремлевской территории относят к "провинциальному неоклассицизму", то сие творение можно обозначить как "провинциальный постмодернизм".

Больше всего я доволен, что мы дошли до дома Голубкиной - он недалеко от кремля и музея, но все-таки потребовалась некоторая доля энтузиазма. Дом-музей, где скульптор Анна Голубкина (ее персональный музей-мастерская есть и в Москве, в Левшинском переулке) родилась и преждевременно умерла, в нынешнем виде открылся недавно, в 2008 году. На первом этаже - экспозиция, посвященная творчеству, в основном, конечно, фотографии и копии, в том числе скульптурный портрет А.Н.Толстого (1911), знаменитая "Березка", анималистические "Баран и ярочка", вещи, напоминающие об учебе у Родена в Париже; на втором - пять мемориальных комнат, на пороге прихожей - прилепленный к порожку старый рубль, якобы Анна Семеновна таким образом шутила над гостями: всякий входящий наклонялся, чтобы рубль поднять, и кланялся дому. Среди фотографий - снимок участников спектаклей любительского театра. Особо оговаривается, что в этом театре дебютировала 4-хлетняя Валентина Сперантова, в будущем - известная актриса, особенно прославившаяся озвучкой персонажей детского возраста. Из скульптур наверху находятся потреты матери и деда, а также ранняя ваза "Туман".

После позорного "ресторана", который по любым понятиям не тянет даже на забегаловку, поехали по городу, побывали на местном кладбище и посмотрели на могилу Голубкиной, которая здесь же в 1927 году была похоронена рядом с матерью, а потом отправились в усадьбу Даровое, один из семи мемориальных музеев Достоевского. Я до сих пор бывал только в петербургском музее-квартире, даже в московский, признаться, не заходил, про Омск или Семипалатинск говорить нечего. А Даровое - это, конечно, не музей в прямом смысле слова, это памятное место, где будущий великий гуманист и печальник земли русской играл с братом Михаилом в "лошадки", запрягая детей крепостных в "тройки": мальчика - в "корень", девочки - "пристяжные". Одноэтажный флигель, в котором юный Достоевский проводил четыре года подряд вместе с братом летние каникулы, как ни удивительно, сохранился, но был позднее перестроен его замужней сестрой, и в сущности это уже совсем другое строение. Внутри - только фотографии и фотокопии документов. Рассказывают об отце, которого убили на дороге неподалеку от имения - то есть по официальной версии его хватил удар от пьянства, но он так плохо обращался с крестьянами (с домочадцами, впрочем, тоже), что версия насильственной смерти возникла сразу и Достоевский определенно имел ее в виду. Вообще при скудости материала экскурсия оказалась очень насыщенной именно с точки зрения привязки творчества Достоевского к Даровому и детским впечатлениям от каникул в имении: и образ дубов-братьев (дубы, стоящие с начала 19 века - отдельная достопримечательность за отсутствием других), и окрестная топонимика. Удивительно, но памятник Достоевскому, пусть и сомнительных художественных достоинств, установлен в Даровом в 1993 году на частные средства.

После таких экскурсий самое милое дело бы вернуться в Москву, пока не потянулись с огородов дачники и не запрудили трассу, но раз уж наша поездка привязана к фестивалю, то и по ходу экскурсии фамилия Бахрушиных всплывала то и дело (при том что создатель театрального музея к предкам-купцам, много чего построившим в Зарайске, отношение имеет в лучшем случае биологическое; как и, если уж на то пошло, Михаил Шолохов, чьи прародители отправились на Дон из Зарайска, то есть Заразска тогда еще), а официальную программу первого дня венчал творческий вечер Алины Покровской. Поскольку в Театр Армии не хожу даже я, при всей своей всеядности, и театральные работы Покровской знаю плохо, на нее и ее выступление посмотреть было интересно, тетенька достойная, с непростой, как говорится, актерской судьбой (в Театре Армии, как можно понять из выступления между строк, она оказалась во многом вынужденно, в результате конфликта с Бабочкиным, а роман с кино, по собственному ее признанию, не сложился, несмотря на восемь картин, включая "Государственного преступника" и "Офицеров"), и вечер прошел, можно было бы сказать, без сучка без задоринки, если не считать того, что каблук туфли актрисы постоянно застревал в щелях сцены зарайского ДК. Но в результате, выехав из Зарайска около восьми вечера, за 25 км от Москвы мы попали в пробку и, пока она не рассосалась ближе к МКАДу (в Москву въехали по чистой пустой трассе, вот ведь как), торчали в ней страшно долго. Пришлось также пропустить первые серии "Достоевского" - если только посещение его бывшей семейной усадьбы может это компенсировать.

