?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Tuesday, May 17th, 2011
2:21a - "Дома вдовца" Б.Шоу, реж. Леонид Галлис, 1975
Хотя в последнее время и любят повздыхать, среди прочего, об утраченном жанре телеспектакля, большинство телеспектаклей 197-80-х годов - откровенная халтура, да еще и с претензиями. Леонид Галлис сам играет в "Домах вдовца" роль Сарториуса, явно подражая Ростиславу Плятту, но несмотря на достойных актеров в остальных ролях, зрелище все равно унылое. Впрочем, унылая и пьеса Шоу - помнится, именно она открывала его 6-томное собрание сочинений под редакцией Аникста. Сам Шоу включил ее в цикл т.н. "неприятных пьес", поскольку в ней поднимались острые по меркам конца 19 века вопросы: во время путешествия по Рейну английский джентльмен Тренч знакомится с девушкой Бланш, дочерью богатого отца мистера Сарториуса, который совсем не против выдать дочь замуж за родственника влиятельных аристократов; но когда дело с помолвкой улажено, Тренч вдруг выясняет, что Сарториус сколотил состояние на домах для бедняков, выжимая из них все соки, и брезгливо отказывается от денег, в ответ на что Сарториус ему объясняет, что выжатые деньги идут именно ему в счет процентов закладной, поскольку семья Тренча владеет землей, на которой стоят дома.

От драматургии Шоу в современном театральном активе вообще мало что осталось, в лучшем случае - "Пигмалион" и "Дом, где разбиваются сердца", а эта ранняя пьеса выглядит просто смехотворной, поскольку водевильный сюжет (с почти фарсовой развязкой: прекраснодушный джентльмен принимает правила игры и оказывается выжигой пострашнее любого дельца) служит основой для социальной драмы с обличительным посылом. Местами Шоу спасается своей фирменной иронией - на мой вкус, вымученной, но все-таки диалоги в духе: "Надо же человеку как-то жить" - "Не вижу в том необходимости" - несколько облегчают тяжеловесный пафос, в любой момент готовый обрушить шаткую водевильную конструкцию пьесы. В том, как выстроены роли друга доктора Тренча мистера Кокэйна, повернутого на хорошем тоне, вкусе и такте (Валентин Гафт) и Бланш (Анастасия Вертинская) присутствует самоирония, и если бы вся постановка оказалась выдержана в том же духе, она смотрелась бы лучше. Но Галлис-Сарториус, Олег Шкловский-Тренч и Всеволод Шиловский в роли помощника Сарториуса, сделавшего после увольнения карьеру на, как сказали бы сейчас, торговле инсайдерской информацией, играют всерьез, "со значением", и тяжеловесную пьесу это окончательно топит в пафосе, который хотя и остается модным (как и сто с лишним лет назад, прекраснодушные джентльмены демонстративно печалятся о судьбах бедного люда, предпочитая делать это за чужой счет), но по результатам экспериментов 20 века по части исправления несправедливого социального порядка звучит совсем неубедительно.

(comment on this)

2:24a - "Пер Гюнт" Г.Ибсена, Пражская академия сценических искусств и театр "Диск", реж. Адам Рут
Вдогонку к двум подряд премьерам по "Пер Гюнту" в разных театрах Москвы еще одного привезли на фестиваль "Твой шанс" из Праги. Чешская постановка на многое не претендует, молодой режиссер звезд с неба не хватает, исполнители - тоже, хотя ребята они очень симпатичные и без заморочек, не в пример участникам гамбургской "Бури" или испанской "Йермы" (последняя, хоть и студенческая работа, показывалась в те же дни не на "Твоем шансе", а в рамках года Испании). И тем не менее в спектакле многое, помимо собственно артистов, подкупает. Простая сценография - меблировка и ящики-коробки, сколоченные из некрашеных досок, пианистка, играющая не вариации на темы Грига, а оригинальную, в минималистском духе, музыку Яна Држизала, очень остроумные костюмы, точнее, аксессуары, из предметов нижнего белья: корона из лифчика, шапки из вывернутых наизнанку трусов, хвосты троллей - носки, цепляющиеся к поясу: просто, дешево, весело - и функционально! Вообще элементы эстрадного шоу и капустника в постановке присутствуют, но используются разумно, экономно, по делу. Главный герой (Ян Гушек) - не философствующий романтик, но обычный раздолбай, простой парень, какие, по словам мультяшного попугая Кеши, у нас на каждом шагу. И какие бы гадости он не творил, он остается обаятельным, поскольку и сам не ведает, что творит. Отсюда главным сюжетным стержнем спектакля становится линия Пера и Сольвейг - девушка не просто появляется в начале и в конце, она постоянно возникает по ходу представления, в том числе второго акта. Еще один сквозной персонаж - Пуговичник, только в отличие от спектакля Марка Захарова, где эта роль в исполнении Сергея Степанченко расширена и текстуально, и сюжетно, у Адама Рута он, задолго до появления в сцене на корабле в бурю (играет Пуговичника здесь Адам Краус) в течение всего первого действия в качестве "постороннего" молчаливо присутствует на сцене, он сидит в черном кожаном пальто спиной к публике и "отбивает" одну сцену от другой, раз за разом закидывая удочку. Неплохо, современно сделан открывающий второе действие эпизод, где Пер демонстрирует свое благополучие и преуспеяние - он и его компаньоны в фраках и котелках на фешенебельном курорте, обозначенном дырявым пляжным зонтиком, попивают абсент. В жанре наивного фарса решена встреча с Анитрой - здесь персонажи "конструируют" из тех же деревянных досок и ящиков коня, в качестве конской головы используя плетеную корзину. Деревянная лестница служит коню шеей, а в следующей сцене шторма она превращается в мачту корабля. Все очень просто, по-студенчески, но продуманно, осмысленно и совсем недурно для постдипломного спектакля исполнено.

