?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Thursday, May 12th, 2011
5:57p - выставки Варвары Бубновой и Антона Ольшванга в Третьяковской галерее на Крымском валу
Варваре Бубновой отведено всего два зала в том закутке, где обычно проходят временные экспозиции (там же был в прошлом году Сарьян), но как ни странно, экспозиция кажется очень целостной и полноценной. Есть даже ранние вещицы, и пусть "Изображение человека, который страдает животом" (1922-23) - явно не выдающееся произведение искусства, но учитывая, что многое из раннего у Бубновой пропало в силу исторических обстоятельств, уже кое-что. Неплохо и разнообразно представлен японский период, особенно 1930-40-е годы. Вообще Бубнова - очень интересная личность, и выставка, не сопровождающаяся против обыкновения обильными славословиями, позволяет это понять именно и прежде всего через творчество. Замечательная работа - "Два старика", 1957 - литография на китайской бумаге с изображением высокого сучковатого дерева и сидящей спиной к нему сгорбленной маленькой фигурой у корней. И поразительно хороши поздние рисунки, акварели, особенно женские портреты, созданные уже после возвращения в СССР в 1958-м - ничего "советского" в них нет вовсе, но и стилизацией под японское изобразительное искусство их не назовешь, они очень "авторские", при некотором очевидном влиянии японской техники: чудесный "Портрет А.О" (1967), лицо старой грузной цыганки на картине "Цыганка" (1966), а также два автопортрета - 1958-го года и более мрачный 1961-го. Все-таки японское для Бубновой, вероятно, оставалось влиянием стронним, несмотря на десятилетия, прожитые в Японии, а вот эстетика модернизма начала 20 века - это ее, коренное. Любопытно, что значительная часть экспонатов на выставке в Третьяковке - из собрания ГМИИ, главного ее, если можно так сказать, "конкурента".

До Ольшванга дошел со второй попытки - в прошлый раз, когда смотрел Лабаса, не добрался до зала спецпроектов (под номером 38), задвинутого в угол пятого этажа: пройти туда можно либо через весь двадцатый век на пятом этаже, либо через новейшие течение на четвертом, поднявшись потом по лестнице. И не особо стремился - в последний раз я там видел проект Гора Чахала, и это была чистой воды халтура с неимоверными претензиями. А Ольшванг оказался еще ничего. "Слой 99/9" представляет собой композицию из расставленных на полу довольно большого помещения отходов и утилизованной продукции машиностроения, а также развешанных по стенам картин с изображением металлических масок. "Объекты", если честно, большого впечатления не производят - мусор и мусор, и хотя концептуально они работают на то, что рассматривать проект можно "одновременно как промышленный, археологический и художественный музей", так сказать, в "тройной оптике", это все, говоря попросту, туфта. А вот портреты-маски - жутковатые, но очень интересные.

(comment on this)

5:59p - "Чайка" А.Чехова, ВГИК, курс. В.Фокина, реж. Владимир Еремин ("Твой шанс" в центре "На Страстном")
Накануне было открытие "Твоего шанса", и хотя на оренбургскую "Вестсайдскую историю" оставаться мы не собирались, но обстановка слишком уж располагала, и глинтвейн оказался до того вкусный, что идти в другое место совсем не захотелось - при том что сам спектакль, увы, того совсем не стоил. С вгиковской "Чайкой" вышло наоборот - мы пошли в кинотеатр "Художественный" на открытие испанской программы в рамках "Черешневого леса" с намерением там и остаться на концерт и на последующий фильм. Но посидев полчаса и съев столько пирожных, сколько позволяла вместительность наших тренированных желудков, заскучали. До начала официальной программы времени оставалось слишком много, шампанского почему-то не наливали, а на одних соках-водах долго не усидишь, особенно если и есть уже не хочется, а остается только смотреть, как старухи по сумкам эклеры рассовывают. За двадцать минут мы доскакали от Арбатской площади до Страстного, и это при том, что между "Александровским садом" и "Арбатской" синей линии вырубился эскалатор - пришлось бежать на "Боровицкую" через "Библиотеку".

По счастью успели к началу спектакля, который мне аттестовали как сугубо традиционный, а это верно не в полной мере. Радикальным подходом к пьесе он действительно не отличается, но и любопытных решений в нем немало. Начиная с представления действующих лиц - через интонацию, через пластику и мимику герои дают понять не только то, кем друг другу доводятся, но и как друг к другу относятся. "Его жена" - говорит Полина Андреевна с презрением к Шамраеву; "его дочь" - с гадливостью подхватывает Маша. Полина Андреевна вышла персонажем комическим, почти опереточным - в их общей сцене из первого акта Дорн постоянно отодвигается от нее, а она снова и снова подсаживается, и она же лихо отбирает у Дуняши полученный от Аркадиной "рубль на троих". Вообще "комедийность" чеховской пьесы режиссер, вероятно, хотел подчеркнуть - я не оставался на обсуждение, но говорят, что он сожалел - на спектакле маловато смеялись. Однако вместе с тем в постановке усилены "гамлетовские" мотивы - начиная с того, что перебрасываются Аркадина и Треплев в первом акте шекспировскими репликами не в том переводе, который использован Чеховым, а в более современном и привычном, и заканчивая тем, что в четвертом акте за сценой Костя играет не на рояле, а на флейте.

Монолог Нины "Люди, львы..." звучит под музыку из саундтрека к "Синему" Кесьлевского, и эта тема становится в музыкальном оформлении спектакля одним из лейтмотивов. Неожиданно проявляют себя и некоторые герои - у Тригорина (Максим Виноградов) через пугливую суету и сосредоточенную деловитость пробивается порой искренний пафос, Медведенко (Максим Емельянов) больше похож на простоватого мальчика, чем на занудного переростка, Дорн (самая, как мне показалось, зрелая актерская работа в спектакле - Владислав Михайлов) - обаятельный циник, в котором артистизма больше, чем во всех актрисах и беллетристах вместе взятых. Ольга Макеева, которая играет Нину, нарочно или нет подчеркивает типажное сходство с Анастасией Вертинской - но оправдать такой замах довольно сложно. О многих других решениях тоже можно спорить, насколько они точны и уместны, особенно что касается "маскарада" в последнем акте (Аркадина и компания носят карнавальные звериные маски) - но, во всяком случае, хорошо, что они есть.

Убегая на "Чайку" из "Художественного", не удержался, чтобы схватить на лету мороженое - его там предлагали очень навязчиво, безумная фея успела слопать две порции, но я мороженое не ем, потому что сразу простужаю горло. Пока скакали до Страстного, было и подавно не до десерта. Потом сразу начался спектакль. В антракте полез в сумку - а мороженое хоть и подтаяло, но даже не потекло - такое качество! Вкусное-превкусное, только чересчур сладкое.

(1 comment |comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com