(2 comments |comment on this)

2:35p - отморозки
По утрам не ем, даже когда угощают, но от приглашениия в "Пушкин" не отказываются: я там до сих пор никогда не бывал, а уж в каминном зале - и подавно. Повод, может, и нестоящий - проект Олега Роя совместно с неким модным порталом по литературному конкурсу в интернете - но сам Рой мне приятен, я не так давно делал с ним материал, а в "завтраке" участвовала также Ольга Николаевна Аминова, когда-то преподававшая мне литературу начала 20 века, а ныне заведующая отделом современной прозы в издательстве "Эксмо". Она совершенно не меняется, такая же эстетная и изящная в духе ранней Ахматовой, по которой защищала кандидатскую - в этом определенно есть стиль, и черное платье с треугольными вставками, делающее ее похожей на модель "Дамы у рояля" Натана Альтмана, очень ей идет. Ресторан шикарный, еда отменная, разве что обстановка слишком чинная, но это не помешала мне стрескать дюжину пирогов с разной начинкой, по блинчику с печенкой и телятиной, хлебец с маслом (масло прослойками в хлебе) и что-то еще, всего и не упомнишь, а безумная фея особенно налегала на красную рыбу и слегка переусердствовала.

Так забил живот с утра, что приехав уже из редакции на Винзавод к открытию выставки, посвященной "Дому-2", ходил мимо ломившихся столов и ел только перепелиные яйца, запивая морсом, алкаголя тоже остерегался, поскольку предстоял поход в Большой на Бенуа. Фотографии Никишина с участникам и ведущими проекта в качестве моделей - образчик поп-гламура, множество ню, но, конечно, не собчачьих, а участниц, среди гостей в толпе опознал только Бузову и Солнце, поскольку пик их славы пришелся на время, когда я регулярно про Дом-2 писал, нынешних уже не знаю, Собчак не было, возможно, она появилась позже, но попив сока, поев перепелиных яиц и посмотрев на горы пирогов и прочих закусок, мы поехали в Большой.

После вечера Бенуа де ла данс вся халява потянулась в административный корпус на банкет, куда, по слухам, был практически свободный вход (теперь я наконец понимаю, за что все убогие старухи обожают Григоровича), а мы с феей пошли вверх по Дмитровке на закрытие "Твоего шанса", где еще застали на донышке кастрюль глинтвейн, и четырех стаканов мне хватило. Главный приз отдали "Отморозкам" Серебренникова, что, в общем, логично, хотя и не так бесспорно, как в случае с "Историей мамонта" в прошлом году. Конечно, лучшим (из того, что я видел - но я видел почти все) был словацкий "Живой труп", но практического смысла награждать привозной спектакль нет, а из московских студенческих постановок "Отморозки" - самое значительное событие.

(1 comment |comment on this)

2:45p - церемония и фестиваль "Бенуа де ла данс" в Большом
До сих пор я ходил на Бенуа только раз, аж в 2004-м году, еще в старом здании Большого, и то весь тогда извелся - как раз тем вечером по телевизору шла последняя серия (впервые!) "Секса в большом городе" - собственно, в 2004-м это был первый фестиваль с гала-концертом, а не просто вручение премии. Вручают на Бенуа, кстати, торжественно, но оперативно, без особых церемоний - жюри и номинантов рассадили на сцене, всех объявили, перечислили спонсоров (особый успех у публики имел Институт по продвижению аргентинской говядины) коротко выступил Григорович, которого встречали овациями только что не стоячими, и минут за тридцать-сорок закруглились, а после небольшого технического перерыва сразу, не делая полноценного антракта, начали первое отделение концерта.