(comment on this)

2:34a - Петр Налич в "Школе злословия"
Странно все-таки вышло: ведущие, во всяком случае задававшая тон Смирнова, то и дело подчеркивали, что при всем уважении к Наличу не являются поклонницами направления, в котором он работает, а между тем передача по форме представляла собой "концерт по заявкам". Но это по-своему логично, поскольку из диалогов между музыкальными номерами (на эти моменты я переключался - слушать пение Налича мне физически не по силам) с первых минут стало ясно - говорить тетушкам с гостем не о чем. Хотя он толково отвечал на все вопросы, развернуто, грамотно (вот бы он так интервью давал, когда просили - мне не требовалось, по счастью, но многие мои коллеги-приятели жаловались) - вот только ведущих мало что в связи с Наличем интересовало. Примечательно, что помимо песенок под гитарку, передачу оживляли либо перепалки тетушек при пассивном соучастии гостя, либо переключение темы на третьих лиц - разговор сразу оживлялся, едва заходила речь о Пелагее, о Шнуре, о "Битлз" и "Роллинг стоунз", но главным образом - об Олеге Погудине, этом, как изысканно выразилась Смирнова (если я правильно записал - мне показалось важным точно зафиксировать формулировку), "абсолютном конфетно-галантерейном воплощении высокодуховной пошлости". Ну вот и пригласили бы Погудина, нагнули б его себе и зрителям на радость - куда как веселее было бы, чем Налича слушать да между собой для виду цапаться. Я бы передачу с Погудиным тоже посмотрел с большей охотой - мое восприятие Погудина сходно со смирновским, но кроме того, мне регулярно приходится выдерживать дискуссии на уровне, в сравнении с которым "Школа злословия" - детский сад, с курьером нашей редакции Эльвирой. Она женщина очень даже замечательная, и ко мне весьма расположена, а я к ней - взаимно, но любит Погудина - и все тут. Я ей говорю - да он же... А она сразу меня затыкает, не хочет слушать, и любит его дальше, еще пуще прежнего. Пошел бы Погудин к тетушкам - вопрос второй, но сомневаюсь, что они его позвали бы. А Налича вот позвали - зачем? Чтобы пел под гитару? Так вроде ведущие, во всяком случае опять-таки Смирнова, признается, что не понимает, как половозрелый мужчина может под гитарку петь, и бардовскую песню как субкультуру тоже, по собственному признанию, не любит. "Мне будет 75 лет - я буду слушать Вас" - говорит Смирнова, ну так и подождала бы немного, пригласила бы Налича в свой срок (мне-то все равно, я до 75-летия Авдотьи Андреевны не доживу). Зачем же теперь? Тем более, что к самопиару он как будто бы не стремится, и занят чрезвычайно. Год назад на Евровидении от него ничего не возможно было добиться - по счастью, я не добивался, но кровью обливалось сердце мое, когда наблюдал я страдания коллег, недоумевавших справедливо: если Наличу Евровидение похуй - нахуй он на Евровидение приехал, не в цепях же его туда привезли, в самом деле? По поводу "Школы злословия" ощущения сходные. В результате студия "ШЗ" в присутствии Налича являла собой ожившее полотно Кустодиева - благодушие в гротескных формах, стилизованный лубок, производные от слова "интеллигент" срывались с горячих губ Авдотьи Андреевны поминутно, а вот необходимость "песни протеста" так и осталась в декларации - потому что при обозначенном неприятии бардов, полулюбительского гитарного музицирования и прочей интеллигентской шняги гордо называющая себя (со ссылкой на любимого Шнура) "старой рокершей" Смирнова - одной крови с Наличем. И ее вопрос: "Вы не боитесь превратиться в Гришковца" - не к месту и не ко времени, коль скоро и Налич, и Смирнова - такой многоголовый и бессмертный, как персонаж-интеллигент из толстовской "Кыси", коллективный Гришковец.

(80 comments |comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com