Концерт роскошный - конечно, неровный, но в целом великолепный, и что лично мне особенно приятно: минимум академической классики, максимум модерна. В первом отделении, правда, далеко не всему я готов был аплодировать, начиная с фрагмента из балета "Бабель" ("Слова") бельгийской компании "Человек с востока" - показали дуэт, в котором один из сопостановщиков-хореографов Дамьен Жале, на вид - культурист-качок - таскал по сцене свою партнершу топлес, чувственности в этом дуэте не было никакой, скорее подавленная тревога, а то и открытая агрессия - по всей видимости, это концептуально, но не слишком увлекательно. Следующий номер - "Тристан и Изольда" на музыку, соответственно, Вагнера - тоже дуэт и тоже не несущий в себе, как мне показалось, ни чувственности, ни трагизма - танец скорее декоративный, хотя режиссерски номер поставлен небезынтересно, уходя вглубь сцены, персонажи попеременно оглядываются назад. Дальше было интереснее. Прелестное, жалко только короткое, соло Пака из "Сна в летнюю ночь" Йормы Эло в исполнении Михаила Сосновского. "Outrenoir" Иржи Бубеничека, любопытный по драматургии (параллельно с основной парой на сцене постоянно возникает, как будто в воспоминаниях, детский дуэт, мальчик и девочка играют, качаются на качелях, и "задувают" электрический фонарь, который в начале номера маятником раскачивается над лежащим телом героя). При небольшой любви к балетной классике невозможно не признать, что Па де де из "Дон Кихота" с участием лауреата 2011 года Роландо Сарабиа из Кубинского классического балета Майами было исполнено безупречно. После скучноватого дуэта "Шопен", изысканно исполненного, но небогатого на хореографическую фантазию и с довольно странными костюмами (красная майка на Константине Звереве, красное платье на Екатерине Кондауровой) особенно лихо пошла "Тарантелла" Баланчина, при том что мне подобные номера не слишком симпатичны.

Второе отделение открыли Классическим па де де Баланчина на музыку Чайковского, танцевали Мария Яковлева и Денис Черевичко, им хлопали, как мне показалось, громче, чем стоило бы - но клака вообще бесновалась пуще обычного. "Б/олеро" Равеля в хорреографии Охада Нахарина исполняли две девушки в черных платьицах, под музыку в парадоксальной электронной аранжировке, к финалу постепенно сходящей на нет, а не заканчивающейся мощным аккордом, как в оригинале - танец, построенный на механистичных резких движениях. Рискованный, но совершенно восхитительный мужской дуэт из "Курта Вайля" хореографа Кшиштофа Пастера на музыку, само собой, Вайля - едва ли не лучший момент вечера. Конечно, хореография Бигонцетти, мое самое сильное увлечение последнего времени, вне конкуренции, но "Серенаду" я уже видел раньше в рамках "Отражений", и в том же исполнении Васильев-Осипова, номер потрясающий, через движения раскрывается ситуация мучительного взаимоистязания, когда невозможно ни расстаться, ни остаться вместе, и небольшой танцевальный номер воспринимается как полноценный театральный спектакль. Из того, что я видел впервые, также очень понравилась вещица "Altro canto" на музыку Монтеверди в хореографии Жан-Кристофа Майо - дуэт парня в юбочке и девушки в брюках, такой унисекс, и роли внутри дуэта, и пластика тоже андрогинные. Вот почему такой фурор вызвал Фернандо Ромеро своим соло "Фаррука" - я не понял, обычное модернизированное фламенко. Эффектная китайская постановка "Закрывай глаза, когда темнеет" Цзан Чжинсиня - на стыке модерн-балета и эстрадного танца, два мальчика и девочка, шортики-боксеры, стулья, в общем, ничего экстраординарного, но смотрится отлично. В финале - "Затачивая до остроты" Йормы Эло, идущее в репертуаре Стасика, но помимо Чудина, Смилевски и Сомовой - с участием солистов нью-йоркского балета.

Второй день меня разочаровал, несмотря на потрясающий фрагмент из "Караваджо" Бигонцетти с участием Владимира Малахова во втором отделении - мужской дуэт не столько чувственного, сколько философско-метафорического характера. В первом Малахов танцевал требующий технической виртуозности и физически труднейший, с вращением в поцелуе, эпизод из "Парка" Прельжокажа с Надей Сайдаковой, и поскольку "Караваджо" я никогда целиком не видел, а "Парк" пропустил в февраля на гастролях балета Парижской оперы, то хотя бы этим номерам порадовался. Открывал первое отделение "Канон Ре мажор" Иржи Бубеничека в исполнении братьев, Иржи и Отто (второй делал еще и аранжировку) с примкнувшим к ним молодым и тоже очень интересным Леонардом Яковина. Но дальше пошли надоевшие уже "Рубины", потом нудное и длинное адажио из "Шахерезады" Фокина (при том что Кондаурова танцевала с Константином Зверевым, и, как и накануне, тоже в не самом выигрышным номере, он был очень хорош), и снова, второй день подряд, только в другом исполнении "Тарантелла" Баланчина (Мария Яковлева мне понравилась, а Денис Черевичко - тяжеловат, грубоват). Совсем не понял прелести "Танго-сюиты" - это милый четырехчастный номер на музыку танго разных авторов, начиная, само собой, с Пьяццолы, ироническая рефлексия над танцевальным стилем и его каноном, его характерными па, особенно эффектная во второй части, которую венчает кода с имитацией "заевшей пластинки", когда одно и то же движение повторяется снова и снова, но в целом это достаточно банально, для эстрады еще сошло бы - но, надо думать, благодарить за такое пополнение программы следует пресловутый Институт по продвижению аргентинской говядины. Второе отделение открывала пара из нью-йоркского балета, которая, если не считать Малахова, была как бы самой "звездной" в программе Бенуа этого года, но показывали они "Другие танцы" Шопена в хореографии Роббинса, я Роббинса не люблю, мне было скучно, за роялем сидела Екатерина Мечетина. "Венецианский карнавал" Петипа и классическое па де де Гзовского меня и подавно мало интересовали, а на этом все и закончилось, снова вышел Григорович, снова сказал, что 20-й Бенуа рассчитывает провести на новой старой сцене, ему снова похлопали громче, дружнее и, кажется, искреннее, чем всем остальным вместе взятым - и разошлись.

В первый день, когда все прогрессивное человечество сочло своим долгом отведать пресловутой аргентинской говядины на банкете, мы с безумной феей после утренних посиделок в ресторане "Пушкин" и полдника на Винзаводе в ту сторону и не посмотрели, предпочли потереться возле молодежи на закрытии "Твоего шанса". А на второй, когда от аргентинской говядины остались только рожки да ножки, мы поскакали на чеховфестовский прием в сад Аквариум. Там почему-то все столпились на балконе театра Моссовета, мы там пробыли недолго, и вместе с нашими любимыми менеджерами фестиваля спустились вниз, в шатры - там и отожгли, не сходя с мягкого дивана. Присоедился Гутерман, с ним мы пили бурбон восьмилетней выдержки, а безумная фея курила сигары, их предлагали, и очень настойчиво, практически навязывали, потому что коробка у мальчика с сигарами была большая, а клиентов практически не находилось (звучит, между прочим, как строка из стихотворения Северянина или песни Вертинского: "безумная фея курила сигары..."). Пошел дождь, но мы подвинули диван внутрь шатра, оставив посуду на столе наполняться дождевой водой, и теперь спешить точно не было смысло, хотя посетителей в шатрах не сильно прибавлялось, только появились солидные дяденьки, вероятно, спонсоры-банкиры, тоже позарившиеся на дармовые сигары - но спонсоры могли бы заинтересовать Настю, а ее с нами не было, мы же по-стариковски довольствовались пирожными с ежевикой и странным напитком, который официанты называли "облепиховым лимонадом", хотя скорее это был газированный облепиховый сок с мякотью.

Collapse )

(comment on this)

2:50p - "Дети Сэвиджа" реж. Тамара Дженкинс, 2007
В бумажной телепрограмме киноанонсы на ночные эфиры не пишут, указывают только название, которое часто ни о чем не говорит, а в интернете не всегда есть возможность посмотреть подробнее (О "Детях Сэвиджа" я с трудом нашел страницу в Кинопоиске, потому что там он присутствует под названием "Дикари", то есть фамилию героев, вынесенную в заголовок, переводят буквально, если я правильно понимаю) - без всякой видимой причины пропустил начало фильма, который, как это часто бывает, ни в прокате, ни на фестивалях не шел, несмотря на то, что в главных ролях - Филипп Сеймур Хоффман и Лора Линни. Их персонажи - брат и сестра, взрослые уже люди, он литературовед, специалист по Брехту, она - драматург, их общая проблема - отец, к которому у обоих много претензий, так что нет оснований сомневаться, что старика надо сдать в приют, в дом престарелых, в психушку - в общем, пристроить куда-нибудь и забыть, тем более, что сам он по отношению к детям тоже никогда особенно любящим отцом не был. Но интеллектуалы-гуманитарии сомневаются, терзаются - хотя дело все-таки делают. Наблюдать за их страданиями не то чтоб сверх-увлекательно, скорее, интересно с точки зрения, как работают актеры, а фильм все-таки стоило бы посмотреть от начала до конца - сюжет я в общих чертах уловил и по обрывкам, а вот посыл режиссера - не вполне, хотя единственный на моей памяти пример, когда в кино оправдывалась отправка отца в дом престарелых - "Бал монстров", но там старик был чудовищем, расистом-убийцей, и герою необходимо было в его лице избавиться не только от личного, но и от всеобщего "проклятого прошлого".

(3 comments |comment on this)

2:50p - "Суперменеджер, или Мотыга судьбы" реж. Богдан Дробязко
А мне понравилось. Сергей Медведев и Юрий Чурсин бесподобны, и всякому непредубежденному зрителю видно, насколько им по кайфу то, что они делают. Конечно, надо заранее понимать, что "Мотыга судьбы" - это как бы не совсем кино, не то Кино, на которое претендуют Сокуров или Звягинцев - но прелесть как раз в том, что вместо необоснованных претензий предлагается ненавязчивый и ни к чему не обязывающий прикол. В этом смысле и тема, и сюжет, и кастинг "Мотыги судьбы" - безупречны. Медведев и Чурсин играют братьев Ромашовых. Старший, Егор - финансовый аналитик, спец по фондовому рынку (Чурсин играет его этаким пишичитаем, в круглых очках, отчего его персонаж кажется слегка двинутым), младший, Никита - раздолбай и фанат ролевых игр, где он руководит отдельной бригадой боевых хоббитов (до сих пор у Медведева не случалось такой интересной работы в кино!) и курит "эльфийский лист", предпочитая резаный. Егор работает на прохиндея Барнса, задумавшего финансовую аферу, из-за своей честности теряет место, а заодно и девушку-актриску Стеллочку, которая моментально уходит к другому, но в решении проблем помогает брат, а тут еще на горизонте нежданно-негаданно появляется новая девица в исполнении вездесущей Екатерины Вилковой, главной суперсамки новорусских абсурдных комедий.

Имена сценариста и режиссера ни о чем мне не говорят, что они сами курили, эльфийский лист или другое - не знаю, но за той белибердой, которую они от души нагородили, прослеживается и небезынтересное конструктивное мышление (интрига раскручивается в двух параллельных планах - в мире финансово-криминальном и в ролевой толкиенистской игре, причем основные персонажи присутствуют в обеих линиях, начиная с утратившего свою чудесную мотыгу говорящего виршами Великого Торина, он же олигарх и отец невесты Никиты, он же отец Иоанн Охлобыстин, да растет вечно его борода), и не самая свежая, но не в пример какому-нибудь Оливеру Стоуну ненавязчиво реализованная мысль (мол, фондовый рынок - это чепуха и жульничество, та же ролевая игра, только с более драматичными последствиями). Немало и забавных частных моментов - взять хотя бы украиноговорящих негров-"инвесторов" (бандюков). Другое дело, что при всей отвязности изначального замысла картину можно было бы довести до ума и некоторые линии додумать - например, Барнс, случайно став обладателем "мотыги судьбы", обнаруживает, что точно такая же кирка, судя по старому фоту, была у его прадедушки - но дальше этот сюжетный мотив никак не развивается, а жаль. Случайных моментов слишком много - не получает развития и "ритуальный акт корпоративной смерти и воскрешения" - коллективное сожжение списка недочетов в работе. Но кстати говоря, попытка увидеть в ролевиках-толкиенистах пародию на корпорацию, более, конечно, внятная, предпринималась еще Дени Арканом в "Веке помрачения". В "Мотыге судьбы" сатира - вряд ли основная задача авторов, они просто развлекаются. Однако в отличие от многих других современных российских кинематографистов, за их играми хотя бы занятно наблюдать.

(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com